Из Николаса Гильена. 4

Дата: 27-02-2013 | 01:16:01

Бабочка

"Высоко-высоко, выше гор, ниже звезд, над рекой,
над прудом, над дорогой летела Сеси...
Весна... - думала Сеси. - Сегодня ночью
я побываю во всем, что живет на свете.
И ветер понес ее над полями, над лугами."

"Апрельское колдовство"
Рей Бредбери.
(Эпиграф взят переводчиком)


Мне хотелось бы
сочинить стихотворение
в ритме Весны –
подобное невиданной редкой бабочке–
редкой бабочке с тонкими крыльями –
и чтоб бабочка эта летала
над жизнью твоею и, невесомая и наивная,
порхала
над телом твоим раскаленным –
как у раскаленной на солнце пальмы,
а в конце полета своего бездумного отдыхала
на розе прекрасной твоего лица–
словно розе нездешней с горного перевала…

Мне хотелось бы
сочинить стихотворение, которое бы дышало
всеми ароматами Весны,
и которое, словно невиданная бабочка,
летало и порхало
над жизнью твоею, телом твоим
и лицом твоим.


Mariposa

Quisiera
hacer un verso que tuviera
ritmo de Primavera;
que fuera
como una fina mariposa rara,
como una fina mariposa que volara
sobre tu vida, y candida y ligera
revolara
sobre el cuerpo calidо de calida palmera
y al fin su vuelo absurdo reposara –
– tal como en una rosa azul de la pradera –
sobre la linda rosa de tu cara…

Quisiera
hacer un verso que tuviera
total la fragancia de la Primavera
y que cual una mariposa rara
revolara
sobre tu vida, sobre tu cuerpo, sobre tu cara.


Дерево

Дерево, что зеленеет
каждою весною,
счастливо не более,
чем я –
заново родившийся.
Желтые опали листья,
и на стволе моем
вновь побеги выросли –
как женихи с невестами –
чтоб свои монограммы сплести
в общий зеленый вензель.
А сердца, пробитые стрЕлами
и врезанные в кору,
живы и после смерти.
Когда я говорю "люблю тебя",
словам моим вторит ветер,
в высокой кроне моей играя
с именем твоим
и птенцом –
сыном апреля и мая.

El arbol

El arbol que verdece
a cada primavera,
no es mas feliz que yo,
de nuevo verdiflor.
Las amarillas hojas
cayeron, y en mi tronco
vuelven los novios tremulos
a entrelazar sus cifras,
y hay corazones fijos
por flechas traspasados,
vivos en esa muerte.
Cuando digo "te amo",
mi voz repite el viento
y en mi alta copa juega
con tu nombre y un pajaro,
hijo de abril y marzo.


То холодное утро

Вспоминаю то холодное утро, когда я отправился к тебе –
туда, где Гавана хочет вырваться из города –
туда, в твой пригород светлый.
С бутылкою рома
и книгой моих стихов на немецком,
которую под конец я тебе подарил.
(Иль, может, ты забрала ее себе?)

Прости мне, но в тот день
ты показалась мне какой-то девчушкой заброшенной –
или, пожалуй, мокрым воробушком.
И мне захотелось спросить у тебя:
А где же гнездо твое? И твои родители?
Но я не смог.
Из бездонной глуби твоей блузки –
словно два упавших на дно колодца крольчонка –
меня оглушили два соска твоих криком.

Una fria manana

Pienso en la fria manana en que te fui a ver,
alla donde La Habana quiere irse en busca del campo,
alla en tu suburbio claro.
Yo con mi botella de ron
y el libro de mis poemas en aleman,
que al fin te regale.
(O fue que te quedaste con el?)

Perdoname, pero aquel dia
me pareciste una ninita sola,
o quizas un pequeno gorrion mojado.
Tuve ganas de preguntarte:
Y tu nido? Y tus padres?
Pero no habria podido.
Desde el abismo de tu blusa,
como dos conejillos caidos en un pozo,
me ensordecian tus senos con sus gritos.







У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!