"Три языка баюкали меня..."

Дата: 30-05-2014 | 01:06:45

Три языка баюкали меня,
рождённую в Житомирском местечке,
в белёной хате с грубой без огня,
с качающейся зыбкой в такт сердечка.

Созвучья пели то соборной грушей,
её стволом, белённым добрым тщаньем.
Так формовали будущую душу -
живучею надеждой - обещаньем.


Вторгались в сны напевом идиш-скрипки,
волною украинской песни-мовы
иль русской колыбельной. И без сшибки
лелеяли - ДО образов и слова.

Когда же звук и образы слились,
запечатлелись памятью в портрете -
в последнем, предвоенном. Вот он - Shtatle,
где смысл со-седства виден сквозь дефис.

Я родиною малой вижу "Штатл",
с соборной грушей в золотых плодах.
В ней был вочеловечен Бог с библейских лет.
(здесь промельком - и мой уральский след).

Вот дед и баба во главе стола.
Не накопили скарба-барахла.
Богатство - в детях, мой отец - "старшой".
Уральца ценят здесь не "по одёже" -
посильной лептой, словом - всей душой
сестры желанье стать врачом умножит.

Не спорят языки - мы все родня.
А между тем всё явственней: война.
Новейший символ смерти - "мессершмитт" -
от бомб ни шлях, ни погрiб не щадит.

На подступах ... В местечке ... Во дворах...
В белёных хатах поселился страх.
Квиточки угрожают. День звереет.
Толпу согнали: "Кто укрыл еврея,
расстрелу подлежит..." Здесь, у сарая.
И старики мои, своих спасителей спасая,
покорно шли по тверди, как по краю.

Командный брёх. Затворов смертный лязг.
Расстрельный день... евреев ... к ногтю ... "Раз!"
На "Два!" лежат рядком, рука в руке.
Как жили. Капли крови на песке.

Вдруг треск и будто стон. И дрогнул сход.
То надломился ствол белёный груши.
И никому теперь ненужный плод
высокий замысел презрел и обездушен.

И бусел взмыл, и расступились тучи.
И кто-то крикнул, как перед "падучей":
он видел - душу стариков призрел Господь.

Местечка нет - всё смерти на потраву.
Всё тлен и прах: и, жизнь прожив по праву
взрастивших, созидавших - детей иль хату,
дерево иль сад, - трудом и тщанием богатых,
в могилах-сонмищах безгласны и бесправны?!

... За мной - Урал. В войну - плавильный цех.
Котёл плавильный, формовавший души.
А после - вновь литейная Урала,
где плавили и слово, и руду.

И даже если был ты малодушен,
в труде совместном обретал успех.
Уральский говор был того закала,
как "сляб" высокосортной, точной стали.

О мой язык! Тебя не предавала.
С тобой - единственным - из жизни я уйду.

Три языка баюкали меня.
Пусть отпевают океан стоустый,
рябина под окном - не близкая родня, -
с которыми общались мы по-русски.

24 мая 2014.





















































Пронзительно.
Спасибо, Ася Михайловна.
Здоровья Вам и крепости духа.
Привет Вам от Житомирщины.

Дорогая Ася Михайловна, сразу чувствуется, что здесь каждая строчка наполнена памятью, кровью, болью. Недаром нескоро писалось это стихотворение - так мало слов, так много за ними стоит. Никаких пояснений, мне кажется, не надо делать, это отвлечет внимание, надо читать эти строки не отрываясь, а потом много думать - есть над чем! И уже только потом можно кое-что уточнить, если надо - будь на то желание читателя. Спасибо Вам!
Такие стихи всегда волнуют.
Здоровья!

Ася, видно явственно: вылилось из болючей памяти. Хорош образ беленой груши. Если бы он повторился в третий раз где-то в конце - был бы сквозным, что могло быть тоже интересным.

Геннадий

Спасибо за неумолимую правду этих строк,
дорогая Ася Михайловна.

Родовой, общечеловеческой памятью сохранено и кровью сердца
написано.

И время сейчас именно такое, что требует свидетельств с "последней прямотой" - о самом главном, о противостоянии добра и зла...
И о каждом из нас в этом противостоянии.

С искренним уважением, С.Ш.

Ася Михайловна, вчера читала, и сегодня снова.
Знаете, иногда форма имеет меньшее значение, чем содержание. Иногда она и вообще никакого значения не имеет - растворяется, перестаёт существовать или переходит в иное качество. Это Ваш случай.
За мной - Урал...
А за мной моё Предуралье, мои белые скалы над Белой. Если уж я знаю, какая это сила, то перед Вашим знанием просто склоняюсь.

Доброго Вам здоровья.

Мне очень близка эта тема.
Именно генетического трехязычия.
На каждом из них свой сон.

Спасибо.

Прекрасные стихи. Глубоко трогают.
С уважением. Виктория