последние кроткие мотивы

Дата: 30-07-2014 | 14:58:10

***
«о, птица, пьющая мороз»,
о, терпкий вкус густого звука,
о, как надменно и всерьез
к гортани прирастает мука;

сестра моя, каких кровей
твои испуганные речи,
о, как надменно в январе
служить для плакальщиц и певчих;

о, как щедротен этот снег
с упавшего на землю неба
почти библейски, будто снедь,
гласящим: зрелища и хлеба;

мы – только тень воздетых крыл,
мы – дань с молчания для слога
и мелкий бес от глаз сокрыл
все, что случается от Бога.
***
где воронье – есть пепел наших книг,
где смысл на вкус до неприличья пресный,
где – веришь ли – проступит светлый лик
на самом краешке бесовской бездны;

где дни, как шалости, для горести малы,
где время движется в расчете на доверье,
где, как патрон для выстрела, в стволы
подходит кровь безлиственных деревьев;

где время жалости равно небытию,
где бытие сличается по хрусту,
где по наитью любят, по чутью
влюбляются, где страстно. странно. грустно.

и ты, который сопричастен тем,
кто создал скорбь простого чувства долга,
постигнешь, что не существует тем
помимо благодарности – и только.
***
окликни меня на рассвете,
когда все есть чуткая завязь,
и тянется слово к беседе,
и копит молчание зависть;

окликни меня в плотный полдень
в стране беспредельного хлеба,
где солнце уложит на противень
куском подомлевшим полнеба;

окликни меня на закате
не льстиво и даже сурово,
когда доверяют цикаде
все то, что наследует слово;

окликни меня певчей птицей,
когда время тянется стаей
на этой спектральной границе,
где тень пустотой обрастает.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!