Шекспир. Сонеты (85 - 119)

Сонет 85

Притихла Муза верная моя,
Пока другие радостно поют
И перьев позолоту для тебя
В стихах своих бесценных раздают.
Я – больше в мыслях, а они – в словах.
«Аминь!» твержу, как служка молодой
Любому гимну о любых делах
С душевной, златословной чистотой.
Когда тебя возносят, говорю,
«Всё точно!» добавляя к их словам,
И друга ещё более люблю,
Сокрытым доверяя волшебствам.
В других цени рифмованность души,
Во мне – в любви признания в тиши.





Сонет 86

Его ли стих весомее похвал,
Который превзошёл всех мастерство
И уничтожил тот, что я писал,
Мертворождённым выставив его?
Его ли дух обучен духом был,
Который под себя меня подмял?
Нет, так ни он, ни дух не рассудил,
Не их вина, что стих мой вдруг увял.
Ни он, ни дружелюбный ему дух,
Его помощник верный по ночам,
Не умертвили мой точёный слух.
Их не пристало сторониться нам.
Но ты когда помог ему писать,
Я понял – мне полезней помолчать.






Сонет 87

Прощай, приобретенье дорогое,
Свой прейскурант узнавшее давно.
Тебе дано решенье непростое.
Моё уже закончилось вино.
Мои границы ты определяешь.
Я всех твоих богатств не заслужил.
Ты милуешь, казнишь и отпускаешь
Тех, кто был мил тебе и кто не мил.
Себя ты отдавал, не понимая
Ошибки неосознанной своей.
Теперь, её вполне осознавая,
Домой уходишь без любви моей.
Ещё одна нелепая насмешка:
Во сне я был король, проснулся – пешка.






Сонет 88

Когда решишь ты разлюбить меня
И милости презреньем наказать,
Я выступлю с тобой против себя,
Не видя, что не нужно замечать.
К своим порокам зная все отмычки,
С тобой в союзе, их я всем открою.
Поведав про ужасные привычки
Свои, с тебя все подозренья смою.
От этого не в проигрыше я.
Мои все мысли только о тебе.
Обиды, что валю я на себя,
Полезны будут для меня вдвойне.
Я так, моя любовь, тебя люблю,
Что все твои грехи в себя волью.







Сонет 89

Скажи, что я чужой, любовь моя, –
Обиду я легко смогу принять,
Скажи, что хром – и захромаю я,
Не смея это даже обсуждать.
Никак не сможешь умалить меня,
Другую чтобы почву разрыхлить.
Сам помогу тебе же в этом я,
И не признбюсь, как могу любить.
С тропы исчезну, больше в языке
Не будет имя милое звучать,
Не выдать чтобы тайну налегке
И многим чтоб не дать о многом знать.
Всегда себя я против для тебя,
Коль нужно так тебе, любовь моя.







Сонет 90

Уж если ты уходишь, то сейчас,
Когда весь мир озлоблен на меня.
Сомни мою судьбу в последний раз
И не гляди туда, где согбен я.
А если же воспряну от невзгод,
Шагов неверных не предпринимай,
Не замедляй естественный уход,
Утерянному всуе не внимай,
Уходишь – без присловий уходи,
Когда мне многих напастей не счесть
И жала раскаляются в груди,
И тяжесть горя мне уже не снесть.
Все беды, что случались на веку,
Ничто, когда и ты уйдёшь в тоску.









Сонет 91

Кто горд рожденьем или мастерством,
Кто роскошью, кто силою своей,
Кто платьем с удлинённым рукавом,
Кто ястребом и парой лошадей.
И каждый в том весьма преуспевает,
Сокровищем довольный дорогим,
Меня это никак не согревает,
Владею я сокровищем другим.
Твоя любовь дворянства поважней,
Ценнее денег, дорогих одежд,
Любых коней и ястребов ценней,
С тобой я выше всех богатств невежд.
Погибну только, если заберёшь
Себя, чем на погост меня сведёшь.







Сонет 92

Когда захочешь, можешь ускользнуть,
Пока же, мне во всём принадлежишь.
Лишь нелюбовь всю жизнь перевернуть
Способна. От неё не убежишь.
Но мне ль страшиться худшей из всех бед?
Тогда погибну я, случись она.
Я не горюю, ибо есть ответ
На выходку любого скакуна.
Непостоянством ты не огорчишь:
Неверность – смерти быстрая сестра.
О, счастье! О тебе не умолчишь.
И в смерти, и в любви так счастлив я!
Но даже и на Солнце пятна есть.
Да и моя, быть может, в пятнах честь.






Сонет 93

Так жить, как-будто верю я тебе,
Как муж обмана, и любви лицо,
Хоть внешне свято, но уже судьбе
Сменило обручальное кольцо
И смотрит на меня, а сердце – там,
И, вместе с тем, не изменился взгляд.
Спокойствие с тревогой пополам
Во мне. Измен известен мне наряд.
Он в каждом взгляде, в кончиках морщин,
Но небом на лице твоём любовь
Расчерчена до всей души глубин,
И о любви твердят мне чувства вновь.
Как Евы плод, красива ты всегда,
Коль даже твоего не слышу да.








Сонет 94

Те, кто своею силой не гремят,
Не ярятся, где можно промолчать,
Других зажгут и снова не звучат,
Не дав себя тщеславию подмять,
Наследуют печати сфер небесных,
И ведом им развития закон,
Хозяева судеб они известных,
Пока иные расточают звон.
Цветок красив в сознании других,
Но для себя он тот же божий раб,
И если вдруг недуг его постиг,
Пред сорняком окажется он слаб.
Неправый сильный будет посрамлён.
Больной цветок затмится сорняком.








Сонет 95

Как ты легко и ветрено грешишь
И покрываешь плесенью себя
И имя, и всё то, на чём стоишь,
При этом свой невинный вид храня.
А слухи множат направленья стрел,
Черня твоих проделок ловкий миг,
Но, вместе с тем, прискорбен их удел –
Твоё лишь имя сокрушает их.
Твоих грехов раздолья широки
Внутри тебя насколько видит глаз.
Ты обеляешь все свои грехи
И превращаешь пепелы в алмаз.
Будь осторожней, милая звезда:
И нож тупиться может иногда.







Сонет 96

То ветреность, то молодость в вину
Тебе вменяют, то – наоборот,
Но, право же, всё это ни к чему:
То и другое так тебе идёт.
И если королева вышла в свет
В кольце дешёвом – не поймут оне.
Твоих ошибок всех вопрос-ответ
Правдивей правды и всегда в цене.
Как много может волк ягнят избыть,
Личиною ягнёнка овладев?
Скольких друзей способен ты впустить
В свой круг большой и сколько всяких дев?
Но друг один ты только у меня,
И всё твоё люблю, как и тебя.








Сонет 97

Казалось, зиму не был я с тобой.
Невесел был бег времени в году.
Я замерзал. Дни покрывались мглой.
Декабрь, думал, не переживу.
И лето поместилось всё в него,
И урожайной осени букет
С весной в утробе женской от того,
Кто мужем был, но больше его нет.
Плодов же ожиданье для меня –
Что сиротливый, без отца, приют.
И радость лета ждёт всегда тебя.
Ты не приходишь – птицы не поют.
А если и споют мотив простой,
Поблекнут листья в страхе пред зимой.







Сонет 98

Весной я снова без тебя взгрустнул,
Когда апрель расцвёл в который раз
И молодую жизнь во всё вдохнул
Так, что Сатурн, смеясь, пустился в пляс.
Но пенье птиц и запахи земли,
И ароматы сладкие цветов
Разговорить и вовсе не могли
Меня. Я не отведал их плодов.
Не удивлял ни белых лилий цвет,
Ни роз пунцово-красное шитьё.
Их имитаций выцветший секрет –
Лишь жалкое подобие твоё.
Где нет тебя, там вечная зима
И теней ледяная бахрома.








Сонет 99

Цветок фиалки так я укорял:
Воришка! Где украл ты аромат?
В дыхании любимой? Цвет где взял,
Которым щёки так твои горят?
Его из вен её ты и унёс.
Я лилию ругал за цвет твоих
Рук, майоран – за тот же цвет волос.
Две розы испугались, и у них
Все краски изошли стыдом до слёз,
А третья, ни красна и ни бела,
Твоим дыханьем тоже разжилась,
За кражу получила всё сполна:
В неё смертельной хваткой тля впилась.
Цветов чем больше в жизни видел я,
Тем больше знал – цветб все от тебя.







Сонет 100

Скажи мне, Муза, силы где берёшь,
Чтоб вдохновлять, что вдохновляешь ты?
Не тратишь ли напрасно что даёшь,
Углы лишь освещая пустоты?
Приди и настоящим напои
Всё, что впустую ранее дала.
Будь там, где место истинной любви
И лучшие у перьев все права.
Взойди, взгляни в лицо любви моей.
Найдёшь морщины на её челе –
Их высмей до остатка жизни дней,
Анафеме предав по всей земле.
Признай заслуги раньше, чем времён
Над ней раздастся похоронный звон.








Сонет 101

О, ветреная Муза! Позабыв
О правде с красотой, ты вся в долгах.
В моей любви запрятан тот мотив,
Который спрятан и в твоих шелках.
Что ты мне скажешь? Знаю, скажешь ты,
Что правда хороша и без прикрас,
А красота – без призрачной мечты.
В покое их оставь и в этот раз.
Ты снова собираешься молчать?
Но нет! Внутри тебя есть много сил
Вторую жизнь любви моей придать,
Которая сильнее всех могил.
Так за работу, Муза! Научу
Я сам тебя тому, чего хочу.






Сонет 102

Люблю сильней, для глаз слабее даже,
Не оглашая чувств своих горенье.
С глашатаем любовь лишь для продажи,
И для торгов нужны все объявленья.
Когда любовь была в начале дней
И каждый день я строчкой отмечал,
Там песни пел влюблённый соловей,
Который только летом замолчал,
Не потому что стало в чём-то хуже,
Чем было в пору гимнов и ночей,
Но потому что всё пространство уже,
Когда на каждой ветке соловей.
Поэтому стал меньше петь и я,
Тебя чтоб поберечь, любовь моя.






Сонет 103

Так бедно Муза потчует меня,
Так много всюду слова моего,
А сам объект тщедушного письма
Глядится всё же лучше без него.
Не обессудь, что больше не пишу,
И в зеркале всмотрись в лицо своё.
Оно милей всего, чем я грешу,
И посрамляет знание моё.
Не грех ли совершенство поправлять
И тем его бессмысленно губить?
Другого не хотелось бы желать –
Лишь красоту твою превозносить.
Но более, чем виденье моё,
Тебе покажет зеркало твоё.







Сонет 104

Ты не стареешь для меня, мой друг,
С тех самых первых нашей встречи дней,
И холодам течений недосуг
Заставить время пробегать быстрей.
Всех вёсен краски видел в желтизне
Я всех осенних сроков тех же лет,
И всех апрелей дым в голубизне
В июнь ушёл, но молод ты, мой свет.
Прекрасное, как стрелки в круге дня,
Невидимо, но движется вперёд.
Твой образ, неизменный для меня,
За ними следом собственным идёт.
Я новым дням скажу и в этот раз:
Прекрасное всё было здесь, до вас.








Сонет 105

Моя любовь – не выставка икон,
И ты, мой свет, здесь не одна из них.
Тобою только до предела полн,
Тебе лишь песнь моя и нежный стих.
Моя любовь к тебе всегда нежна.
Незыблем тот, кто любит и любим.
Мелодия любви моей одна,
Предмет её не может быть другим.
Добра, сильна чиста – вот весь закон.
Как Троица, чиста, сильна, добра.
На том стою. С тем буду погребён.
В Едином – нынче, завтра и вчера.
Так, через вязь твоих прекрасных лет
В тебе сошлись три грации, мой свет.






Сонет 106

Когда в тиснёных книгах прошлых лет
Я вижу описания людей,
Чья красота рождала им сонет,
В котором бывших воспевал Орфей,
Тогда тем душам трепетным, земным,
С улыбками в глазах и на губах
Внимаю, словно копиям твоим
С оригиналом лишь в твоих очах.
Пророчествами были те слова,
Предвидевшие свет моей любви,
Но, бедные, не видев никогда
Тебя, – словописали как могли.
Позволено нам на тебя глядеть,
Но нет тех слов, чтобы тебя воспеть.







Сонет 107

Ни страхи все мои, ни предсказанья
Не могут разглядеть в глухой дали,
Сколь долгим будет всё переливанье
Моей любви внутри твоей любви.
Смертельная луна* прошла затменье,
Провидцев посрамив в который раз,
Оставив их одних в недоуменье.
Оливы снова расцвели для нас.
Любовь светла, я смерти не боюсь,
Целительный доверен нам бальзам,
Я рифмой в небо новое взовьюсь,
А смерть оставим диким племенам.
В поэмах бесконечным будешь ты,
Когда другие все падут кресты.

___________________________________
* Смертельная луна – прозвище королевы Елизаветы







Сонет 108

Что есть ещё в идеях всех моих,
Чего я не сказал тебе чернилом?
Что нового в рассказах дорогих,
Чего не рассказал ещё о милом?
Всё сказано, мой друг, но всякий раз
Молитвы старой повторяю слово
О том, что вместе мы с тобой сейчас
И старое, когда вдвоём, нам ново.
И вечная любовь всегда одна,
И нипочём ей времени капкан,
Морщины или даже седина.
Ей возраст в пир, а не в отмщенье дан.
Она всегда в начале, не в конце,
С презреньем к смерти в позе и в лице.







Сонет 109

Не думай, что хоть раз я изменил,
Хотя разлука может и солгать.
Мне легче утверждать, что я не жил,
Чем душу от твоей вдруг оторвать.
Тем и живу. А если и бродил,
То возвращался вовремя домой
И всякий раз всегда таким как был,
С отмытыми глазами и душой.
Не верь любым сомненьям никогда, –
хотя, как человек, я тоже слаб, –
И подвести тебя мог иногда,
Но я твоих достоинств вечный раб.
Вселенная – безделка для меня.
Есть только ты, любовь и жизнь моя.







Сонет 110

Да, это правда. Я не тосковал,
Сновал туда-сюда, как чёртов шут,
Дурачился и чувством торговал,
Черня наборы сладостных минут.
Свидетельствую: правду принимал
Порой враждебно, но в конце пути
Себе урок хороший преподал
И понял – счастья выше не найти.
Всё позади. Прими мою любовь.
Я более не буду никогда
Являться там, где испытаний новь.
Ты бог любви и радость навсегда.
Встречай меня на небесах своих,
Где наша встреча только для двоих.







Сонет 111

Судьбу ты можешь только укорить
За все мои невзрачные дела.
Она меня заставила так жить,
В зависимость от зрителей ввела.
Отсюда и известное клеймо,
Характер прогнут или угнетён,
И краска на виду, а не вино,
И жизнью я не удовлетворён.
Готов, как пациент, лекарства пить,
Горчайшие настойки от недуга
И неудобства молча все сносить,
С порочного чтоб удалиться круга.
Тебе меня лишь стоит пожалеть,
Как ни о чём не стану я скорбеть.






Сонет 112

Врачуют раны верность и любовь
Твои, которых я же и виновник.
Какое дело мне, что люди вновь
Меня чернят, коль сладок твой шиповник.
Ты для меня весь мир, и я учусь
Внимать оценкам только от тебя,
А от других – нисколько и не тщусь.
Ты мера всех вещей, любовь моя.
Мне безразлично мнение толпы.
Я глух к льстецам и критикам моим.
Единственный мой критик только ты,
Я неподвластен голосам другим.
Настолько ты, любовь, в крови моей,
Что нет мне дела до других людей.






Сонет 113

С известных пор мой внутрь направлен взор,
И всё, что ждёт от зрения ответ,
Весь делит пополам дневной дозор,
Как будто видит всё. На деле – нет.
Не форму сердцу поставляет он
Цветов и птиц, и профилей иных.
Всё, что я вижу, для меня лишь фон
С картинками невидимых шутих.
А если взор красивое узрит,
И даже если встретится змея
Или ворона в небе пролетит,
Он всё мне представляет как тебя.
Заполненный повсюду лишь тобой,
Мой пир не видит этот мир большой.






Сонет 114

Зачем мой ум, наполненный тобой,
Пьёт королей отраву – эту лесть?
Зачем глазам невидимой порой
Сама любовь послала эту месть
Самим из монстров ангелов творить,
Тебе своим свечением подобных
И высшее из низшего лепить
Собранием умений благородных?
Виновен первым, безусловно, взгляд,
И мозг по-королевски это пьёт.
Глазам известен таинства заряд,
И их коварство чашу перельёт.
В отраве этот грех не так велик.
Глаза влюбились сами в первый миг.






Сонет 115

Неправдой было всё, что я писал,
Твердя, что в мире нет сильней любви.
Я многого тогда ещё не знал
О всполохах занявшейся зари.
Но времени немеряная власть
Стирает клятвы, славы королей,
Чернит красуты, изменяет масть,
Меняет убеждения людей.
И отчего со временем в борьбе
Мне было не понять, как я люблю,
Не знать, что в изменившейся судьбе
Изменится и то, о чём пою?
Моя любовь – дитя, и ей расти,
О чём не знал я в первый день пути.






Сонет 116

Там, где любви естественен союз,
Препятствий нет. И это не любовь,
Которая их ищет в связках уз,
С пути сбиваясь, охлаждая кровь.
О, нет! Любовь есть веха навсегда,
При бурях и штормах неколебима,
И для людей – Полярная Звезда,
С безбрежностью высот соизмерима.
Любовь не шут, хотя её судьба –
Участница забот смертей кудесных,
При этом величава и добра
До всех исходов всех концов небесных.
Но если ошибаюсь я, мой свет,
Тогда любви вообще на свете нет.






Сонет 117

Вини, что по долгам я не платил,
Когда не медля должен был платить,
И забывал, и медленно любил,
И там бывал, не должен был где быть,
И часто с недостойными бродил,
Разбрасываясь временем твоим,
И подставлял раскосия ветрил
Неровных, был разлукою томим.
Впиши злодейства и ошибки вместе
На мой судебный в каждом шаге счёт
И хмурься, и суди меня по чести,
Но ненависть не запускай в полёт.
Я ничего вокруг не нарушал,
Твою любовь я только проверял.





Сонет 118

Так, аппетит приготовляя свой
Острящей нёбо крепостью приправ,
Предчувствуя здоровья близкий сбой,
Мы потчуем себя набором трав.
Исполненный твоею красотой,
Я острый соус вновь употребил,
Повёл себя, как будто я больной,
И, будучи здоров, себя сгубил.
В любви – недугов суть негоже ждать,
Ошибкой обернулся выпад мой,
Лекарства принимал, чтоб не хворать,
Здоровью навредив своей рукой.
Ошибки обучают мудро жить:
Лекарствами любовь не излечить.






Сонет 119

Какие зелья только ни глотал
Из тиглей с адской жидкостью внутри,
Надеждами надежды перебрал,
Но все мои погасли фонари.
И сколько же ошибок закружилось,
Когда, казалось, счастье на пороге.
Каким обманом радость завершилась
В огромной, неоправданной тревоге.
Нет худа без добра! Твержу сейчас,
Что лучшее и худшим прирастает,
И чувство, обновлённое подчас,
В себе любовь сильнее воплощает.
Я возвратился, розги получив,
Любовь свою тем втрое укрепив.




.


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!