И о наряженном в белую майку горнисте...

Дата: 16-06-2015 | 11:09:51


* * *



Бабочка, дрянь с бриллиантовой пылью на крыльях,
с годной на корм воробью лишь козявкой брюшка!
Сколько, однако ж, воспеших тебя! – Словно быль их
легче – с травою мешка...
Нежная лярва, никчемный клочок совершенства,
над броненосцем утоплым порхающий флаг...
Средь конопли озоруя, ты делишь блаженство
с парой угарных бродяг.

Всё же не вправе и я от тебя откреститься –
утро ли прежнее чту в иероглифах крыл?
День ли предчувствую тот, где полковник Синица
вместе нас пустит в распыл?
Ведь генерал Горобец, к картотеке склоняясь,
на килотоннах отчёта фиксируя взгляд,
тяжесть в груди ощущает, секретную зависть
к лёгкости малых зверят.

Лёгкость – большая метафора. От Антиоха
рифмам смеялось вослед махаона крыло.
Всё же, что врали с чугунными лицами, плохо
веку на совесть легло.
Лёгкость – последнее в этих камнях бескорыстье:
четырёхкрылый, подобный строфе, мотылёк,
крылья смежая-рифмуя, садится на листья
и о наряженном в белую майку горнисте
всё безнадёжней и, кажется, всё золотистей
вновь повторяет урок...





Перевод на болгарский



* * *


Хвъркащо нещо с брилянтни крилца – пеперуда,
с меко коремче – храна за врабци е това!
Как те възпяват! А можеш по-лесно да бъдеш
само торбичка с трева...
Призрак ефирен, ненужно парче съвършенство,
над броненосец потънал развяващ се флаг...
Посред конопа лудуваш, споделяш блаженство
с двойка бродяги в овраг.

Все пак не мога към теб да съм тягостен – мигар
утро предишно в крила-йероглифи съм взел?
Сякаш предчувствам, че скоро полковник Синигер
ще ни реди за разстрел!
Щом генералът Врабец, картотека оправил,
поглед отправя към тез килотонни лета,
тежест в гърдите усеща – секретната завист –
как се лети с лекота.

Тя, лекотата – метафора. От Антиох е
римата смях пеперуден, крилато кръжи.
Лъжат чугунени мутри, но времето после
на съвестта им тежи.
Тя, лекотата – безкористен камък на риска:
четирикрила, подобна на строфа дъга,
мята-римува крила над последните листи
и за тръбача, докарал се с тениска чиста,
по-безнадеждна изглежда и все по-златиста –
пак на урок е сега.



Перевел на болгарский

Красимир Георгиев

Дорогой Сергей,
сложное и парадоксальное стихотворение.
Бабочка, характеризуемая с разных сторон - врагами и почитателями.
Поэтому её портрет, её статус, её оценка всё время меняется.
Но об одном портрете хочется сказать особо. Это развёрнутая характеристика, которую хоть сейчас в хрестоматии или в специальные альбомы. Я имею в виду её Портрет в последней строфе. Он написан любовно, в нём нет ни слова лишнего, но есть удивительное по красоте сравнение со строфой и рифмующимися строчками. Удивительный портрет!
Всё, что противостоит бабочке с её лёгкостью и бескорыстьем красоты, ей втайне завидует (лёгкость противопоставлена "килотоннам отчёта"). Фигура гипсового горниста (как же без него - пропаганда должна начинаться с детства. С детства надо быть готовым, что горн вострубит тревогу. Увы, знакомо...) воплощает, с одной стороны, идеал красоты, какой её видит власть, с другой - подчёркивает красоту истинную. Идеология власти, воплощённая в фигурах полковнка и генерала, и вольная в своей прихотливости бабочка. Бескорыстье красоты и корысть всех тех, от кого зависит судьба хрупкой бабочки.
Таковы парадоксы, исчерпать которые просто невозможно в коротком отзыве.
Замечательно!

Будьте благополучны!
Ваша А.М.

На старости лет и меня потянуло к парадоксам - посмотрите, пожалуйста моё последнее - "Нет, я не инструмент..."