От креста до креста. Часть вторая

Дата: 21-05-2015 | 14:01:52


7

Может, час протянулся иль два,
Звон в ушах, и гудит голова,
И в глазах то круги, то свеченье.
Уж ребята затихли внизу,
Силы нет проронить хоть слезу,
И скорей бы конец всем мученьям…


Неудобны их позы – ничком,
Из-за спин кулаки их – торчком,
Вот и сузился жизненный круг –
Он один, и бандиты вокруг…
Всеми преданный, даже в Кремле,
Как последний солдат на земле…


Жжет колени земля, как зола,
У бандитов ¬- « совет да дела»,
Обугрились их шеи по-бычьи.
Ослепленная солнцем скала,
Распростертые крылья орла,
Стерегущего зорко добычу…

* * *

Знаю точно: есть в каждом из нас
До поры скрытой силы запас.
Детонатор к ней – скопище боли.
Наступает и день тот, и час,
И диктуется сердцем приказ:
Из кипящей души, клокоча,
Рвется лава наверх, горяча, –
Сплавом мужества, силы и воли!


–Что с него нам – ни мяса, ни шкуры,
Может, грохнем, как этих гяуров?
–Потерпи, дарагой, это рано,
Ми зарэжем его, как барана,
Прежде вырвем поганый язык!
Ми зажарым его на шашлык!


Слушай, эй, голопузый солдат,
Твой начальник ¬ Москва будет рад,
Мы отправим ему твой шашлык,
Вай! Как вкусно! – запрыгал кадык.


– Испугался, упрямый солдат?!
Может смерти мучительной рад?!
Выбьем – выхаркнешь с кровью начинку…
Только час или два попытать –
Твое время покатится вспять,
И покажется небо с овчинку!


И другая откроется жизнь,
Только твердое слово скажи,
Смерть-старуха уйдет пожилая.
Снимешь крест свой и примешь ислам
И послужишь Аллаху и нам,
Будет все, что душа пожелает!


– Ты не воин аллаха – торгаш,
Разговор не получится наш:
Языкам мы обучены разным –
Ты – мертвяк и смердящий скелет,
В коем чести и совести нет,
Потому и война тебе – праздник…


Мне с колен, а подальше видать:
Время, нет, не покатится вспять,
Те часы завели мы упруго.
Сразу станет в горах веселей,
Как последних возьмем из щелей,
И моя будет в этом заслуга!


Разложил, как купчишка, товар:
Выбирай, коль – дрожащая тварь,
Но дороже мне благ ваших - Имя!
Не куплю я свободу свою,
Лучше в муках погибну в бою,
Верно, – мертвые сраму не имут…


– Перегрелся…– Ахмад! Охлади! -
Струи хлынули с плеч и с груди,
Посвежел на мгновение воздух...
Этот миг, чтоб вздохнуть, улучил,
И носком сапога получил
Прямо с лету да с вывертом, в «поддых»…


...Как в ночи непроглядной окно,
Засветилось призывно пятно
В самом чреве разверзнутой бездны.
Это – сон или явь, иль мираж –
Проявляется зимний пейзаж:
Серый, зябкий и лунно-небесный…


И скала изо льда – не скала,
Вот слегка шевельнулась скула,
Слабо дрогнули в инее веки.
- Вы как будто…
– Узнал меня, брат?
Вот такой генерал и солдат,
Коль поставлен, стоять уж навеки…


Да и твой подошел уже срок
На развилке размытых дорог,
Верстовым встать военных обочин.
Ты прошел этот путь до конца,
Сохранил честь и совесть бойца,
Отчего ж так, сынок, озабочен?..


– Мало, мало я сделать успел
На земле этой радостных дел,
В час откроюсь я, исповедальный…
– Не беда, ты все сделал, что смог!
Ты о Родине думай, сынок,
Перед этой дорогою дальней…


Скоро все поглотилось метелью,
Ставшей враз генералу шинелью,
Скрыв его очертанья во мгле.
Был ли – нет? Его светлая милость,
Иль в мозгу воспаленном приснилось
И поземкой пошло по земле?...

Той войны нет подлей, где подряд
На одном языке говорят
С той и с этой враждующих армий.
Прежде вместе сдавали зачет,
Комсомольский носили значок,
Не в одной ли служили казарме…?!

А теперь– ты мне зверь, я– твой зверь,
Чьи клыки и чьи зубы острей?!

"Крестик – снять? Вот – шнурок: резани –
Был и – нет! Восхотели они,
Чтобы сам я низверг все, что нажил,
Чтоб отрекся и предал Христа,
Маму, дом свой, родные места,
А потом русской кровью повяжут…

Крест воюет за землю свою,
Разве брошу оружье в бою?!
Для меня – это дом, это мать –
Отказаться, отречься и - снять?!


Крестик мой - он и плоть, он и кровь,
Всю вобравший печаль и любовь,
Ставший сутью моей и судьбой
В бесконечных терзаньях с собой?!


Нет! Пусть короток вышел мой путь,
За горизонт не случилось взглянуть,
Пусть уж так, но никто не осудит…
День рожденья и смерти – один,
Что ж, судьбы моей Бог – господин,
Так уж вышло… Другого не будет…"


– Ну, так что ж ты надумал, гяур?
Долго тянется твой перекур,
Напоследок задумайся трезво…
Ты ж не глупый и храбрый солдат,
Будешь счастлив и многому рад,
Нам такие нужны "до зарезу"?

– Без упрека ли, «рыцарь», без страха –
Каждый воин священный аллаха, –
А по - нашему – головорезы…
И враги, как бараны, для вас,
Припасенные в жертвенный час,
Как сказал ты сейчас – "для зарезу"…

-Что мой крестик нательный для вас:
Ведь не мина он и не фугас?
Или вам, как для черта, он – ладан? -
Тут же брызнули искры из глаз,
Вспыхнул свет и мгновенно погас
От удара в затылок прикладом….

... Снова выплыли дрожь и озноб,
Вместо треснувшей почвы - сугроб:
Ни вздохнуть и ни охнуть - не туго ль -
Опоясала боль - не уйти
И спасенья в снегу не найти -
Снег горит, раскаленный, как уголь...

Сквозь метели порывистый бег
Проступает во мгле человек,
Резко сдвинув упрямые брови,
Под ревущий неистовый вой,
Кто ты - с гордой идешь головой,
Искусавшая губы до крови?!


Кто ты, девушка, чьей ты мечты,
Или это чернеют кусты, -
Обезумев, дошел я до точки?..
У меня - ни сестры, ни жены...
Что ж ступни твои обожжены?
Почему на морозе - в сорочке?!


- Брат мой, разве меня не признал?
Барабана и горна сигнал,
Пионерского, школьного, - вспомни!...
Это были хорошие дни...
Здесь, в звериных горах, мы одни,
Коль не брат по несчастью - ты кто мне?!


- Вспомнил... Зоя! - Портрет на стене
И цветы... Всей знакома стране,
Всей стране - от конца и до края!
Твое имя носил наш отряд,
Каждый сбор, как священный обряд...
Значит, вот ты какая...


-Так уж вышло.. Кого в том винить,
Что все тоньше незримая нить,
Что судьба обернулась жестоко...
Мы с тобой - побратимы невзгоды:
Той зимы сорок первого года
И весны девяносто шестого...


Час подходит мой: плачь иль не плачь -
Равнодушно-спокоен палач...
Пусть жесток он, пронырлив и ловок -
Умирать за народ вышло мне,
Двести нас миллионов в стране,-
Перевешать? - Не хватит веревок!..


...Вот средь мрака едва различим:
В Туркестанском полку младший чин -
Проступает... Россия, он - сын твой!
Русский воин - Данилов Фома,
Да ведь это ж Россия сама! -
Ее гордый немеркнущий символ!


Он, кипчаками пойманный в плен,
Не вступил на дорогу измен.
Весь светясь христианской любовью,
Чашу скорби испил он до дна.
Жизнь его, как страница одна,
Обагренная праведной кровью...


Что грозит ему - знал он и сам,
Всей душой отвергая ислам,
За черту не вступил межевую...
- Слышишь, друг, озверели они,
Кожу всю со спины, как ремни,...
Посдирали! Слышь, братец, - вживую!..


...Тихий свет замаячил вдали,
Не лампадку ль во мраке зажгли?!
Жив! Не канул в безвестную небыль!
Слабый взмах переломанных крыл -
Он с усильем глаза приоткрыл,
И качнулось бездонное небо...


Ослепленная солнцем скала...
Распростертые крылья орла...
В первый раз и в последний - до дрожи...
Хриплый гогот гривастых быков...
И, лишаясь незримых оков,
Он рванулся и плюнул им в рожи!..


– Нечестивец, ты вздумал дерзить?
Твоя жизнь – тоньше волоса нить –
Жизнь одна, если жертвовать – всем ли?
Кто б назвал тебя здесь подлецом ?–
Вон, свидетели, ткнулись лицом,
Успокоившись, в грешную землю…


– Ну, а как же ваш строгий Коран?
Или мало у вас мусульман? –
И на счет - каждый воин Аллаха,
Что иуд собираете вы
Под знаменами цвета листвы,
Всех, – на подлость готовых от страха?!


Прежде б им не сносить головы,
Их удел – иль петля, или плаха!


Против шерсти – (сдержался едва!)
Показались бандиту слова,
Он кивнул, и один из уродов
Подскочил, обнажая кинжал,
Больно к горлу солдата прижал,
Вздернув к небу его подбородок.


– Что, неверный, ведь хочется жить?
Знаю, вижу, ведь хочешь – скажи!!!
...И солдат, повернувшись к нему
И кровавою пеной давясь,
Прохрипел: "Бородатая мразь,
Убивай! Я креста не сниму…"

Нет слов, чтобы выразить ощущения...