Покаяние

Священникам, монахам и мирянам,
убитым за веру в 20-30-е годы.


Эта тень пришла с востока, этот дух горяч и сух...
Стой, Иуда! Разве камень может быть в моей ладони?
Православной, синеокой каждый день живу и помню
Комиссарами распятых, обезглавленных старух.

И блистали, и кололись, в пыль затоптаны, кресты.
На твоём, Иуда, сердце тридцать раз монету выжгли.
Мы - за страх продали совесть. Тишина сходила свыше,
Мы крушили божьи храмы, отрешённы и пусты.

В недалёком и двадцатом, на заре советских дней,
Всяко было. Ну а ныне модно в рубище исконном
Бить поклоны - сотни кряду - иконам.
Пей, Иуда, и поспорим, чьё лобзание больней!

Будь, Иуда, вместе с нами. Здесь, куда ни оглянусь,
Что ни песня, то - кручина, что ни доля, то - крутая.
Видно, чорт копытом крестит, над берёзами летая,
Скоморошную, благую, окровавленную Русь.

2015.





Михайлова Юлия Александровна, 2015

Сертификат Поэзия.ру: серия 1402 № 110951 от 01.04.2015

0 | 1 | 1015 | 06.10.2022. 03:16:26

Жаль, что за целых 6 дней - ни единого комментария. Лично я впечатлен!