Будет день мудреней...

Дата: 03-01-2016 | 19:05:41

 Под Рождество 

 

Наследье предков – одичавший сад.

Лети, душа, сквозь тьму, вдоль снеговея.

В норе подпольной кормит мышь мышат,

чьи писки тоньше лезвий брадобрея.

Качнулся месяц – пьяный бес схватил

серебряного молодца за пояс,

и Млечный гоголь-моголь  в небе взбил

Малевича квадратный мегаполис.

Под Рождество под Киевом дела

в зверинце Пацюка сложились странно:

 

трёх братцев-львят, – белейших! – родила

рудая львица, узница Иванна…

То - небо снова голосит о том,

что ангелы, ­­– с крылами, но без страсти

бойцовской, – разорили отчий дом,

посеяв грязных грызунов во власти.

То - вновь зовёт своих бесстрашных львов

земля из-под Рождественского снега,

зовёт творян, вершителей трудов,

гравёров острых и прямых углов,

чьё сердце – альфа, а чело – омега…

 

2016 

 

 

Шаурма-хауз 

 

Мясную бомбу шаурмы

вращает брат-азер на стержне.

А от сумы и до тюрьмы,

от бардака до кутерьмы  -

не дальше, чем при власти прежней.

Шипит, кружится бронтозавр,

и острый ножик под сурдинку

срезает с ароматных жабр -

для дымной шаурмы начинку.

И запах плоти над огнём

щекочет пряно Небу ноздри.

 

Что Авель? Дар его - при нём,

опасный, обоюдоострый...

Соблазном запаха и я

включён в пищеваренья морок,

в котором улицы змея,

питон длиною метров сорок,

готов без риска заглотнуть

на раз тиранозавра рекса

и сыто на весь год заснуть,

явив всего живого суть,

не ослабевшую ничуть, -

заглот на уровне рефлекса... 

 

2015


Колыбельная

Сладкий Хулио в свежем бронзаже, в загаре Иглезиас
закрывает глаза, не кончая, поёт про амор.
В холодильнике - вакуум. Мышь психанула, повесилась.
На стекле ледовитом ветвится январский узор.
В ледниках - и гора Арарат. И ковчег не отыщется.
Азнавур подвывает - про свой, про парижский, лямур.
Жизнь стращает счетами, бедовая баба-обидчица.
По сусекам скребётся мороз - людоед, самодур.

По сараям - чувалы со скарбом, со скорбною рухлядью.
По обочинам - сёла. Промежду сугробов - кресты.
Олигарховы сны громоздятся награбленной утварью.
Спит неправедный суд.
Засыпай, мой хороший, и ты!
Сладкий Хулио входит в контакт с шоколадной Кончитою.
Педро Гомес протёр справедливой навахи клинок.
Синий спирт сериала над ночью плывёт ледовитою.
Будет день мудреней.
Засыпай, поскорей, мой сынок!


Насладилась! Сережа, спасибо!!!

Большое спасибо, Люда!


С Рождеством Христовым, снежным и морозным!