Шекспир. Сонеты (1 - 42)

Сонет 1

Прекрасное пусть множится в веках,
Чтоб не ушла природы красота
И чтоб старик, почив в иных мирах,
Наследника оставил у креста.
Своей лишь поглощённый красотой,
Её питаешь только про запас,
Опустошая всё и суетой
Себя линчуя сам в который раз.
Ты – свежесть мира и его рассвет,
Весны предвестник и цветущий сад,
В себе уничтожаешь первоцвет,
Растрачивая всё, чем так богат.
Так сжалься же над миром поскорей
И не позволь могиле быть сильней.




Сонет 2

Когда лета чело избороздят
Морщинами по истеченьe зим,
Быть может, и глядеть не захотят
На то, что стало с образом твоим.
А если спросят, где во взгляде медь
И где богатства бывшего порог,
Глазами потускневшими ответь,
Что были то лишь жадность и порок.
Насколько был бы сам собой спасён,
Когда б ответить мог: «Мой славный сын
Моею красотою наделён,
И я живу на свете не один».
Он будет юн, когда ты замолчишь,
И одарит теплом кончины тишь.



Сонет 3

Скажи, чтоб время перешло в наследство
Тому, кого ты в зеркалe так любишь.
Коль не прибегнешь к действенному средству,
Обманешь мир и женщину погубишь.
Где та, кто в утоление тебя
Своё откажет лоно оросить?
Где тот, кто так не любит сам себя
И изберёт потомство не взрастить?
Ты – отраженье матери. Она
В тебе свою весну благодарит.
Свои увидишь в детях семена,
Хоть путь морщин лицо избороздит.
Но если проживёшь лишь сам с собой,
Умрёшь и ты, умрёт и образ твой.




Сонет 4

Бездумный мот, зачем всю прокутил
Красу свою в безмерности пустой?
Взахлёб всё у природы прихватил:
Она взаймы играла лишь с тобой.
Прекрасный скряга, как неловок ты
С тем, что имеешь даром и с лихвой.
Заёмщик жизни, гений пустоты,
От всех богатств ты сам уже не свой.
С огнём играя лишь внутри себя,
Творишь нелепый ты самообман.
Когда же небо призовёт тебя,
Какой расчёт предъявишь ты богам?
Все прелести твои возьмёт земля.
Кого oставишь ей вместо себя?




Сонет 5

То время, что искуснейшей резьбой
Так обрамило нежно милый взгляд,
Тираном может сделаться с тобой,
Бездушно разрушая всё подряд.
Оно ведёт прекрасную весну
И лето к утомительной зиме,
Где красоту загубит не одну
В её холодной, белой бахроме.
И лета будь прекрасные ключи
Не спрятаны в застенках из стекла,
Никто и со свечой, и без свечи
Не ведал бы о лете никогда.
Но суть цветка и зимняя жива:
Зимой ей лета ведомы слова.



Сонет 6

Не позволяй рукам холодных зим
Весну твою измучить молодой.
Сосуд наполни, что тобой любим,
До края красотой своей живой.
Никто не возбранит тебе того,
Чем осчастливить можешь каждый шаг
Себя преумноженья самогу
В одном иль в десяти твоих сынах.
Ты в десять раз счастливей можешь быть,
Себя в своих же детях сохранив.
Как сможет смерть посметь тебя убить,
Когда в потомстве будет образ жив?
Не замыкайся в блеске красоты.
Червям не завещай свои цветы.



Сонет 7

Гляди, когда восток Светилом полн,
Идущим вверх, и всякий человек
Приветствует его при свете волн
Воздушных, прославляя свет навек.
Скользящему в небесный, высший лад,
Где только юность может побывать,
Всяк смертный дарит восхищённый взгляд
И почести желает воздавать.
Когда же из высот Светило дня
Спускается последнею стезёй,
Без бывшего в почтении огня
Глаза отводят взгляд в конец другой.
А ты, пока в зените сильных лет,
Скорее сыну завещай свой свет.



Сонет 8

Зачем грустишь? Ведь музыка играет.
Хорошее хорошему не враг.
Зачем не радость взор твоей привлекает
И радуешься, если всё не так?
И если всех гармоний чудо-звуки
В союзе двух твой оскорбляют слух,
Они на деле слуги той науки,
Что предпочтёт женитьбу ловле мух.
Смотри как струн язык созвучно звонок,
Когда одна к одной звучанье льют, –
Так муж, жена и ласковый ребёнок,
Лучась, в союзе тройственном живут.
Их песнь без слов всегда поёт тебе:
Один – ты только щепка на воде.



Сонет 9

Глаза вдовы боишься прослезить
И тратишь в одиночестве себя?
Бездетным если будешь уходить,
Мир потускнеет, по тебе скорбя.
Вдовцом в слезах проснётся он, с утра
Грустя, что без наследника его
Оставил. Ведь скорбящая вдова
В ребёнке видит мужа своего.
Всё, что транжирит в мире всякий мот,
Меняет только место, но не мир.
И красота в нём вечно не живёт.
Её сквалыга целью ставит в тир.
Любви к другим нет вовсе у того,
Кто так себя тиранит самого.



Сонет 10

Скажи как есть, что никого не любишь
И будущим своим не поглощён.
Ты сердце, верно, многим тайно губишь,
Но от себя нелепо отвращён.
Так ненавистью сильно одержим,
Что козни строишь самому себе,
Стремясь разрушить кров, где так любим,
Не сохранив его в своей судьбе.
Смени идею – я сменю свою.
Всё ненависти? Ничего любви?
Будь добрым, как твой день, тебя молю.
К себе же снисхожденье прояви.
Ради меня себе ты измени,
Чтоб лучшее нашло себя в любви.



Сонет 11

От жизни увядая, расцветёшь
В ребёнке, отделённом от тебя,
И кровь свою в него перенесёшь
Сквозь годы уходящего себя.
И в этом мудрость, жертвенность и рост,
Иначе – глупость, старость и конец.
И если твой принять на веру пост,
Растает мир, как лёгкий леденец.
Бесплодными пусть гибнут только те,
Чей дар бесцветен или никаков.
Тебе родиться вышло в красоте
И ею причаститься у богов.
Природы ты печать и потому
Все оттиски – тебе лишь одному.



Сонет 12

Когда часов ударам счёт веду
И вижу день, бредущий к тьме ночной,
Когда фиалки гаснет цвет в саду
И лепестки мигают белизной,
Когда листва с деревьев унеслась,
Дававшая дневную тень стадам,
И жатва на телегах улеглась,
Подобно островерхим бородам,
Я думаю о красоте твоей
И неизбежной гибели её,
Об угасанье прелести страстей
Быстрее чем слагается быльё.
С косою смерти не поспорить нам,
Когда потомству не передан храм.



Сонет 13

Ты лучше бы себя познал, мой друг,
И помнил – смерть в пути уже к тебе.
Не услаждай нелепый свой досуг
И приготовь наследника себе.
Твоя приятность вместе с красотой
Не изойдут в последней тишине,
Когда придёт беззубая с косой, –
Наследник твой продолжит путь в себе.
Какой хозяин дом запустит свой,
Лишив его отеческих забот,
Не оградив себя и свой покой
От холода, несчастий и невзгод?
Безумец или мот! А твой отец
Так внуку свой вручить хотел венец.



Сонет 14

Не к звёздам я за знанием хожу
И, всё же, с астрономией знаком,
Хотя ни мор, ни хлад не предскажу,
Ни голод, ни ненастье, ни содом.
Не знаю я грядущего минут
И будущего таинств и чудес,
Кого – не знаю – к трону поведут,
Не ведаю знамений я небес.
Глаза твои источник всех вестей
И знаний, только там их и найдёшь,
В них вижу я гармонию страстей,
Когда себя ты в сыне обретёшь.
Пока же предсказанье таково:
Ты не оставишь миру никого.




Сонет 15

Свидетельствую, что любой живущий
Блистает на земле недолгим часом,
Театр торопит сцены миг грядущий
Под звёзд влияньем и небесным гласом.
Я вижу рост деревьев и людей
Под общею для всех голубизной
От лет зелёных до седых вестей,
Где память обрывается собой.
Следы от проживаний лет и зим
Внезапно возвращают те года,
Когда всё время было лишь твоим
И помогало юным быть всегда.
Со временем в войне, в душе с тобой,
В стихах я обновляю образ твой.



                                                      
Сонет 16

Но почему жалеешь ты кремней
И время не зовёшь на правый бой,
Не защитив своих остаток дней
Получше, чем моих писаний рой?
Сейчас ты на вершине всех блаженств,
И много дев пустых вокруг тебя
Желали бы вкусить от совершенств,
А не подделкой угостить себя.
Так смысл жизни жизнь соединит,
Пока спокойный, стихотворный строй
Твой образ независимо творит
И просит жизнь продлить самим собой.
Отдать себя – и значит сохранить.
В любви ты должен вновь себя родить.



Сонет 17

Поверит кто тому, что я писал,
Воспев твои лишь лучшие черты?
Ведь слой могильный тоже всё скрывал
И хоронил под слоем темноты.
Когда бы мог я форму описать
Тех глаз и сочетания красот,
Сказали б – старый плут умеет лгать
И красотою тешить из длиннот.
Когда мои бумаги цвет желтка
Покроет, их наверно осмеют,
Как выдумку безумца-старика
В античности упрятанных минут.
Живи в то время сын твоих кровей,
Ты жил бы в нём и в рифме этих дней.



Сонет 18

Могу ль тебя сравнить я с летним днём?
Ты даже лучше вешних дней весны!
Но часто летний мелок водоём,
Ветра и в мае могут быть сильны,
И иногда жара палит с небес,
И солнце кроет белой пеленой,
И выгорает августовский лес
Пожаром, предназначенным судьбой.
Твоё лишь лето не должно увять
И потерять тебе присущий цвет.
К рукам тебя и смерти не прибрать,
Когда в моих стихах живёт твой свет.
Пока глаза есть в мире и уста,
Пускай твоя сияет красота.



Сонет 19

О, Время! Тупишь ты и когти льва
И в бездну увлекаешь всё с Земли,
Твои рвут тигру зубы жернова,
Сжигаешь птицу Феникс ты в крови.
Твори свою сезонную игру
И делай что нужней тебе сейчас
И на похоронах, и на пиру,
Но запрещаю только в этот раз:
Не безобразь резцом мою любовь,
Пером своим античным не води,
Не иссушай её живую кровь,
Оставь красу идущим впереди.
Но, Время, береги и ты себя:
В стихах любовь переживёт тебя.




Сонет 20

Лишь женщины красивы так бывают,
Как ты, мой друг и повелитель чувства.
Лишь женщины так всем повелевают,
Но твёрд ты, не в пример им, без искусства.
Глаза твои и ярче, и честнее
Подсветкой золотой всегда сияют.
Сам чудо и чудес других милее,
И души всех души в тебе не чают.
Возможно, что и женщиной родиться,
Ты должен был, но вышло по-иному,
Случилось, что могло и не случиться,
И дружба место заняла истомы.
Поскольку же для женщин создан ты,
Дари мне только дружбу и мечты.








Сонет 21

Я не люблю словесной шелухи,
Не по пути мне с тем, кто пренебрёг
Искусством, золотя свои стихи,
Не видя повторения дорог,
Уподобляя Солнцу и Луне
Земли и моря оникс и коралл,
Цветок апрельский приравняв вдвойне
Ко всем цветам небесных покрывал.
Последую любви и правде я
И в честность оберну свою любовь,
Так пеленает мать своё дитя
И вспыхивает звёзд на небе новь.
Пускай шумит дешёвый карнавал –
Не продаю я то, что написал.







Сонет 22

Не зеркалу твердить мне, что я стар,
Пока ты с юным веком заодно.
Когда земля затребует твой дар,
Пусть смерть закроет и моё окно.
Вся красота безумная твоя
По сути – одеяние моё.
Сердцами обменялись ты и я,
Моё одновременно и твоё,
Поэтому ты береги себя,
А я себя, но только для тебя,
Единственное сердце так любя,
Как любит няня милое дитя.
Не думай вновь его заполучить
Когда-то. Нас с тобой не разлучить.







Сонет 23

Как тот плохой актёр, забывший роль
На сцене, хладным страхом обуян,
Иль зверь, горяч неистовствами столь,
Что полон сил, но слаб, как будто пьян,
Сомнений полн и я. Не произнесть,
Что в сердце происходит от искусств
Любви, во мне которой столько есть,
Что слабнет чувство от избытка чувств.
Пускай же взгляды только говорят
Немым усердьем сердца моего,
Взыскуя чувств блистательный обряд,
Не требуя у слова ничего.
Учись читать любви молчанья кровь.
Глазами слышать может лишь любовь.






Сонет 24

Мой глаз – художник. Он запечатлел
Твою красу на сердце у меня
И рамой ей назначил мой удел.
Искусством стала и любовь моя.
Художника глаза тебе вручат
Познание об образе что мил.
Мечты о нём в душе моей висят
Картинами. Их глаз твой обрамил.
Глаза услугу делают глазам:
Мои – тебя рисуют, а твои –
Мне окна в жизнь, и солнечный бальзам
Сквозь них пролился в часть твоей души.
Глаза в искусстве – правды благодать,
Но сердца им никак не увидать.






Сонет 25

Пусть те, кому толпы вниманье льстит,
Своим наградам продолжают счёт.
Огонь мой рядом с ними не горит,
И неприятен мне такой почёт.
Двора любимцы подставляют лбы,
Как листья астры – солнечным лучам.
Их гордость тише медленной воды,
Монарха бровь их обращает в срам.
Великий полководец в орденах,
Лишь раз фиаско в жизни потерпев,
Летит в подвал, который мхом пропах,
И все его победы – лишь припев.
А я люблю и счастлив, и любим.
Со счастьем не разъять меня моим.






Сонет 26

Мой бог любви, тебе я и служу
И должен одному тебе внимать,
И всё в письме тебе лишь расскажу,
Чтоб восхититься, а не заблистать
В почтении, которое мой ум
И изложить беспомощен в словах,
Тогда как ты, приятных полон дум,
Его легко узришь в моих делах,
Пока моя звезда благоволит
И улучшает бедный мой наряд,
И тихую любовь благословит,
Чтоб заслужить один твой только взгляд.
Тогда лишь я скажу как я люблю
И как свою любовь к тебе таю.







Сонет 27

Трудом пресыщен, я спешу в альков
Для отдыха от всех моих дорог,
Но мысли мой не покидают кров
И добавляют только мне тревог,
Немедля начиная бег вершить
Стремительный туда, где только ты,
Не позволяя веки мне закрыть,
Глаза вперяя в толщу темноты.
И взгляд души невидящим глазам
Являет тень любимую твою,
Подобную немыслимым дарам,
И ночь люблю я, как тебя люблю.
Днём – тело, ночью – мысли и душа
Покоя не найдут, к тебе спеша.








Сонет 28

Как мне вернуться в радости к тебе,
Когда простого отдыха лишён?
День ночью сдавлен, ночь увязла в дне,
И оба выжимают только стон.
Враждуют. Оба связаны судьбой.
Меня обеим радостно губить
Измором или жалкой суетой,
Чтоб не позволить в срок к тебе прибыть.
Я дню внушаю, как прекрасен он
И в тучах дождевых на небе сером,
И ночи дифирамб мой посвящён
В мерцаньях звёздно-белого на белом,
Но день – дневной дорогой лишь печалит,
А ночь – ночной тревогой сердце жалит.






Сонет 29

Когда, в разладе с долей и людьми,
Я одиноко вою на Луну
И плбчу за закрытыми дверьми,
Не чувствую себя и всё кляну,
Завидую счастливому судьбой,
Его везенью и его друзьям,
Его искусства нити золотой,
Всему тому, чего не создал сам,
В уединенье и к себе с презреньем,
Я размышляю только о тебе.
Так жаворонок серебристым пеньем
Возносит гимны небу и земле,
Так много счастья есть в твоей любви,
Что мне не нужно даже в короли.







Сонет 30

Когда в пучину дум я погружён,
То о прошедшем думаю всегда,
Грущу о том, чего я был лишён,
Что растерял и сколько, и когда.
Могу всплакнуть в такой неровный час,
О тех друзьях, чей растворился путь,
Потoм о том, что слышал я не раз,
И зарыдать о том, что не вернуть.
Затем грущу о грустном снова я
И горю спуску ни за что не дам,
И грустью вся окутана земля,
Как будто не платил я по счетам.
Но только вспомню о тебе, мой друг,
Потери блекнут и светлеет круг.







Сонет 31

Сердца любви заполнили тебя
Из прошлого. Я думал, что их нет.
Но ими грудь наполнена твоя,
Все живы долгой памятью тех лет.
И сколько же моих солёных слёз
Любовь прошедших лет взяла себе,
Погибнув в душах и в остатках грёз,
Воскреснуть чтоб в одном сейчас тебе.
Ты есть могила, где любовь живёт
И имена ушедших навсегда,
Их память всё тебе передаёт
На долгие и лучшие года.
Прошедшая любовь внутри тебя,
В ней ты, и в ней вся молодость моя.







Сонет 32

Когда мои переживёшь ты дни
И старая косой по мне пройдётся,
Поэмы перечти тогда мои
И всё, что в них строкой любовной льётся.
Сравни с другими бардами мой стих.
Они его наверно превзошли,
Хотя в верхах он радостен и тих,
Пока их трели где-то у земли.
Ты мысль такую только мне доверь:
Дожив до этих дней, мой верный друг
Писал бы много ярче всех теперь,
Парадом строк лаская лучший слух.
Других поэтов перечту я вновь
За стиль, его – за чистую любовь.







Сонет 33

Немало я восходов повидал,
Ласкающих вершины сильных гор,
Цветение лугов и рёбра скал,
И рек изгибы в серебре озёр,
Но вдруг гряда и темень облаков
Перекрывают ясное лицо,
Закрыв светилу зелени покров,
Ведя его за запада крыльцо.
Тому подобно, солнце и моё
Сверкало, освещая мой удел
Всего лишь час, не более того.
Ряд туч под ним сегодня загустел.
Не уменьшает то мою любовь –
И оба солнца засияют вновь.







Сонет 34

Зачем ты день чудесный обещал?
Не взял я в путь с собою и плаща.
Тяжёлых туч мне повстречался вал.
Я тщетно шёл, тебя везде ища.
Глядишь сквозь них, прекрасный властелин,
А на лице моём грозы вода.
Никто не знает подлинных причин,
И рана знать даёт себя всегда.
Твоё смущенье тоже нe бальзам.
Ты сожалеешь, я же всё грущу.
За твой порыв я многого не дам,
И грусть я далеко не отпущу.
А слёзы наши – жемчуги любви,
Следы их у двоих давно в крови.






Сонет 35

Не осуждай деяния свои:
В фонтанах – ил, шипы – у нежных роз,
Затменье закрывает диск Луны,
И язвы зачастую в древе лоз.
Грешны все люди, с ними грешен я.
Оправдываю, чтоб ты ни свершил.
Греша, врачую одного тебя,
Прощаю, сколько б ты ни согрешил.
Резоном укрываю грех, любя.
Я – оппонент, и я же – адвокат,
Судебный иск подавший на себя.
Враждует так во мне со мною брат.
И даже если ты, мой милый, – вор,
Не услыхать тебе мой приговор.







Сонет 36

Осознаём мы – двое всё же нас,
Хотя в любви с тобою мы одно,
Вся тяготы на мне и в этот раз,
Моею волей это решено.
Любовь двоих, как любящая мать.
Раздельны только наши очаги,
Они не в силах чувствам помешать,
Но время отнимают у любви.
Прилюдно мне нельзя тебя узнать,
Чтоб тень не бросить на фамильный герб,
И ты меня не можешь привечать
При всех, не нанося себе ущерб.
Пусть так. Тебя люблю настолько я,
Что честь твоя и есть любовь моя.







Сонет 37

Как радуется немощный отец
Его ребёнка проявленью сил,
Так я, предвидя бренный свой конец,
Покоен всем, что в жизни полюбил.
Богатство, честь и мыслей красота,
И всё, что ни возьмусь перечислять, –
В тебе. Моя единая мечта –
В любви своей к тебе преуспевать.
Я более – не брошенный бедняк.
Твоей быть тенью – счастье для меня,
Которое судьбу меняет так,
Что тень твоя давно уже моя.
Всё счастье мира – одному тебе.
Тогда и радость вечная при мне.






Сонет 38

Как может вдохновенье помогать,
Когда одно дыхание твоё
Способно столько вдохновенью дать,
Что чувствую его я как своё?
Себя благодари, коль я смогу
Создать тебя достойный лучший стих,
В котором, как другие, не солгу
При ярком свете синих глаз твоих.
Десятой музой будь, превосходя
Те девять, что поэты призовут,
И всякий пусть приветствует тебя
Бессмертием рифмованных минут.
И если мой убогий дар в цене,
То плевелы все – мне, зерно – тебе.






Сонет 39

Ну как могу я словом воспевать
Тебя, который лучший из двоих?
И как себя могу я прославлять
И посвящать себе свой лучший стих?
Уж лучше разделиться нам сейчас
И стать в отображеньях не одним.
Размежеванье станет в этот раз
Приумноженьем истины самим.
Отсутствие твоё – тяжёлый рок,
Когда б не позволяло мне, любя,
Всех мыслей о тебе густой поток
Направить снова только на тебя,
Когда б не научило стать одним
В отсутствие того, кто так любим.






Сонет 40

Возьми, мой свет, любови все мои –
Обогатишься ими хоть на миг?
Конечно нет. Они не на любви
Настояны. Ты лишь мою постиг.
Но если же другою занемог
Любовью, не виню за выбор твой,
Но я виню за то, что пренебрёг
Моею и пожертвовал собой.
Грабёж тебе прощаю, милый вор.
Присвоил ты всё то, чем я владел.
Любви известен этот приговор,
И зло её иных похуже дел.
Порочен круг из злобы и добра.
Обида – пусть, но только не вражда.





Сонет 41

Когда свобода вольности творит
И ты изволишь обо мне забыть,
Краса твоя годам благоволит
И соблазняет всех, кто любит жить.
Ты добр – и завоёван должен быть,
Прекрасен – и в засаду попадёшь:
Когда готова женщина любить,
Её уже в любви не проведёшь.
Но ты не искушай свои года
И укори красу подстать летам,
Которая ведёт тебя туда,
Где правда делит правду пополам:
Её – своей красой привлек к себе,
Своей – доставил столько грусти мне.






Сонет 42

В том, что она твоя, не вся беда,
Хоть я любил её сильнее всех.
Что ты её – крах моего суда
И самый горький в жизни неуспех.
Любовников прощаю в этот раз.
Ты любишь, потому что я люблю.
Отвергла и меня она сейчас
Из-за тебя. Я вас не разделю.
Потеря друга вновь любовь спасёт,
Её теряю – другу благовест.
Вы влюблены – двоим теряю счёт.
Вы оба мне вручили этот крест.
Но вот удача: с другом мы – одно.
Меня она и любит одного!



.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!