Блейк. Иерусалим. Лист 38 (43)

Лист 38 (43)

И видели они: на Альбиона восстают их ядовитые Колёса —
Уризен хладный, умудрённый, Лува в жалости и скорби;
Ленивый и угрюмый Тармас, в колебаньях и отчаянии Уртона —
Друг друга жертвы, каждый в заговоре против всех,
5 Дабы разрушить Четверную цельность Альбиона.

И видели они Америку на западе за рощею дубовой,
Где в Мексике на алтарях скалистых Тармас был распят.
«Уймём наш гнев, чтоб не разрушить Иерусалим корнями Рощ!
Но наша жалость нас распнёт на Альбионовых Дубах!
10 Надев личину Призраков, мы лишь узрим свою погибель.
Бог Альбиона, защити от Рощ дубовых Иерусалим!»

Но разъярился Лос: «Зачем стоим мы и трепещем,
К Всевышнему взывая? Разве Бог живёт не в нас самих?
Протянем руку помощи и падшего спасём — ведь нас Четыре,
15 Взирающих на Альбиона низвергающегося в Небытие,
На мириады сфер Небес и Ада что переполняют Бездну!
В священной похоти, в раздумьи лицемерном пьём мы крики, стоны
Несчастных жертв закона, строя двадцать семь слоёв Небесных,
Творим Расплывчатые Формы, что противны Богочеловечности —
20 Единой Всеобъемлющей Вселенской Форме,
Исполненной сочувствия, заботы и любви,
И подлинного Милосердья, — Форме, что хранит
Навеки каждую мельчайшую черту частицы каждой.
Но здесь язык медоточивый скрыт за хищными зубами,
25 И мягкая улыбка дружбы, и заря добра —
Лишь западня. Жестокость наполняет каждое движенье,
А дружбе и добру отказано в существовании,
Духовное вино и вертоград Спасителя
Здесь называют одурью, смертельною заразой —
30 Суд грядёт, и Агнец Божий будет предан на закланье.
Охота и Война – истоки Жизни Вечной —
Теперь – истоки Горькой Смерти и Прожорливой Геенны,
Здесь Сердце скрыто за стеной холодного молчанья.
Сверкающее лезвие копья пронзает грудь и рёбра.
35 Искусства фальшь Искусство разрушает; ложная Свобода
Свободу душит; фальшь Религии крушит Религию.
В долинах Фегора сражаются Навин и Калеб,
И любящие братья друг на друга восстают,
Рыдает Валаам, никто из женщин не выходит в поле,
40 Усеянное трупами — не так, как в старину,
Когда Солдат стоял за Правду и врага звал братом:
Боролся он за жизнь — не ради смерти вечной!
Теперь же насмерть он разит, труп падает к ногам — ни Мать,
Ни Дочь и ни Сестра не выйдут, чтоб убитого обнять, —
45 Смерть Вечная одна в долинах Фегора блуждает.
Ужели вы не чада Иерусалим о, Англичане,
Рассеянные по земле? Чу, воют по ночам Гиганты Альбиона:
‘Мы чуем запах крови англичан на наших алтарях!
На наших Мельницах да будут перемолоты они,
50 Чтоб хлеб испечь для наших братьев — Скофилда и Хэнда!’
Скофилд и Кокс разят моих Саксонцев, создавая Мир,
В котором Человек — враг Человека, где стремится каждый
Уйти в Небытие в гордыне Самости своей,
Где обобщеньем губят все Искусства и Науки.
55 О, Бристоль, Бат и вы семнадцать, слушайте меня!
Легко превозносить кого-то до небес и отнимать
При этом от него достоинства его за частью часть:
Власть зыбкую его лишь близкий друг ценить способен.
Где Иерусалим шатры? Где величавые вершины Альбиона? —
60 Я вижу лишь Пещеру скучную, Скалу и Древо Смерти!
Я вижу не Взаимное Прощенья всех грехов, но ямы
С вечно-кипящею смолой — фальшивое богатство Хананеев.
И как Озёра жидкого свинца на месте Храмов возведённых
Спасителем – передо мной раскинулись Миры снегов и льда,
65 Где чада Иерусалим опутаны Плетённым Человеком,
Где жители Ханаана и Амалика, Египта и Моава —
Достоинства и Отрицания жестокие сыны —
Стоят у Пропасти Небытия в отчаянии немом.
Там Иерусалим с Америкой от ужаса дрожат
70 Вдали от шпилей Лондона, от гор высоких Альбиона.
Как вытерпеть такое? Я один готов исправить
Ошибку эту. Жалкие и слабые вы все стоите
Вокруг меня. Ужель в Долину Смерти вы идти собрались?
Друзья и Братья, о возлюбленные Спутники мои!
75 Ужель и вы заражены Грехом и Покаяньем,
И ваш Недуг неисцелим? Скажите мне хоть слово!
Утешьте же меня! Зачем молчите? Я один,
Кто силы не утратил. Или Ваша доброта и жалость —
Покров, скрывающий жестокость мести Замогильной?»

80 Так молвил Лос, и бледные вкруг Дома Смерти
Меж искушеньем и отчаяньем стояли средь Дубов
И Скал могучих Альбиона. Во весь рост поднявшись...


Plate 38 (43)

They saw their Wheels rising up poisonous against Albion
Urizen, cold & scientific: Luvah, pitying & weeping
Tharmas, indolent & sullen: Urthona, doubting & despairing
Victims to one another & dreadfully plotting against each other
5To prevent Albion walking about in the Four Complexions.

They saw America clos'd out by the Oaks of the western shore;
And Tharmas dash'd on the Rocks of the Altars of Victims in Mexico.
If we are wrathful Albion will destroy Jerusalem with rooty Groves
If we are merciful, ourselves must suffer destruction on his Oaks!
10Why should we enter into our Spectres, to behold our own corruptions
O God of Albion descend! deliver Jerusalem from the Oaken Groves!

Then Los grew furious raging: Why stand we here trembling around
Calling on God for help; and not ourselves in whom God dwells
Stretching a hand to save the falling Man: are we not Four
15Beholding Albion upon the Precipice ready to fall into Non-Entity:
Seeing these Heavens & Hells conglobing in the Void. Heavens over Hells
Brooding in holy hypocritic lust, drinking the cries of pain
From howling victims of Law: building Heavens Twenty-seven-fold.
Swelld & bloated General Forms, repugnant to the Divine-
20Humanity, who is the Only General and Universal Form
To which all Lineaments tend & seek with love & sympathy
All broad & general principles belong to benevolence
Who protects minute particulars, every one in their own identity.
But here the affectionate touch of the tongue is closd in by deadly teeth
25And the soft smile of friendship & the open dawn of benevolence
Become a net & a trap, & every energy renderd cruel,
Till the existence of friendship & benevolence is denied:
The wine of the Spirit & the vineyards of the Holy-One.
Here: turn into poisonous stupor & deadly intoxication:
30That they may be condemnd by Law & the Lamb of God be slain!
And the two Sources of Life in Eternity[,] Hunting and War,
Are become the Sources of dark & bitter Death & of corroding Hell:
The open heart is shut up in integuments of frozen silence
That the spear that lights it forth may shatter the ribs & bosom
35A pretence of Art, to destroy Art: a pretence of Liberty
To destroy Liberty. a pretence of Religion to destroy Religion
Oshea and Caleb fight: they contend in the valleys of Peor
In the terrible Family Contentions of those who love each other:
The Armies of Balaam weep—-no women come to the field
40Dead corses lay before them, & not as in Wars of old.
For the Soldier who fights for Truth, calls his enemy his brother:
They fight & contend for life, & not for eternal death!
But here the Soldier strikes, & a dead corse falls at his feet
Nor Daughter nor Sister nor Mother come forth to embosom the Slain!
45But Death! Eternal Death! remains in the Valleys of Peor.
The English are scatterd over the face of the Nations: are these
Jerusalems children? Hark! hear the Giants of Albion cry at night
We smell the blood of the English! we delight in their blood on our Altars!
The living & the dead shall be ground in our rumbling Mills
50For bread of the Sons of Albion: of the Giants Hand & Scofield
Scofeld & Kox are let loose upon my Saxons! they accumulate
A World in which Man is by his Nature the Enemy of Man,
In pride of Selfhood unwieldy stretching out into Non Entity
Generalizing Art & Science till Art & Science is lost.
55Bristol & Bath, listen to my words, & ye Seventeen: give ear!
It is easy to acknowledge a man to be great & good while we
Derogate from him in the trifles & small articles of that goodness:
Those alone are his friends, who admire his minutest powers[.]
Instead of Albions lovely mountains & the curtains of Jerusalem
60I see a Cave, a Rock, a Tree deadly and poisonous, unimaginative:
Instead of the Mutual Forgivenesses, the Minute Particulars, I see
Pits of bitumen ever burning: artificial Riches of the Canaanite
Like Lakes of liquid lead: instead of heavenly Chapels, built
By our dear Lord: I see Worlds crusted with snows & ice;
65I see a Wicker Idol woven round Jerusalems children. I see
The Canaanite, the Amalekite, the Moabite, the Egyptian:
By Demonstrations the cruel Sons of Quality & Negation.
Driven on the Void in incoherent despair into Non Entity
I see America closd apart, & Jerusalem driven in terror
70Away from Albions mountains, far away from Londons spires!
I will not endure this thing! I alone withstand to death,
This outrage! Ah me! how sick & pale you all stand round me!
Ah me! pitiable ones! do you also go to deaths vale?
All you my Friends & Brothers! all you my beloved Companions!
75Have you also caught the infection of Sin & stern Repentance?
I see Disease arise upon you! yet speak to me and give
Me some comfort: why do you all stand silent? I alone
Remain in permanent strength. Or is all this goodness & pity, only
That you may take the greater vengeance in your Sepulcher.

80So Los spoke. Pale they stood around the House of Death:
In the midst of temptations & despair: among the rooted Oaks:
Among reared Rocks of Albions Sons, at length they rose


Примечания

Эта страница — позднейшая вставка, где намекается на
события войны с Наполеоном 1812 года и Мексиканской
войны за незвисимость 1810—21 годов.

1. Колёса Четырёх Зоа («Четыре Животных»), заключающие
в себе «их дух», описаны у Иезекииля (см. 1:16-21).

1—5. Четыре Зоа являются частями «Четверной целостности»
Альбиона (или Человека):
Уризен (Urizen) — разум Человека;
Лува (Luvah) — его страсти, эмоции;
Тармас (Tharmas) — его тело, чувства и ощущения;
Уртона (Urthona) — его инстинкт, интуиция, воображение.

Их заговор и борьба друг против друга, явились по Блейку
причиной «падения» Человека.

7. Тармас, Зоа телесного — чувств и ощущений Человека,
принесённый в жертву на скалистых алтарях Мексики –
намёк на казни Мигеля Идальго (в 1811) и Хосе Мария
Морелоса (в 1815) в период войны за независимость
Мексики от Испании.

16-20. Множественность Небес и Преисподних – идея
Эммануила Сведенборга. Дальнейшее рассуждение Блейка,
вероятно, содержит критику учения Сведенборга.

37-45 Иисус Навин (также Осия или Хошеа) и Калеб (Халев)
по библии были друзьями и не вступали в битву друг с другом.

65. Плетённый Человек (Wicker Man) — сделанная из ивовых
прутьев или соломы клетка в форме человека, которую друиды
якобы использовали для человеческих жертвоприношений,
сжигая её вместе с заключёнными в ней людьми.




Д. Смирнов-Садовский, поэтический перевод, 2014

Сертификат Поэзия.ру: серия 1085 № 103232 от 18.01.2014

0 | 0 | 1301 | 30.01.2023. 05:24:07

Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать это произведение.