Блейк. Иерусалим. Лист 80


Уильям Блейк. Иерусалим

Лист 80


...Меж спутанных корней внутри заледенелой сети
Брожу и горько плачу я в тревоге материнской
О чадах милых. Омертвев душой, я словно червь,
Осуждена на вечный мрак, на страшные мученья —
5 Потеряна, потеряна, потеряна навеки!»
А Вала под тимпан военный, воет на ветру,
Красой средь пленников блистая, и напев тягучий
С жестокой святостью от Арнона и Иордана
Летит к Евфрату. Иерусалим, дрожа, вослед ступает,
10 И сыновья её в неволе слышат Валы песнь,
Как гром гремящую из чёрной беспросветной тучи:
«Прочь, прочь от Иерусалим, прочь от исчадия блудницы!
Пусть вечный суд, неистовое пламя, муки ада
Обрушатся на голову её — иллюзия исчезнет,
15 И сгинет Женщина, а вместе ней и Рай Небесный!

Мне повелел отец, любимый Лува мой: в ночи
Предать Гиганта Альбиона смерти безвозвратной —
Убить царя людей! Но бился Альбион жестоко,
И Луву победил — меня он взял, а моего отца
20 Убил, но я теплом груди своей его вернула к жизни.
Когда он вышел, промрачнел Гигант, и запылал
От ревности. Но Лува создал нож и дал его
Он дочери своей, — не знали в Альбионовом краю
Что можно умереть и не вернуться к жизни! Прежде
25 На павших в битве мы смотрели с жалостью, с любовью,
И в кущах тайно оживляли их, но Альбиона
Я пропитала труп бальзамом нравственных законов
Приправив сладким ароматом ревности, сокрыв
Его в груди своей, чтоб не восстал и не убил он Луву.
30 О Агнец Божий, смилуйся! О сжалься, Иисус!
Войди в палаты Лувы, но не воскрешай умерших!»

Так пела Вала, яростно веретено вращая,
Вылавливая пряжей души пленников уснувших,
В лён вмешивая их, соединяя с облаком, и тело
35 Для Иерусалим сплетая в образе дракона,
Вознесшегося над Сиона древними холмами.

В крови, в огне веретено кружилось, трубы брани
Гремели, и пред игемонами кимвалами бряцая,
Плясали Кембел с Гвендолен, а в облаке звенел
40 Торжественный напев Раав и Дщерей Альбиона.
Лос с ужасом взирал, и жалость в нём боролась с гневом,
Из состраданья он отправил их за узкие моря
Меж Альбиона четырёх лесов, заполонивших Землю,
Но к храмам Власти, словно молнии, они вернулись,
45 Ведя на Иерусалим полки воинственных племён,
Народов яростных от севера Европы и до римлян
И греков, а из Азии — ливанцев, персов и индусов.

В змеиных храмах от широкой Солсбери равнины
И до Амалека, Ханаана и Моава — всюду
50 Слышны рыданья, крики, стоны жертв, костры пылают,
Раав, как облако неясное, парит уныло,
Накрыв бесформенною массой Землю, обвиняя
Всё ясное в грехе — незримое и видимое глазу
Она уродует, растягивая вдоль и поперёк,
55 И пьяная от стонов, криков и рыданий жертв,
Над Иерусалима стенами хохочет, завывая.

Хэнд, спавший на вершине Скиддо, был пленён красой
Лучистой Кембел. Отстранившись от него, она
Обманным светом над горой сияла и пила
60 Возлюбленного вздохи, в сладком опьяненьи
Вытягивая жилы из него. Ночами к древу Альбиона
Она спешила, утром — к Скиддо, чтобы фибры Хэнда
Отправить за Уэльс гористый в Ткальни Кафедрона.
И он помчался сквозь Европу под Сиона сень, чтоб тело
65 Для Иерусалим соткать противное для Агнца.

А Хайл выл на Луну в скалистом диком Дербишире —
Его страдающее сердце, что в груди как Солнце светит
(Что всем известно в Вечности), слезами затопила Гвендолен,
Сокрыв его между рёбер и хребтом, и втиснув меж зубами
70 Его язык, упившись жалостью и счастьем, красотой
Пред ним сияя, почки Хайла в две неправильные формы
Скрутила и, на Древо Альбиона глядя, два вместилища сплела
Для семени — блестящие как снег на склонах Скиддо,
75 Изящно изогнув их для удобства своего, —

Она упрятала их в чреслах. Завывая он бежал средь скал,
В противной Агнцу форме Добродетели Моральной.
Незрима чаровница, что дала ему такую форму,
Законом отвергая Агнца Божьего и Милосердье,
80 Играя в Ткальнях громовых, как в сладостном дурмане,
Рыданьем, воплями и криком наполняя чаши
Из серебра и хрусталя — вином любовного точила Лувы.

«О Кембел — Гвенделен рекла, когда лучи сестёр
Сошлись над склоном, — как нам сохранить сей жуткий образ
В оковах наших хилых? Вновь я трепещу в смятеньи…»

31 июля 2015, Сент-Олбанс


Plate 80


Encompassd by the frozen Net and by the rooted Tree
I walk weeping in pangs of a Mothers torment for her Children:
I walk in affliction: I am a worm, and no living soul!
A worm going to eternal torment! raisd up in a night
5 To an eternal night of pain, lost! lost! lost! for ever!
Beside her Vala howld upon the winds in pride of beauty
Lamenting among the timbrels of the Warriors: among the Captives
In cruel holiness, and her lamenting songs were from Arnon
And Jordan to Euphrates. Jerusalem followd trembling
10 Her children in captivity. listening to Valas lamentation
In the thick cloud & darkness. & the voice went forth from
The cloud. O rent in sunder from Jerusalem the Harlot daughter!
In an eternal condemnation in fierce burning flames
Of torment unendurable: and if once a Delusion be found
15 Woman must perish & the Heavens of Heavens remain no more

My Father gave to me command to murder Albion
In unreviving Death; my Love, my Luvah orderd me in night
To murder Albion the King of Men. he fought in battles fierce
He conquerd Luvah my beloved: he took me and my Father
20 He slew them: I revived them to life in my warm bosom
He saw them issue from my bosom, dark in Jealousy
He burnd before me: Luvah framd the Knife & Luvah gave
The Knife into his daughters hand! such thing was never known
Before in Albions land, that one should die a death never to be reviv'd!
25 For in our battles we the Slain men view with pity and love:
We soon revive them in the secret of our tabernacles
But I Vala, Luvahs daughter, keep his body embalmd in moral laws
With spices of sweet odours of lovely jealous stupefaction:
Within my bosom, lest he arise to life & slay my Luvah
30 Pity me then O Lamb of God! O Jesus pity me!
Come into Luvahs Tents, and seek not to revive the Dead!

So sang she: and the Spindle turnd furious as she sang:
The Children of Jerusalem the Souls of those who sleep
Were caught into the flax of her Distaff, & in her Cloud
35 To weave Jerusalem a body according to her will
A Dragon form on Zion Hills most ancient promontory

The Spindle turnd in blood & fire: loud sound the trumpets
Of war: the cymbals play loud before the Captains
With Cambel & Gwendolen in dance and solemn song
40 The Cloud of Rahab vibrating with the Daughters of Albion
Los saw terrified, melted with pity & divided in wrath
He sent them over the narrow seas in pity and love
Among the Four Forests of Albion which overspread all the Earth
They go forth & return swift as a flash of lightning.
45 Among the tribes of warriors: among the Stones of power!
Against Jerusalem they rage thro all the Nations of Europe
Thro Italy & Grecia, to Lebanon & Persia & India.

The Serpent Temples thro the Earth, from the wide Plain of Salisbury
Resound with cries of Victims, shouts & songs & dying groans
50 And flames of dusky fire, to Amalek, Canaan and Moab[.]
And Rahab like a dismal and indefinite hovering Cloud
Refusd to take a definite form. she hoverd over all the Earth
Calling the definite, sin: defacing every definite form;
Invisible, or Visible, stretch'd out in length or spread in breadth:
55 Over the Temples drinking groans of victims weeping in pity,
And joying in the pity, howling over Jerusalems walls.

Hand slept on Skiddaws top: drawn by the love of beautiful
Cambel: his bright beaming Counterpart, divided from him
And her delusive light beamd fierce above the Mountain,
60 Soft: invisible: drinking his sighs in sweet intoxication:
Drawing out fibre by fibre: returning to Albions Tree
At night: and in the morning to Skiddaw; she sent him over
Mountainous Wales into the Loom of Cathedron fibre by fibre:
He ran in tender nerves across Europe to Jerusalems Shade,
65 To weave Jerusalem a Body repugnant to the Lamb.

Hyle on East Moor in rocky Derbyshire, rav'd to the Moon
For Gwendolen: she took up in bitter tears his anguishd heart,
That apparent to all in Eternity, glows like the Sun in the breast:
She hid it in his ribs & back: she hid his tongue with teeth
70 In terrible convulsions pitying & gratified drunk with pity
Glowing with loveliness before him, becoming apparent
According to his changes: she roll'd his kidneys round
Into two irregular forms: and looking on Albions dread Tree,
She wove two vessels of seed, beautiful as Skiddaws snow;
75 Giving them bends of self interest & selfish natural virtue:

She hid them in his loins; raving he ran among the rocks,
Compelld into a shape of Moral Virtue against the Lamb.
The invisible lovely one giving him a form according to
His Law a form against the Lamb of God opposd to Mercy
80 And playing in the thunderous Loom in sweet intoxication
Filling cups of silver & crystal with shrieks & cries, with groans
And dolorous sobs: the wine of lovers in the Wine-press of Luvah

O sister Cambel said Gwendolen, as their long beaming light
Mingled above the Mountain[:] what shall we do to keep
85 These awful forms in our soft bands: distracted with trembling


Примечания

Дизайн: Справа от текста изображены повисшие в воздухе человеческие фигуры, превращаемые в змеиные или червеобразные формы, вероятно имеющие отношение к Гвендолен и Хайлу, а также к Кэмбел и Хэнду.

8—9. «от Арнона и Иордана / Летит к Евфрату» — то есть от землли Древнего Израиля к Вавилону, где в плену находились дети Иерусалим. Арнон (Arnon — означает «стремительный») — река в Иордане, берущее начало в горах Галаада и впадающая в Мёртвое море. Ныне называется Вади Эль-Мауджи. Река служила границей между Иудеей и Набатейским царством. У Блейка это «река рождения», а также женские гинеталии, сексуальное начало.

57. Скиддо (Skiddaw) — гора в национальном парке Озёрный край в Великобритании. Вершина Скиддо раздваивается, формой своей напоминая женскую грудь, и предположительно поэтому служит здесь «образом грубой сексуальности» (см. комментарий Мортона Пэйли, 266).

66. Ист Мур — вересковая пустошь в Пик-дистрикт, графство Дербишир.

82. Точило — здесь в смысле приспособления для отжима сока из виноградных ягод.




Д. Смирнов-Садовский, поэтический перевод, 2015

Сертификат Поэзия.ру: серия 1085 № 113303 от 31.07.2015

0 | 0 | 938 | 08.02.2023. 16:26:37

Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать это произведение.