Он слышит ясно: "Сын любимый..."

Дата: 17-08-2013 | 22:12:33

Купина


Перпетуум мобиле, быть может,
а может, просто - пахарь-воин,
чей труд, за годом год, итожит
свой род, что лучшего достоин.
По крайней мере, за минувших
четыре века смуты-жизни
он сердце рвёт о сучья сущих
железных зарослей в отчизне.

Совсем не доброхот-добродий,
скорей, с зовущим горном воин,
он волен в поиске мелодий,
но пред лицом Отца - не волен!
Пылай калина, вестью рьяной!
Из купины неопалимой,
из пламени ветви багряной
он слышит ясно: "Сын любимый..."






Возвращение




Я, быть может, ваш слух утомил -
потерпите же, не обессудьте!
Кем-то был я, надеюсь, что был,
проникая в неявные сути.
Там - не только лишь звук или цвет,
веер спектра - о, снова приснись мне! -
там сцепленье подспудных примет
на предмет продолжения жизни.

Там, где смято теченье времён,
где слоятся пространства мерцанья,
гонит лекарь и супершпион
многомерный туман прорицанья.
И от тамошних, в ковке, коней,
надышавшись их едкою кровью,
возвращаюсь я к Авгию дней
календарных, к инету корней,
к их терпенью и немногословью.

У каждого из нас своё представление о промысле Божием.

Мне близко твоё, Серёж:
* не доброхот-добродий,
скорей, с зовущим горном воин,
*…волен в поиске мелодий,
но пред лицом Отца – не волен!

Наверное Фёдор Достоевский подробнее всех развёртывал внутренние миры ищущих душ, а поэзия – экстракт, квинтэссенция. Зато именно поэзия парадоксально оказывается наиболее ёмким и глубоким сосудом для любой темы…

И здесь, в «Возвращение» – мне показалось уже обращение к *неявным сутям, неявным здесь – на Земле – но именно они определяют здешнее сущее: всего лишь их проекцию, функцию тех аргументов, которые лежат там, где *слоятся пространства мерцанья, *Там, где смято течение времён.

Вообще суггестивный жанр чаще всего несёт больше содержательности, чем «миметическая» поэзия, поэзия вещности и внешности. Строго говоря «миметическая поэзия», конечно, оксюморон, в отличие от поэтической прозы.

Именно суггестивная поэзия и создаёт читателя-соавтора, а не ценителя-потребителя, просто умеющего читать, что по нынешним временам уже тоже не мало...