Джон Донн. Стихотворения.

Дата: 22-10-2002 | 09:07:48

John Donne (1573-1631)

A Valediction: Forbidding Mourning

As virtuous men pass mildly away,
And whisper to their souls, to go,
Whilst some of their sad friends do say,
"The breath goes now," and some say, "No:"

So let us melt, and make no noise,
No tear-floods, nor sigh-tempests move;
'Twere profanation of our joys
To tell the laity our love.

Moving of th' earth brings harms and fears;
Men reckon what it did, and meant;
But trepidation of the spheres,
Though greater far, is innocent.

Dull sublunary lovers' love
(Whose soul is sense) cannot admit
Absence, because it doth remove
Those things which elemented it.

But we by a love so much refin'd,
That ourselves know not what it is,
Inter-assured of the mind,
Care less, eyes, lips, and hands to miss.

Our two souls therefore, which are one,
Though I must go, endure not yet
A breach, but an expansion,
Like gold to airy thinness beat.

If they be two, they are two so
As stiff twin compasses are two;
Thy soul, the fix'd foot, makes no show
To move, but doth, if the' other do.

And though it in the centre sit,
Yet when the other far doth roam,
It leans, and hearkens after it,
And grows erect, as that comes home.

Such wilt thou be to me, who must
Like th' other foot, obliquely run;
Thy firmness makes my circle just,
And makes me end, where I begun.

ПРОЩАЛЬНОЕ СЛОВО, ЗАПРЕЩАЮЩЕЕ ПЕЧАЛЬ.

Пред смертью праведник душе
Шепнет ”Ступай”, и не дыша
Друзья следят: ушла уже,
Иль нет еще его душа.

Так бы и нам уйти в свой час
Без лишних вздохов и речей;
Не выставляя напоказ
Любви и радости своей.

Земля, кружась, творит химер
И страх; умы потрясены;
Но содроганья дальних сфер ,
Хоть и грозней, нам не страшны.

Страсть – это плоть земной любви,
Она не примет забытье
Отсутствия, ведь с ним, увы,
Уйдет все то, в чем суть ее.

Но столь чиста любовь у нас,
Что не постичь ее умом,
Когда не видим губ и глаз
Наедине с тобой вдвоем.

Я ухожу, но мы – одно,
Двоих нас не разъединить,
Как золотое полотно,
Когда растягивают в нить.

И все ж нас двое: ты и я,
Мы – ножки циркуля, и круг
Ведут один два острия,
Ты – в центре, я – тебя вокруг.

Чем дальше от тебя кружу,
Тем больше клонишься ко мне,
Но лишь к тебе я подхожу,
Ты выпрямляешься вполне.

Ты – центр души моей, когда
Я вкруг тебя вершу свой путь,
И потому, что ты тверда,
Могу, где начал, круг замкнуть.


The Good-Morrow. John Donne (1572-1631).

I wonder, by my troth, what thou and I
Did, till we loved? were we not weaned till then,
But sucked on country pleasures, childishly?
Or snorted we in the seven sleepers' den?
'Twas so; but this, all pleasures fancies be.
If ever any beauty I did see,
Which I desired, and got, 'twas but a dream of thee.
And now good morrow to our waking souls,
Which watch not one another out of fear;
For love all love of other sights controls,
And makes one little room an everywhere.
Let sea discovers to new worlds have gone,
Let maps to others, worlds on worlds have shown:
Let us possess one world; each hath one, and is one.
My face in thine eye, thine in mine appears,
And true plain hearts do in the faces rest;
Where can we find two better hemishperes,
Without sharp North, without declining West?
Whatever dies was not mixed equally;
If our two loves be one, or thou and I
Love so alike that none do slacken, none can die.


Доброе утро.

Что делали с тобой мы до любви?
Иль не были еще отлучены
От игр детских в зарослях травы?
И сна в семь сонь, и вздохов тишины?
Так было, да; но это - область грез.
Коль видеть красоту мне довелось,
Ту, что хотел, - все, все в тебе сошлось.
Шлю утро доброе не спящим, нам,
Не видящим друг друга от испуга;
Ведь вся любовь открыта всем глазам,
А дом – ветрам от севера до юга.
Пусть век открытий новых стран прошел,
Пускай другим не вылезать из школ:
Я, как и ты, один лишь мир нашел.
И в наших взглядах - образы друг друга,
А в них – простые, верные сердца;
Где лучше нам найти два полукруга,
Два полюса и два полукольца?
Не смешивает вещи Смерть равно;
Пусть на двоих одна любовь нам, но
Тебе и мне жить вечно суждено.

040902


Алхимия любви. Джон Донн.
JOHN DONNE (1572-1631)
LOVE'S ALCHEMY
1 Some that have deeper digg'd love's mine than I,
2 Say, where his centric happiness doth lie;
3 I have lov'd, and got, and told,
4 But should I love, get, tell, till I were old,
5 I should not find that hidden mystery.
6 Oh, 'tis imposture all!
7 And as no chemic yet th'elixir got,
8 But glorifies his pregnant pot
9 If by the way to him befall
10 Some odoriferous thing, or medicinal,
11 So, lovers dream a rich and long delight,
12 But get a winter-seeming summer's night.

13 Our ease, our thrift, our honour, and our day,
14 Shall we for this vain bubble's shadow pay?
15 Ends love in this, that my man
16 Can be as happy'as I can, if he can
17 Endure the short scorn of a bridegroom's play?
18 That loving wretch that swears
19 'Tis not the bodies marry, but the minds,
20 Which he in her angelic finds,
21 Would swear as justly that he hears,
22 In that day's rude hoarse minstrelsy, the spheres.
23 Hope not for mind in women; at their best
24 Sweetness and wit, they'are but mummy, possess'd.

Алхимия любви.

Те, кто глубже меня любовь таят,
Знают, где счастья скрывается клад;
Я люблю, любил давно,
И старым стану , любя, все равно
Мне тайна сия не откроет врат.
О, это все ложь, баловство!
Алхимик найти эликсир не мог,
Но славил свой пузатый горшок,
Когда он вдруг отыскал вещество,
Которое мир не знал до него.
Кто любит, век наслаждаться непрочь,
А ждет их промозглого лета ночь.

Бережливость, удобство, честь - прозри,
Надо ль оплачивать пузыри?
В них нет любви, не любой
Быть мог бы счастлив, как я; кто любовь
Продлил бы дольше улыбки зари?
Дурак влюбленный клянется друзьям:
Не тело вступает в брак, а душа -
Он ангела ценит, ему служа,
Клянется, не веря своим глазам.
Не веря ушам, что слушает храм.
Сферы небес - не для женщин живых,
Нежность и ум - жребий лучших из них.

080902



Бесконечность любви. Джон Донн.
Lovers Infiniteness
John Donne (1572-1631)

If yet I have not all thy love,
Dear, I shall never have it all;
I cannot breathe one other sigh, to move,
Nor can intreat one other tear to fall;
And all my treasure, which should purchase thee--
Sighs, tears, and oaths, and letters--I have spent.
Yet no more can be due to me,
Than at the bargain made was meant;
If then thy gift of love were partial,
That some to me, some should to others fall,
Dear, I shall never have thee all.

Or if then thou gavest me all,
All was but all, which thou hadst then;
But if in thy heart, since, there be or shall
New love created be, by other men,
Which have their stocks entire, and can in tears,
In sighs, in oaths, and letters, outbid me,
This new love may beget new fears,
For this love was not vow'd by thee.
And yet it was, thy gift being general;
The ground, thy heart, is mine; whatever shall
Grow there, dear, I should have it all.

Yet I would not have all yet,
He that hath all can have no more;
And since my love doth every day admit
New growth, thou shouldst have new rewards in store;
Thou canst not every day give me thy heart,
If thou canst give it, then thou never gavest it;
Love's riddles are, that though thy heart depart,
It stays at home, and thou with losing savest it;
But we will have a way more liberal,
Than changing hearts, to join them; so we shall
Be one, and one another's all.

Бесконечность Любви.

Коль всей твоей любви я не имею,
Ты никогда моей не будешь вся;
Ни шевельнуться, ни вздохнуть не смею,
Ни горьких слез пролить уже нельзя.
Свои богатства: письма, клятвы, вздохи,
Чтобы тебя купить - истратил я;
А больше ничего, ни самой малой крохи,
Не означала сделка та моя.
Коль дар твоей любви - всего лишь часть
И ты со мной, и с кем-то делишь страсть,
Тебя любить - себя лишь обокрасть.

А если ты мне отдалась всецело,
Все - это все, что мы в себе таим;
Но если твоим сердцем овладела
Любовь, что создана была другим,
Чьи слезы, клятвы, письма, охи, ахи
Своим запасом превзошли мои,
Другие опасения и страхи
Коснулись бы другой твоей любви.
Но это так, твой дар всецело мой;
Ты - вся моя и телом, и душой,
Всей сущностью небесной и земной.

И все же я, увы, не всем владею;
Владея всем, что еще можно ждать?
Я с каждым днем любовью богатею,
Имей дары, чтоб снова награждать.
Не каждый день отдать себя ты хочешь;
Любовь таит загадку, а не ложь:
Теряя сердце, ты его находишь,
Растрачивая, ты его спасешь.
Но нам с тобою лучшее подстать:
Не изменять сердца - объединять,
И друг для друга всем на свете стать.

120902





У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!