Блейк. Иерусалим. Лист 36 (40)

Лист 36 (40)

Лос содрогнулся: страшной белизной болезнь покрыла
Плоть Альбиона. И друзей Гиганта отовсюду
Он созывал. И четверо явились с Эманациями их
На Колесницах огненных, но задрожали все,
5 Смерть Вечную узрев, и почернели их огни
Пред домом Вечным, пред остывшим влажным ложем Альбиона,
Пред ним самим больным, безмолвным, пред шестнадцатью Столпами.
Вокруг колен Гиганта на колени пав, все зарыдали,
И Богу Клятву вознесли — громами голоса гремели,
10 И вдаль, и вширь они неслись по холмам и долинам:
«Как болен Альбион! — скорбела каждая Долина, каждый Холм,
И каждая Река. — Брат Альбион смертельно болен!
Вступил он в клан злодеев, изучил неверия искусство!
И Завистью ведом, от всех друзей он отвернулся,
15 Презрел от тех, кто жизни за него не пожалел отдать,
Но пожирателей своей души он на груди пригрел,
Их цель — уничтоженье Эманации его.
Проснитесь же! Восстаньте о, Друзья Гиганта Альбиона!
Враги направили его на ложный путь, засеяв
20 Ошибками когда-то тучные его поля!»

Внимали им Двадцать четыре, и на колесницах водяных
Живые Твари третьего кортежа с Человеческим Величьем
И громким плачем их везли по Альбионовым дорогам,
Пока не прибыли они к Жилищу Альбиона.

25 О! что за муки Смерти Вечной ожидают Человека!
Опоры Сотворённого уже готовы лопнуть,
И Мир тогда слетит с петель, Жилище Человека
Наполнится чудовищами бездны, Человек
Сам станет Демоном, покрытым чешуёй проклятий,
30 Терзающим, терзаемым огнём Морального Закона.

Когда бы пало Тело Альбиона, из его руин
Восстал бы страшный Призрак и, враждуя с Милосердным,
Мрак бездны переполнил бы всепожирающим огнём,
И в мире бренности явился бы ужасный мерзкий дух
35 Под маской Добродетели Месть и Закон несущий,
Цепями к Вечности прикован, исторгая пламя
Проклятий и грозя оружьем Небесам, из пасти
Кровавую Жестокость изрыгая, скрежеща зубами,
Всё разрушая бурями, пожарами сжигая.
40 В груди его могучие Сыны в цепях проклятий,
И Эон тёмная, когда-то бывшая прекрасной,
За рёбрами его рождает змей, чьи души — сноп огня,
Но слава Милосердному, что полон доброты!
И Вся Семья Божественная слёзы льёт над Альбионом.

45 Двадцать четыре — в них Небесная Семья явилась —
Едины в Нём Одном. О Божества и Человека
Виденье, Иисус-Спаситель, будь благословен вовеки!

Друг верный, Селси! ты ещё предашь себя волнам
Отчаянья, и Эманация твоя вспарит
50 Над наводненьем, и прекрасным Чичестером назовётся!
Чу! Агнцев блеянье, крик птиц морских — то скорбь об Альбионе!

Сын Лоса названный предал себя — о страшный вид!
О, Винчестер, отдавший Альбиону все богатства
Свои обильные, и Эманации его
55 Себя приносят в жертву — Энитармон порожденья,
Почв плодородных, Молота и Тканья Алламанды
С Боулахулой, где не умолкают стоны Мертвецов.

(Я по-английски их зову: Английский — грубая основа;
Лос создал жёсткую структуру Языка, чтоб Альбион
60 Не предавался меланхолии — отчаянью Немому!)

Эксетер, Глостер, Бристоль, Солсбери и добрый Бат...

Plate 36 (40)

Los shudder'd at beholding Albion, for his disease
Arose upon him pale and ghastly: and he call'd around
The Friends of Albion: trembling at the sight of Eternal Death
The four appear'd with their Emanations in fiery
5 Chariots: black their fires roll beholding Albions house of Eternity
Damp couch the flames beneath and silent, sick, stand shuddering
Before the Porch of sixteen pillars: weeping every one
Descended and fell down upon their knees round Albions knees,
Swearing the Oath of God! with awful voice of thunders round
10 Upon the hills & valleys, and the cloudy Oath roll’d far and wide
Albion is sick! said every Valley, every mournful Hill
And every River: our brother Albion is sick to death.
He hath leagued himself with robbers! he hath studied the arts
Of unbelief! Envy hovers over him! his Friends are his abhorrence!
15 Those who give their lives for him are despised!
Those who devour his soul, are taken into his bosom!
To destroy his Emanation is their intention:
Arise! awake O Friends of the Giant Albion
They have perswaded him of horrible falshoods!
20 They have sown errors over all his fruitful fields!

The Twenty-four heard! they came trembling on watry chariots.
Borne by the Living Creatures of the third procession
Of Human Majesty, the Living Creatures wept aloud as they
Went along Albions roads, till they arriv’d at Albions House.

25 O! how the torments of Eternal Death, waited on Man:
And the loud-rending bars of the Creation ready to burst:
That the wide world might fly from its hinges, & the immortal mansion
Of Man, for ever be possess’d by monsters of the deeps:
And Man himself become a Fiend, wrap’d in an endless curse,
30 Consuming and consum’d for-ever in flames of Moral Justice.

For had the Body of Albion fall’n down, and from its dreadful ruins
Let loose the enormous Spectre on the darkness of the deep,
At enmity with the Merciful & fill’d with devouring fire,
A nether-world must have recievd the foul enormous spirit,
35 Under pretence of Moral Virtue, fill’d with Revenge and Law.
There to eternity chain’d down, and issuing in red flames
And curses, with his mighty arms brandish’d against the heavens
Breathing cruelty blood & vengeance, gnashing his teeth with pain
Torn with black storms, & ceaseless torrents of his own consuming fire:
40 Within his breast his mighty Sons chaind down & fill’d with cursings:
And his dark Eon, that once fair crystal form divinely clear:
Within his ribs producing serpents whose souls are flames of fire.
But, glory to the Merciful-One, for he is of tender mercies!
And the Divine Family wept over him as One Man.

45 And these the Twenty-four in whom the Divine Family
Appear’d; and they were One in Him. A Human Vision!
Human Divine, Jesus the Saviour, blessed for ever and ever.

Selsey, true friend! who afterwards submitted to be devourd
By the waves of Despair, whose Emanation rose above
50 The flood, and was nam’d Chichester, lovely mild & gentle! Lo!
Her lambs bleat to the sea-fowls cry, lamenting still for Albion.

Submitting to be call’d the son of Los the terrible vision:
Winchester stood devoting himself for Albion: his tents
Outspread with abundant riches, and his Emanations
55 Submitting to be call’d Enitharmons daughters, and be born
In vegetable mould: created by the Hammer and Loom
In Bowlahoola & Allamanda where the Dead wail night & day.

(I call them by their English names: English, the rough basement.
Los built the stubborn structure of the Language, acting against
60 Albions melancholy, who must else have been a Dumb despair.)

Gloucester and Exeter and Salisbury and Bristol: and benevolent
Bath


Примечания

4. «Четверо явились со своими Эманациями…» — имеются в виду
города Верулам (Сент-Олбанс). Кентербери, Йорк и Эдинбург.

7. «Перед портиком из шестнадцати колонн…» — 16 вдохновенных
книг Библии согласно «Arcana Coelestia» Эммануила Сведенборга
(10:325. Они перечислены здесь в этой поэме в конце 2 главы, см.
лист 48:9-11).

21. «Двадцать четыре услышали!» — 24 остальных кафедральных
города Британии, однако не все перечисленные Блейком города
являются (или являлись во времена Блейка) кафедральными.

41. Блейк использует слово Эон как сокращение слова Эманация
(что означает у Блейка женская ипостась Человека или Божества).

37. Боулахула (Bowlahoola) — мастерская Лоса в Голгонуце (городе
искусств на месте Лондона), где не рождённые души получают тела;
также — внутренние органы человека, включая желудок, кишки,
сердце и лёгкие. Алламанда (Allamanda) — мастерская Лоса в
Голгонуце, где производится система кровообращения человека.




Д. Смирнов-Садовский, поэтический перевод, 2014

Сертификат Поэзия.ру: серия 1085 № 102954 от 03.01.2014

0 | 0 | 1360 | 08.02.2023. 16:54:10

Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать это произведение.