Блейк. Иерусалим. Лист 82

Уильям Блейк. Иерусалим, лист 82,


«…Я внемлю стонам Иерусалим и Валы причитаньям —
Нам вечно суждено изгоями быть в жизни и любви,
Коль формы страшные в объятьях наших не удержим.
А без иллюзий гибель нам грозит, исчезновенье,
5 Смотрите, нет иллюзий у меня — и вот, я плачу!
И молоко, пропитанное духом стад и агнцев,
И мирных голубей по чашам глиняным я разливаю.
Могучий Хайл становится рыдающим младенцем,
И мёртвых Призраки спешат за нитями моими».

10 Двенадцать Дщерей Альбиона слушали, лучась
В беседках тайных Кембриджа и Оксфорда, и с облаком Раав
Сливаясь; Кембел нежно напевала, колесо вращая,
Крылатый двигая челнок и тонкие сплетая нити.
Златая пряжа, оживая под её рукой, тянулась
15 Сквозь белый остров и друидов храмы наполняла,
Пока глас Гвендолен с вершины Скиддо раздавался.

В ладони левой Гвендолен сокрыла свой Обман,
Чтоб заманить сестёр в далёкий Вавилон к Евфрату,
Но позабыла, что Обман в себе пророчество таит, —
20 В кулак его зажала, руку за спину, назад,
За чресла завела и Ложь свою произнесла:

«Я знаю, что сказала Энитармон Лосу: „Пусть забвеньем
Наказан будет Альбион! Пусть дочери его
Рассеются в краях Амалика, Ханаана и Моава!
25 Пусть Альбион в безжизненную пустошь превратится!
Пусть в Ткальнях Энитармон, в Кузнях Лоса создаются
Израйль и Вавилон, Египет и Моав, Амалик,
Эллада, Гесперия, Индостан, Япония, Китай!
Но как проклятие, как жертвенник, Америку сокрой“.
30 О Сестры, чуден Ханаан, Египет — райский сад,
Предел желаний — Вавилон, Моав — купальня наша!
Взрастим же это древо перед Иерусалимом,
Чтоб Друга Грешников казнить, чтоб разорвать Завесу,
И чтоб Америку отсечь, чтоб тайный скрыть ковчег,
35 Чтоб ярость Мужа истощить войной, чтоб Женственность цвела!
Пыл наших чресл ведёт нас к Вавилону — на восток!
И Хайл стал чадом милым — вот он на груди моей
Лежит, сернувшись под вуалью — здесь его чудесный образ!
Его мученьями я наслаждаюсь и кормлю его
40 Плодами с Древа Альбиона, сладким молоком и спорами могучих
О жертвах пленников, чтоб Человечности обман великий
Войною стал и Жертвоприношеньем. За руки его
Я пригвоздила к Батраббиму, за ноги к стене Хешбона.
Обняв его и стонами его упившись, я любуюсь им!»
45 Она раскинула вуаль от Мам-Тора вершины до Давдейла,
И несравненной красотой своей пред сёстрами блистала.
Хайл извивался Червем [в Ткальне, весь покрытый чешуёй,
Он вьющимся стал Червем], а не плачущим Младенцем!
От ужаса и жалости крича, она бежала прочь —
50 Она красавица, а он всего лишь гнусный червь.
Он в гневе — и дрожат пустыни, сморщившись от страха!

И задрожала Кембел, Ревности и Зависти полна!
Тогда, чтоб Агнца погубить, от Кафедрона Ткален
Метнулась Ревность к сердцу нежной Иерусалим,
55 Томящейся на Масличной горе, к Востоку от Холма Сиона.

Лос зрел: гиль Зависти нависла над седьмою печью
Над Тауэром Лондона, над Темзой; и привёл он Кембел в ярость,
Громовыми мехами, и когда взорвалась печь
Над рыбным рынком Биллингсгейта пред вратами Лоса,
60 Под Альбиона Древом роковым, Лос показал ей жилы
Её возлюбленного — Зависть разгорелась, и она
В тяжёлых схватках в пламени печи произвела
На свет могучий образ Хэнда по желанью своему.
То в топке, то в винодавильне, день и ночь ступала
65 Нагая между гроздий человечьих, и вином печали,
Она поила страждущих в печах, не замечая жара
Бушующего пламени вокруг, [вопя за днями дни,
В скелет кровавый обратившись и,] уродуя себя,
Она другому отдала свою красу, и истязая
70 Себя своей рукой железной, словно в кандалы,
Его конечности в любви железные объятья заключала.

Узрела Гвендолен Дитя в объятиях сестры, завыла,
Над лесом, горькою слезой омыла вьющегося Червя
И каясь, и кружась в потоке, поднятом мехами Лоса,
75 Свой труд любовный начала в винодавильне Лувы
Чтоб болью и слезами Червя обратить в любовный образ.
Её узрев, дрожали в Ткальнях сёстры и, смягчившись,
Бежали в Лондон и остановились у печей открытых,
И там, в печах скорбей, в слезах свои отдали души.

80 Лос у печей всё это видел и довольный молвил:

«Я знал, что я Уртона и Небесных Врат Хранитель,
И, если захочу, могу войти в Сады блаженства,
Но муками любви притянут бренности и чреслам —
К фонтану, свитому из труб и жил, О брат мой, Альбион!…»

8 августа 2015, Искья, Италия

Jerusalem The Emanation of The Giant Albion Plate 82

I have heard Jerusalems groans; from Valas cries & lamentations
I gather our eternal fate: Outcasts from life and love:
Unless we find a way to bind these awful Forms to our
Embrace we shall perish annihilate, discoverd our Delusions.
5 Look I have wrought without delusion: Look! I have wept!
And given soft milk mingled together with the spirits of flocks
Of lambs and doves, mingled together in cups and dishes
Of painted clay; the mighty Hyle is become a weeping infant;
Soon shall the Spectres of the Dead follow my weaving threads.

10 The Twelve Daughters of Albion attentive listen in secret shades
On Cambridge and Oxford beaming soft uniting with Rahabs cloud
While Gwendolen spoke to Cambel turning soft the spinning reel:
Or throwing the wingd shuttle; or drawing the cords with softest songs
The golden cords of the Looms animate beneath their touches soft,
15 Along the Island white, among the Druid Temples, while Gwendolen
Spoke to the Daughters of Albion standing on Skiddaws top.

So saying she took a Falshood & hid it in her left hand:
To entice her Sisters away to Babylon on Euphrates.
And thus she closed her left hand and utterd her Falshood:
20 Forgetting that Falshood is prophetic, she hid her hand behind her,
Upon her back behind her loins & thus utterd her Deceit.

I heard Enitharmon say to Los: Let the Daughters of Albion
Be scatterd abroad and let the name of Albion be forgotten:
Divide them into three; name them Amalek Canaan & Moab:
25 Let Albion remain a desolation without an inhabitant:
And let the Looms of Enitharmon & the Furnaces of Los
Create Jerusalem, & Babylon & Egypt & Moab & Amalek,
And Helle & Hesperia & Hindostan & China & Japan.
But hide America, for a Curse an Altar of Victims & a Holy Place.
30 See Sisters Canaan is pleasant, Egypt is as the Garden of Eden:
Babylon is our chief desire, Moab our bath in summer:
Let us lead the stems of this Tree let us plant it before Jerusalem
To judge the Friend of Sinners to death without the Veil:
To cut her off from America, to close up her secret Ark:
35 And the fury of Man exhaust in War! Woman permanent remain
See how the fires of our loins point eastward to Babylon
Look. Hyle is become an infant Love: look! behold! see him lie!
Upon my bosom. look! here is the lovely wayward form
That gave me sweet delight by his torments beneath my Veil;
40 By the fruit of Albions Tree I have fed him with sweet milk
By contentions of the mighty for Sacrifice of Captives;
Humanity the Great Delusion: is changd to War & Sacrifice:
I have naild his hands on Beth Rabbim & his [feet] on Heshbons Wall:
O that I could live in his sight: O that I could bind him to my arm.
45 So saying: She drew aside her Veil from Mam-Tor to Dovedale
Discovering her own perfect beauty to the Daughters of Albion
And Hyle a winding Worm beneath [her Loom upon the scales.
Hyle was become a winding Worm:] & not a weeping Infant.
Trembling & pitying she screamd & fled upon the wind:
50 Hyle was a winding Worm and herself perfect in beauty:
The desarts tremble at his wrath: they shrink themselves in fear.

Cambel trembled with jealousy: she trembled! she envied!
The envy ran thro Cathedrons Looms into the Heart
Of mild Jerusalem, to destroy the Lamb of God. Jerusalem
55 Languishd upon Mount Olivet, East of mild Zions Hill.

Los saw the envious blight above his Seventh Furnace
On Londons Tower on the Thames: he drew Cambel in wrath,
Into his thundering Bellows, heaving it for a loud blast!
And with the blast of his Furnace upon fishy Billingsgate,
60 Beneath Albions fatal Tree, before the Gate of Los:
Shewd her the fibres of her beloved to ameliorate
The envy; loud she labourd in the Furnace of fire,
To form the mighty form of Hand according to her will.
In the Furnaces of Los & in the Wine-press treading day & night
65 Naked among the human clusters: bringing wine of anguish
To feed the afflicted in the Furnaces: she minded not
The raging flames, tho she returnd [consumd day after day
A redning skeleton in howling woe:] instead of beauty
Defo[r]mity: she gave her beauty to another: bearing abroad
70 Her struggling torment in her iron arms: and like a chain,
Binding his wrists & ankles with the iron arms of love.

Gwendolen saw the Infant in her siste[r]s arms; she howld
Over the forests with bitter tears, and over the winding Worm
Repentant: and she also in the eddying wind of Los's Bellows
75 Began her dolorous task of love in the Wine-press of Luvah
To form the Worm into a form of love by tears & pain.
The Sisters saw! trembling ran thro their Looms! soften[ing] mild
Towards London: then they saw the Furna[c]es opend, & in tears
Began to give their souls away in the Furna[c]es of affliction.

80 Los saw & was comforted at his Furnaces uttering thus his voice.

I know I am Urthona keeper of the Gates of Heaven,
And that I can at will expatiate in the Gardens of bliss;
But pangs of love draw me down to my loins which are
Become a fountain of veiny pipes: O Albion! my brother!


Примечания

Дизайн: справа на полях текста изображён длинный извилистый червь (winding worm) – символ бренности (червь, поедающий трупы).
1—9, 22—44: окончание монолога Гвендолен. 10—21, 45—80: текст от автора. 81—84: начало монолога Лоса. 47—48 и 67—68: наполовину стёртые строки [стёртый текст восстановлен и заключён здесь в квадратные скобки].
28 Гесперия — древнее название Италии у греков (или Испании у римлян).
31 «Моав — купальня наша!...» (“Moab our bath in summer...”) — cм. Псалмы 59 и 107: «Моав — умывальная чаша Моя».
32. «Взрастим же это древо перед Иерусалимом...» — имеется в виду Древо Альбиона, Древо Тайны, а также крест распятия.
43. Батраббим (дочь многих народов) (Песнь Песней 7:5 ) — ворота города Хешбона (или Есевона, см. комментарий к Листу 80).
45. От вершины пика Мам-Тор (Mam-Tor) до низины (долины между гор) Давдейл (Dovedale) в Дербишире — как и во многих других образах этого фрагмента, здесь подразумевается сексуальный подтекст.
59. Биллингсгейт (Billingsgate) — рыбный рынок в Лондоне на южном берегу Темзы.




Д. Смирнов-Садовский, поэтический перевод, 2015

Сертификат Поэзия.ру: серия 1085 № 113807 от 25.08.2015

0 | 0 | 995 | 30.01.2023. 03:44:26

Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать это произведение.