Далеко на юге


Час сиесты и дрем.
И мистраль дует из Лавалетты,
Где щербаты от ядер
На башнях зубцы и карниз.
Здешний город устал
От жары и тысячелетий,
Лишь играет у ног его
Животрепещущий бриз.
Выгнут линзой залив,
И оплавлены дроком откосы.
Воздух здесь духовит,
Как в пекарне
Вспухающий хлеб.
Я в притворе
случайного храма
оставил свой посох,
как - почти благодарность-
за сорок скитальческих лет.
В гулкой музыке сфер
Слышен отзвук былых одиночеств.
Все осталось за синим хребтом,-
И не больно уже.
Это – снова придет.
И злорадные чайки хохочут,
Рассыпая прибой
Барабанною дробью
Драже.
Ветер
скатертью
путь
мне -на полдень
назойливо стелет,
кстати,- легче идти,
подгребая ногою хромой.
Только я развернусь
На суровый неласковый север.-
В никуда.
К никому.
Но подумав привычно, -
Домой!

Снимаю шляпу.