«Эффект красных глаз» Алексея Остудина

Поэт Алексей Остудин сочетает в себе высокое техническое мастерство с уникальным поэтическим мироощущением. Его образы завораживающи, а детали парадоксальны. Аллитерации и каламбуры точны, а под ироничностью интонационных высказываний легко угадывается широко распахнутое сердце лирика:

В эпоху, где не платят за простой,
где баннеры всплывают, как пельмени,
для жизни беззаботной и простой
Бог выберет тебя и не применит!

Его стихи – это путешествие в юность. Узнаваемые детали советской действительности, причудливо преломлённые под призмой поэтического дара автора, ярко и остро впиваются в читателя и уже не отпускают его, застревая на уровне подсознания и своих личных ностальгирующих переживаний. А это свет, который разрушает всепоглощающую тьму повседневных забот:

Упрёшься в пень, но выйдешь за кавычки
копны люцерны, пущенной на силос,
и некому нарочно чиркнуть спичкой,
чтоб осознать, какая тьма сгустилась…

Игра мастера в замысловатые рифмы – на самом деле не что иное, как абсолютная свобода поэтического мышления в рамках традиционного версификационного канона, так безбожно свергаемого иными авторами в поисках своего индивидуального дыхания. Остудин же, аккумулируя небесный кислород стиха на энергетически важных для себя цезурах рифмы, не боится отправиться в одиночное плавание, соревнуясь с различного калибра пароходиками современности, и чётко отработанными и хлёсткими гребками нередко выигрывает заплывы:

Тяжёлому солнцу недолго в разливе берёз
моторной ладьёй, незнакомой с законами Ома,
на грани провала греметь на подшипниках гроз,
с охапкой сетей, что не терпится бросится в омуль…

Язык поэта глубоко метафоричен. Поэзия для него – не игра словами в бадминтон, как это может показаться на первый взгляд. Словотворчество для Остудина – процесс сакральный. Влекущий, как и должно влечь, силы неизъяснимые, магические. Требующие колоссальной, внешне неощущаемой, внутренней духовной работы. Работы такого масштаба, что после определённого текста или цикла текстов наступает немота на многие месяцы. Ибо высказано то главное, ради чего подтверждено своё существование:

Развязался язык, превращая в процессе молебна
нимбы в ямбы и наоборот – вот и вся правота,
только – страсть удержать на весу беспилотное небо,
что боится порезаться, падая на провода.

Ещё одна из знаковых черт поэтики Остудина – афористичность. Очень многие строки из стихов поэта вполне себе могли бы быть высечены на камне сиюминутной реальности. Ведь то, что происходит в его текстах, происходит с нами сейчас, здесь, в этот миг. И особое доверие к автору возникает тогда, когда лирический герой, борясь с абсурдом нынешнего бытия, и сам порой сомневается в существовании действительности, опрокидывая читателя в уверенность иллюзорности всего сущего:

Кто вспомнит о тебе, что был таков
большой и белый, как глоток кефира?
Но водяные знаки облаков
ещё не признак подлинности мира!

Однако, Остудин поэт не уныния, но агитатор жизни. Он поэт пути, раздвигающий перед своими читателями как метафизические, так и географические горизонты. Его стихи полны жажды познания. Каждый образ работает на осевую основу оптимистического посыла текста, причудливым калейдоскопом показывая различные комбинации составляющих его деталей.
И поэтический горизонт начинает играть новыми красками:

Компас врёт и часы на руке не верны.
Мне ещё предстоит, предсказаниям вторя,
управлять многовёсельным ливнем луны
в первобытном бульоне Китайского моря.

И через всю книгу стихов поэта читатель проходит как сквозь эффектный очистительный фильтр умной, ироничной и глубинно душевной поэзии, оставляя за бортом – словно накипь – неприятие тяжёлого дня и скучную банальность жизненных штампов. Потому что читать Остудина, помимо всего прочего, ещё и чрезвычайно интересно. Очень увлекательно осязать на языке остроумные каламбуры и разгадывать иногда не сходу приходящие на ум аллюзии.
А значит ты по любому в выигрыше:

Горят каштановые свечи,
выигрывает солнце в го.
Тебе несут стекло навстречу,
а ты проходишь сквозь него!

.....широко распахнутое сердце лирика !!!

******************************
C наступающим, Эдуард!


Рута



Браво! Убедился: только поэт должен писать рецензии поэту! О поэте с откровениями может сказать только поэт!
Спасибо, Эд! С Новым годом!!!
Здоровья и счастья!
Вячеслав.

Однако, Остудин поэт не уныния, но агитатор жизни. Он поэт пути, раздвигающий перед своими читателями

А должно быть так:

Но ведь я не агитатор, я — потомственный кузнец!

Ну и вообще, «тема сисек» как-то однобоко раскрыта. Мне не понравилось. Как раньше говорили — сойдёт для сельской местности. Мне кажется, творчество Остудина достойно более пристального внимания. Я понимаю, скажете, мол, сам и пиши. Может, и напишу. Начну вот с критики Эдуардо.

Заметка перенасыщена совершенно лишним пафосом. И не понятно, это заметка про поэта Остудина или про его новую книжку? Характеристики поэтики размыты, часто искажены.

Особенно бесит, когда автор называет «творческий метод» Остудина каламбурами с аллитерациями. На самом деле, каламбуры у Учарова:

1.раздвигающий перед своими читателями (поэтическая проститутка?)
2.широко распахнутое сердце (? это только Кабанов видит в проекции жопы символ сердца?)
3.ярко и остро впиваются в читателя (пониже спины?)
4.в поисках своего индивидуального дыхания (выдать противогаз)
5.Язык поэта глубоко (см.1)
6.творчество... процесс сакральный (это банальность в квадрате)

Если говорить об иронии, то надо показать её механизм и уместность.

Его стихи полны жажды познания

А вот и нет. Вызывают «жажду познания», возможно. Это принципиальный момент. Метод Остудина — проникновение вглубь вещей, визуальное остраннение и сущностная метафора, — т.е. он пишет о том, что УЖЕ знает. А с читателями — щедро делится.

Злоупотребление словом «причудливый». Т.д. Тщательнее надо, Эд.

Эдуард, как здорово ты нарисовал портрет Поэзии Алексея! Замечательная статья о замечательных стихах замечательного поэта.

Геннадий