Шекспир. Сонеты (43 - 84)




Сонет 43

Во сне отлично видят всё глаза.
При свете дня картины исчезают.
В ночи твоя видна мне бирюза,
И глаз бриллианты тьму уничтожают.
И тень твоя заставит тень сиять,
И чудо тени тени не обидит.
Я утром на неё спешу взирать,
Когда и слабый зреньем свет твой видит.
О, как благословен бы был, когда
Разглядывать тебя я мог и днём.
Ведь даже ночью тень твоя всегда
Ярка и освещает сладкий сон.
День – это ночь, когда ты не со мной.
Ночь – это день, когда мечты с тобой.






Сонет 44

Когда бы мыслью был телесный вздор,
То расстоянью не существовать –
Я мог бы покрывать любой простор
И быть где ты изволишь пребывать.
Мне всё равно, где я стою сейчас
На самых дальних уголках мечты –
Несётся мысль во много тысяч раз
Всего быстрей туда, где только ты,
Но убивает мысль, что не я
Есть мысль, чтобы вмиг тебя достичь.
Бунтует плоть, бунтует кровь моя,
Так мало позволяя мне постичь.
Могу лишь ждать и время умолять,
Чтоб продолжало всем мольбам внимать.











Сонет 45

Ветр и огонь, стихии мирозданья,
В тебе одном, где б ни был в этот час.
Ветр – мысль моя, огонь – моё желанье,
В любви двоякобыстры всякий раз.
Когда с двумя живу из четырёх
Стихий (огонь и ветер у тебя),
Мой жизненный мотив наверно плох,
И катится к закату жизнь моя,
Пока стихии ветра и огня
Не поспешат ко мне же возвратиться,
Сказать, что друг мой помнит про меня,
Здоров и ничего с ним не случится.
Вновь счастлив я, затем не рад опять.
Их возвращаю, чтобы снова ждать.








Сонет 46

Мои глаза и сердце – на войне
За право обладать твоей красой.
Глаза закрыли сердцу путь к тебе,
И сердце не гнушается борьбой.
Твердит мне сердце – только в нём вся ты,
Глаза не видят в сердце ничего.
Они разбили все его мечты,
Забрав твою всю прелесть у него.
Решить задачу судьям поручил
Из чувств сердечных, радостных гостей,
И их вердикт всё честно разделил
На две из двух воюющих частей:
Глазам – всех внешних линий красота,
А сердцу – вся любовная мечта.





Сонет 47

У глаз и сердца есть свой договор,
В нём всякий ублажать готов другого.
Когда глаза мечтают выслать взор
К тебе и сердце воздыхает снова,
Картинами любви глаза горят
И сердце всё зовут на этот пир,
Потом глаза гостят у сердца врат,
С ним разделяя свой любовный мир.
Самoй любовью иль картиной ты
Всегда со мной, когда ты далеко.
Любые дали – пленники мечты,
И мне достичь тебя всегда легко.
Когда все спят, твой образ предо мной,
Глазам и сердцу самый дорогой.








Сонет 48

Случалось, что куда-то уезжал
И прятал безделушки под замок,
Чтоб их никто по глупости не взял
И душу от бесчестья уберёг.
Но ты, цены которой в мире нет,
Моя одна и радость, и тоска,
Моя любовь, торжественный мой свет,
Добыча глаз любого игрока.
Тебя нигде одну я не закрыл.
Свободна ты, и знаю только я,
Что ты в моей груди, – и шестикрыл
Я так же, как любовь к тебе моя.
О, как же я боюсь, что вдруг тебя
Похитить могут люди у меня.






Сонет 49

В то время, если время то придёт,
Когда низвергнешь медленно меня
И нелюбовь итог свой подведёт
В отсутствие любовного огня;
Когда в то время мимо ты пройдёшь,
Едва взглянув лучами глаз своих,
Ты и тогда любовь не проведёшь
И правду мне откроешь за двоих.
В то время получу такой урок,
Который я, возможно, заслужил,
Но и тогда не прозвенит звонок
И поклянусь, что для тебя лишь жил.
Меня оставить можешь в миг любой.
Любви я не достоин никакой.







Сонет 50

Осознанно несчастлив я, когда
Вдруг вижу там себя, куда спешил,
Осознавая, пусть и не всегда,
Как от любви далёк, как свет не мил.
И конь устал от горести моей,
Ступая с тяжкой ношей на себе,
Шельмец как будто знает сколько дней
Меня тоска съедала по тебе,
И шпоры не ускорят шаг его,
Когда вознаю их ему в бока,
Он лишь храпит и медлит оттого,
Наказывая горе-седока.
Тот храп и ржанье – верный мой урок:
От радости к несчастью путь пролёг.











Сонет 51

Любовь простила тихий ход коня,
Когда меня он снова уносил,
Спешить не мог доругой от тебя,
Назад к тебе помчусь что будет сил.
Что сможет конь, когда на всём скаку
Я буду говорить – скачи быстрей! –
И шпоры в радость бега вовлеку,
С любимой чтобы встретиться скорей?
Чтоб все мои желанья утолить,
Не сможет конь нестись во весь опор,
Хотя и будет бег свой торопить.
Любовь простит мои удары шпор.
Но медлит конь. Его я отпущу
И сам быстрей коня к тебе примчу.








Сонет 52

Я, как богач, чей бешеный успех
Не в том, чтоб на сокровище взирать
И гребень золотой своих утех
Тем только ежедневно притуплять.
Пиры мои не часты торжеством,
Я чаще им позволить не могу
Случаться небольшим своим числом.
В ларце я их особом берегу.
Так время бережёт тебя в груди,
Так шкаф одежду бережёт всегда.
И радостей от встречи впереди
Растёт нерукотворная гряда.
Моё ты чудо из семи чудес –
Надежда или счастье до небес.









Сонет 53

Какая плоть была тебе дана,
Что миллионы теней льнут к тебе?
У человека тень всегда одна,
Но ты один все притянул к себе.
Адонис – воплощенье красоты –
Убогая лишь копия тебя,
Прекрасная Елена из мечты
Мужей ахейских – живопись твоя.
Весна иль тучной осени земля –
В ней только тень красы твоей томить,
А в урожае – щедрость вся твоя,
И ты во всём, где можно только быть.
Твоя у граций доля велика,
А верность сердца – верность на века.






Сонет 54

Ещё прекрасней в мире красота,
Украшенная правдой золотой.
Красива роза нежностью листа
И лепестка, и запаха мечтой.
Шиповник разукрашен в тот же цвет,
Что роза и имеет аромат,
Повисший на колючках, и букет
Его дыханью лета тоже рад,
Но вся эта картина – звук пустой.
Шиповника цветок – как и не жил,
Когда увянет. Розы цвет другой,
И увяданья запах её мил.
Когда твои цветам придёт черёд,
Мой стих твоею правдой расцветёт.









Сонет 55

Ни роскошь превосходных позолот,
Ни мрамор рифму не переживут.
Твоим лишь светом ясен небосвод,
Твою граниты славу берегут.
Когда война всю жизнь перевернёт,
С землёй сровняет тёплые домб,
Сам Марс с мечом тебя не уведёт,
Не вытравит из моего ума.
Среди смертей, забвений и мортир
Ты будешь свеж, как доброе вино,
В глазах и тех, кто божий этот мир
Ведёт к уничтожению давно.
До Страшного библейского суда
Ты будешь жить в стихах моих всегда.







Сонет 56

Воспрянь, любовь! И пусть не говорят,
Что ты слабее увлечений жажды.
Её порочный ежедневный взгляд
Томит и утоляет лишь однажды.
Со мною будь, хотя глаза твои
Утяжелятся бурной страстью дней,
Но всякий раз назавтра пыл зари
Любовной ты твори ещё сильней.
Пусть передышкой будут берега
Морей и рек с влюблёнными на них.
Любовная же радуга-дуга
Их соединит, как этот тихий стих.
В пустых пробелах холода зимы
Бутоны лета красные видны.









Сонет 57

Твой раб чего ещё достоин ждать,
Как не твоих неведомых желаний?
Свои часы мне некуда девать,
Я молча жду твоих повелеваний.
Не мне на время медленно пенять,
Когда свою судьбу, мой свет, люблю.
Тоскою горечь всуе укорять
Не смею, если ты сказал adieu.
Не мне и вопрошать в ревнивых снах,
Где ты сейчас и растревожен чем.
Рабу позволь забыть о всех мечтах.
Он волен только знать, что счастлив всем.
Любовь глупа настолько, что во всех
Твоих поступках не увидит грех.






Сонет 58

Избави бог меня, раба, и знать
И мыслить, где ты счастлив или с кем,
Часы твои пытаться сосчитать.
Свободен ждать, покорностию нем,
Страдать, внимая зову твоему,
И несвободу в долг себе вменить,
Терпение ссужая одному.
Не волен я ни в чём тебя винить.
Ты на земле единый господин,
И истина твоя – одна для всех.
Себя прощать ты волен лишь один,
Коль на душу и взят какой-то грех.
Я буду ждать, как мне ни тяжело,
И всё прощать, порою даже зло.








Сонет 59

Коль нет под Солнцем нового в веках,
А есть что было, то самообман
Взял верх. Но в ослепительных верхах
Нам новый образ в упоенье дан.
О, если б время двинулось назад
Хотя бы на пятьсот летящих лет,
Как был бы я увидеть в книгах рад
Тебя в сравненьях письменных, мой свет,
Узнать, что старый мир сумел сказать
О красоте невиданной твоей
И кто кому из избранных под стать
В изменчивости лабиринтов дней.
Мудрейшие в премудрости своей
Не тех сравнили с красотой твоей.








Сонет 60

Волнам подобны, лижущим свой брег,
К концу минуты наши все бегут.
Чередований их занятен бег,
Трудов непостижим простой маршрут.
Ребёнок, светом восхожденья полн,
Сквозь юность в зрелость нужный путь пройдёт,
Дорогу в старость та же воля волн
Ему укажет, к ней и приведёт.
Расчертит время юности чело
Рисунком линий, параллелью зим,
Чтоб всё вокруг навечно замело
И чтобы не был больше молодым.
Но только стих мой вечно будет жить,
Чтоб лучшее в тебе превозносить.








Сонет 61

Не ты ли веки мне приоткрываешь,
Тяжёлые в томительной ночи,
Обманом сна лишить меня желаешь,
В тенях упрятав зрения ключи?
Твой дух ли это, посланный тобой
Следить издалека за всем что здесь
Со мною происходит? Стыд любой
Заметить? Это ревность или месть?
Но нет! Твоя любовь не так сильна.
Моя глазам сомкнуться не даёт.
Моя не позволяет нитям сна
Застопорить любви моей полёт.
Лишь за тобой слежу, но нет меня
Там, где другие все вокруг тебя.










Сонет 62

Грехом любви к себе завешен глаз,
Душа и тело, всякая струна,
И от греха нет снадобья сейчас.
Греховная на сердце пелена.
Я думаю, никто так не красив,
Как я, в ком только блеск и добродетель,
Я сам в себе насчитываю див
Поболее, чем в ком-нибудь на свете,
Но в зеркало лишь стоит поглядеть
На временем изношенный портрет –
Любви к себе придётся умереть,
Любовь к себе не стоит двух монет.
Я – это ты. В себе люблю тебя,
Того, в ком блещет молодость моя.







Сонет 63

Когда, как я сейчас, ты станешь стар
Под Времени безжалостной рукой
И кровь притихнет, и морщин пожар
Покроет тело, юности прибой
Тогда причалит к берегу в ночи
И красоты бесценные дела
Растают, раздавая всем ключи
От тайников, где молодость была.
Готовясь к этим страшным временам,
Я мысленно встречаю их набег
И не позволю кoсам и ножам
Убить красу со смертью этих век.
Вся красота в строках на все года,
Им смерти нет, и ты в них навсегда.








Сонет 64

Когда я вижу, как былых времён
Красу сметает времени рука;
Когда соборы рушит тот же звон
И медь исчезновением легка;
Когда я вижу, как вода морей
Земельный похищает вдруг надел
Или земля сжирает что нужней
Ей, зная и не зная где предел;
Когда я вижу, как меняет быль
Своё же пребывание в веках
И думаю, что превратится в пыль
Моя любовь, меня съедает страх.
Подобна смерти мысль, и лишь рыдать
Могу о том, что не хочу терять.









Сонет 65

Земля и море, камень и металл
Исчезнут в пасти смерти на века.
Как красоте сдержать Девятый вал,
Когда она слабее и цветка?
Как летнему медовому дыханью
Осилить всю осаду этих дней,
Коль Время не щадит ни гор преданье,
Ни сталь ворот в пристанищах людей?
О, горечь размышлений! Где же в ней
Запрячет Время чудный мой алмаз?
Где та рука, что силою своей
Удержит бег и разрушений час?
О, только если чудо разрешит
И жизнь моей любви в стихах продлит.







Сонет 66

Я смерть зову и видеть не могу
Достоинство в унылой нищете
И алчность на пожизненном пиру,
И веру на обугленном кресте,
И золото наград у дураков,
И девственность, растоптанную тьмой,
И совершенство без достойных слов,
И силу, побеждённую клюкой,
И музу с перекрытым властью ртом,
И глупость, как всемирный приговор,
И правду, что зовётся простотой,
И праведность в плену у подлецов.
Устал я жить. Уйти из бытия.
Но ты как без меня, любовь моя?








Сонет 67

Ну, почему в пороках он живёт,
Присутствием своим усилив грех,
Который всех вкруг пальца обведёт,
Себя потешив, своровав успех?
Зачем подделка смотрит на него,
Его воруя образ для себя?
Кривляясь, хочет только одного,
Фальшивые букеты теребя.
Зачем он здесь? Природе не с руки
Уже разжечь огонь в его крови.
Лишь с ним доходы были велики.
Их нет. А то что есть – поди слови.
Природа всё хранит, чтоб показать
Богатства дней, которых не сыскать.








Сонет 68

В его лице вся прелесть прежних дней,
Когда красoты были, как цветы
И с нужным гримом не было затей,
И в париках не прятались плуты;
Когда златые косы мертвецов
Не отрезaли в сырости могил,
Чтоб выделать побольше париков
Для тех, кто был лицoм уже не мил.
В античной красоте его альков
Без украшений выдумкам подстать,
Без срезов чьей-то юности цветов,
Подменой чтоб себя не занимать.
Природа в нём показывает нам,
Где красота, а где искусный хлам.









Сонет 69

То, что в тебе для посторонних глаз,
Сомненьям не подвержено никак.
Твой ярко обозначен звёздный час,
Об этом знает друг и знает враг.
Всё что извне, на лаврах почивает,
И те, кто вознесли тебя вчера,
К тебе же, критикуя, подступают,
Интриги углядев внутри двора.
К тебе стараясь в душу заглянуть,
Они судить пытаются тебя,
Стремясь туда, куда не лёгок путь
И где ошибок мутная вода.
Твой блеск в раздоре с внутренним тобой,
И часто ты бываешь сам не свой.








Сонет 70

Не ты вина наветов на тебя.
Злословие прекрасному родня.
Завистников пустая болтовня –
Всего лишь вороньё на небе дня.
Тем лучше! Болтовня и подпоёт,
Что талер твой весомее других.
Червяк всегда к большому плоду льнёт.
Ты лучше всех соперников твоих.
Ты избежал злословья молодым,
Презрев все сочетания причин,
Но не развеян всех попыток дым,
Завистник новой думою томим.
Когда бы ту возню унять ты мог,
Все царства у твоих лежали б ног.








Сонет 71

Не более поплачь ты обо мне,
Чем колокол всю горечь возвестит,
Понять давая, что уже я вне:
Среди других червей уже пиит.
Читая эти строки, позабудь
Писавшего, поскольку так люблю,
Что снова не хочу губить твой путь
И на твою, и на свою беду.
Но если только между этих строк
Пройдёшь, пока безмолвен я в пыли,
Укороти воспоминаний срок
И в мир иной любовь свою сошли,
Чтоб этот мир, узнав, что не живу,
Не радовался горю твоему.









Сонет 72

Случись, тебя попросят вспомянуть
Мои заслуги, милые тебе
Посмертно, позабудь их тихий путь
И в эти дни не пой осанну мне.
Коль не решишь божественно приврать,
Расширив славу видимых заслуг,
Помягче чтобы пух в земле устлать,
Что, может, заслужил твой мёртвый друг.
Но если чувство всё-таки солжёт,
Чтобы любовь посмертно украшать,
Пусть и тогда меня забудет тот,
Кого я не хотел бы огорчать.
Твоей любви был недостоин я,
И ты любил никчемного меня.





Сонет 73

То время года видишь ты во мне,
Что листьев желтизной вокруг висит
В ветвях холодных, в птичьей тишине.
На хорах храмов ветер лишь гудит.
Во мне ты видишь сумеречность дня,
Что вдоль заката к западу идёт,
И ночь его уводит от меня.
Подруга смерти. Чёрный антипод.
Во мне ты видишь огненные блики,
Что возлежат на юности золе.
На смертном ложе угасают лики,
Как всё, что угасает на земле.
Ты знаешь всё, и оттого сильней
Твоя любовь в последнем ходе дней.








Сонет 74

Не унывай, когда чумной арест
Меня проглотит, как других калек.
Вся жизнь моя и мой нелёгкий крест
В стихах с тобой останутся навек.
Когда читаешь их, ты видишь все
Черты, что были лучшими во мне.
Земля – земле, а дух мой весь тебе,
Твоей обворожительной судьбе.
Со мной ты потерял лишь потроха,
Еду червей, безжизненную клеть,
Косы добычу или же греха,
Пустую мелочь, чтоб о ней жалеть.
В углах души был спрятан жемчуг мой,
И он остался навсегда с тобой.











Сонет 75

Ты для меня, что для людей еда
И струи дождевые для земли.
За твой покой сражаюсь я всегда,
Как скряга за сокровища свои.
Гордится радость, вдруг – сомнений рой
О том, чтоб не исчез ты никуда.
Хочу наедине побыть с тобой
И миру показать в тебе себя.
Пирую часто, глядя на тебя,
Потом ищу хоть на мгновенье взгляд,
Всё, что с тобою связано, любя,
И этому всегда безмерно рад.
Так всякий день пред выбором не прост:
То пресыщенье, то великий пост.







Сонет 76

Зачем мой стих не блещет новизной,
Далёк от новых веяний и мод?
И почему, беседуя со мной,
Не видишь новых поисков и од?
Зачем пишу о том же всякий раз
И дань плачу известной старине?
И речь зачем и в тот, и в этот час
Всё выдаёт, что спрятано во мне?
Любовь, я знаю, о тебе пишу,
Ты только тема вечная моя.
Старинной новизной всегда грешу.
Повторами силён, как прежде, я.
Восход, заход – всё то же, что вчера:
Любовь моя повторами жива.







Сонет 77

Твой вид тебе покажут зеркала,
Часы – что остаётся от времён,
Листы бумаги – мыслей купола,
Которыми так ум твой наделён.
Морщины, что увидишь в отраженье,
Могил раскрытых память поднесут,
А солнечных часов теней движенье
Представят вечность в образе минут.
Что памяти твоей не удержать,
Записывай прилежно с этих пор,
И знаний потаённая печать
Тебе откроет новый кругозор.
Простым приёмом выверен расчёт.
Тебе он только пользу принесёт.







Сонет 78

Так часто ты мне Музою бывал
И помогал вершить любой сонет,
Что и другим я многое раздал
От вдохновений тех прекрасных лет.
Твой взгляд учил несовершенных петь,
Мужланов заставлял порой летать.
Ты грациям своим помог взлететь.
На всём теперь всегда твоя печать.
Гордиться можешь тем, что я писал,
Все черпая идеи из тебя.
Ты нам урок чудесный преподал,
Во все искусства выложил себя.
Моё искусство – ты, и ты во мне
Искоренил невежество вполне.








Сонет 79

Пока ты мне в работе помогал,
Мой только стих тебе подобен был.
Сейчас в своём искусстве я увял,
Другой поэт в письме меня сменил.
Мой свет, я понимаю, ты давно
Заслуживаешь лучшего пера,
Но всё тому, другому, что дано,
Украдено им честно у тебя.
Он пишет благодетель, что достал
Из недр твоих, и красоту твою
Украл, а бульшим и не обладал,
О чём сейчас тебе и говорю.
Его писанья в долг всегда пусты,
И те долги оплачиваешь ты.






Сонет 80

Как неспокоен мой сегодня слог,
Когда другой слагает песнь тебе.
Он, воспевая, сделал всё что мог,
Чтоб помешать тебя восславить мне.
Но образ твой – огромный океан,
Где всякий парус может долго жить.
Мой дерзкий чёлн перу простому дан.
Возник он там, непросто где проплыть.
И взглядом ты поддержишь на плаву,
Пока другой поэт триумфом полн.
В отчаяньe могу пойти ко дну,
Когда его здесь торжествует чёлн.
С чужим успехом повторились вновь
И зло, и бескорыстная любовь.









Сонет 81

Мне ль эпитафию тебе писать,
Тебе ль меня успешно пережить,
Но память о тебе взойдёт опять,
Когда меня лишь смогут позабыть.
Бессмертным имя видится твоё,
Тогда как я исчезну навсегда
В могиле общей – что верней всего.
Твоей же – будет слава и хвала.
Мой стих и есть тот памятник тебе.
Другие поколенья всё поймут,
И голосa прочтут его везде,
Когда сегодня жившие умрут.
Ты будешь жить, пока живёт мой стих,
И в душах, и в дыханиях людских.







Сонет 82

Понятно, что не с Музою моей
Ты дружен и свободен выбирать
Работы лучших пишущих друзей,
Тебя что любят словом прославлять.
Искусен ты решительно во всём
И, рассудив, что мне не по плечу,
Исследуй весь мой чувством полный дом,
Ища в нём то, о чём я не молчу.
Ищи, мой свет, но только не забудь –
Других поэтов тщания легки,
Твоих чудес уже описан путь
Исканиями преданной руки.
Их лесть годится теням лишь твоим,
Но не тому, кто мною так любим.









Сонет 83

Не нужно никаких тебе прикрас.
Я никогда их и не предлагал.
Ты превзошёл и так в который раз
Всё, что поэт в своих стихах создал.
Я трезво медлю в этот ранний час,
Чтоб ты мог в назиданье показать,
Как слаб перед тобой поэта глас
И где ему пристало промолчать.
Ты мне в вину молчание вменил
И гордости добавил поделом.
Я красоту твою не извратил,
Пока другие преуспели в том.
Ты взглядом можешь столько жизни дать,
Что двум поэтам и не описать.








Сонет 84

Кто может что-то большее сказать
Чем высловить, что ты есть только ты?
В чьих тайниках хранится благодать
О красоте – сопернице мечты?
Пером слаб тот, добавить кто не смог
Тебе в поэмах голубых кровей,
Но тот, кого писать сподобил бог,
Прославится работою своей.
Достаточно лишь копию создать
Твою, не исказив природы гимн,
Ума и рук чтоб дело показать
И обессмертить всё стихом своим.
Ты только ухудшаешь образ свой,
Внимая лести чистою душой.


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!