Памяти убиенного о. Александра Меня



I
Я видел закат
погруженный по грудь
в голубяную твердь
Я по снегу прошел
в попытке
услышать как становится
формой звук
разорванной подковы
я отказался признать
счастьем
сбегавших холмов клятву
в размокшей глине
чоботы странника
с отсеченными глазами
травы
вроде бы крик из
рубрики титаника
или кипяток
проржавленною спиралью
пространства

так я входил в постоянство
(с повязкою на глазах
для долга)
того, о чем не скажешь
даже назвав его в лоб
по имени людского племени
ведомого на жатву жизни

II


Если Он созревает в пламени
или дышит в темени темени
то какими углами у семени
ты подпочву признаешь в памяти

Есть в незнанье спасенье от времени
но отдышка боли – не в стамине
не касаться же кожи руками, мне
и очам горячо от знаменья

9 сентября 1990

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!