Хорошая птичка

- Тишенька хорошая птичка!
- Хорошая – соглашаюсь я и поднимаю глаза к потолку.
На рожке люстры, перебирая пёрышки лакированным клювом, охорашивается наш новый постоялец – бело-синий с серыми крапчатыми крыльями волнистый попугай Тиша.
Месяца три назад позвонила мне моя подруга Александра – Сашенька, Сашка, как мы любовно, по-дружески, называем её.
То смеясь, то всхлипывая, Сашка сообщила, что через несколько дней они уезжают в Канаду.
- В какую Канаду? - опешила я, - ты ничего не говорила.
- Говорила! Помнишь, мы с Генкой, (Генка её муж) - рассказывали, что отправили резюме в одну зарубежную фирму, которой нужны русскоязычные программисты? Только и сами не верили, что это может быть реально – работа в Канаде. Почти не надеялись.
Да, - вспомнила я, - да, что-то такое Геннадий говорил. Но как-то между прочим, во время прогулки в ботаническом.
Вот! – голос Сашки звенел, - теперь нам прислали вызов. Виза и документы готовы, всё улажено. Только Тишеньку некуда девать – карантинная служба через границу не пропускает. Анечка, милая, возьмёшь? На годик всего… Ну, не выбрасывать же птичку на улицу – она снова захлюпала носом, - возьмёшь, Ань? Мы придём с Геной сегодня вечером, можно?
- Ладно, обсудим - я уже и сама готова была слезу пустить: с подругой на целый год расставаться жаль. Да и Тишку тоже: птица-то не при чём… Хотя, вообще-то, я люблю собак. Но тут случай особый, придётся потерпеть.
Клетку-вольер мы водрузили на комод, у самого большого и светлого юго-восточного окна … Крупные резные листья комнатных цветов на подоконнике приглушали солнечный свет и отбрасывали красивую тень на попугайский домик. Птица и цветы гармонично дополняли друг друга и даже оживили наш интерьер.
Первую неделю Тиша вёл себя спокойно и, как мне показалось, несколько настороженно. Сидел в глубине клетки на жердочке, не подходя к открытой дверце – я, выполняя инструкции Саши, каждый вечер открывала её – «пусть разомнёт крылышки» - и разглядывал нас.
Ощущение, что птица тоскует, не покидало меня. «Да, ладно – успокаивала я себя,- откуда у такой пичуги человеческие чувства»…
Однажды Тиша решился. Мы даже не заметили, как птичка оказалась под потолком на новой люстре. Искрящиеся хрустальные зелёные листья и сиреневые цветы, видимо, очень понравились Тишке. Через несколько дней он уже насвистывал какие-то мелодии, танцевал, приседал – всячески выказывал, как ему хорошо и радостно среди этого благолепия.
Однажды, глядя на нас с трёхметровой высоты, попугай чётко произнёс: «Тиша хороший! Тиша любит Сашу!» - вспомнил, видимо, Сашкины уроки. Повертелся немного и добавил: «Кушай, Тиша, Сашу!»
«Сбой программы - сквозь смех констатировала моя дочь - вместо каши – Саша»… «Кушай, Тиша, кашу» - отозвался попугай.
Мы поняли, что птица освоилась и постепенно привыкает к нам.
Всё было замечательно! Но… Следы жизнедеятельности Тишкиного организма оставляли на хрустальных ветвях светильника и под ними трудносмываемые пятна, и это омрачало нашу жизнь."Придумал!"- муж куском старой простыни обернул люстру и закрепил концы под самым потолком тугим-претугим узлом. Было решено, что Тиша, не обнаружив знакомых ветвей, попытается выбрать для вечерних прогулок другое место.
Вечером, открыв попугаю клетку, мы ушли ужинать.
Перед сном, я подошла, чтоб как обычно, закрыть дверцу и накинуть скатёрку на Тишкин домик. Но попугая в клетке не оказалось. «Уснул, должно быть где-нибудь на шкафу» – решила я и выключила свет. Но и утром птица не нашлась. Еда в клетке была не тронута.В панике перерыли весь дом – вдруг завалился в какую-нибудь щель. Тишеньки не было нигде.
«Не оставил ли кто из нас вчера открытой форточку?» - лихорадочно думала я, не представляя, что скажу подруге - Саша звонит раз в неделю регулярно. Да и для нас Тишка незаметно стал равноправным членом семьи."И, зачем мы прятали люстру – каялась, - выжили попугайку, улетел! Форточка, видимо, всё же была открыта!" - дверцу в клетке я закрывать не стала.
На третий день, вечером, притихшие, расстроенные, мы уселись перед телевизором. Исчезновение Тишеньки не давало покоя, но надеяться можно было теперь уже только на чудо. И чудо, как говорят, свершилось! С потолка с лёгким шуршанием вдруг соскользнул тот самый злополучный кусок простыни, которым мы укрыли люстру от птички. А вслед за ней с воробьиным ликующим чириканьем спикировал на клетку наш попугай. Тишу было не узнать! Истощённый, потрёпанный, с поредевшими перьями, он жадно налетел на еду. Оказывается, трое суток втихомолку Тишка сражался с узлом, мастерски затянутым моим мужем. И победил!
Утро... Наш папа, затаив улыбку, с деланно-сердитым видом подставляет стремянку и до блеска протирает каждый листик, каждый лепесток нашей чудесной новой люстры...

Попугайчики, как и собаки: если полюбил "Кешу" - то это на всю жизнь...
Спасибо тебе, Людочка, за доброту сердца и душевное тепло.
Как же я давно тебя не слышал!
Пусть всё у тебя будет хорошо.
Павел.