Междуречье. Таблица XI

Дата: 13-01-2013 | 10:24:32



…отпускай хлеб свой по водам. (Еккл. 11,2)

Человек не судит о пыли, которая падает на сандалии и рад, что они в песке
горячем – в полдень, и холодном - в полночь, и поэтому он на плач Гекубы
в далёкой стране, откликается как на близкий, и, рассеивая его в своей тоске
от пустыни перед глазами и пустыни в памяти, уже не в плоскости, но в кубе,
чьи грани подвижны и не достигаемы видит, что к шедшей косяками треске
во всех океанах стремятся акулы. И соль мешается с кровью на каждом зубе.

Там аппарат, потерянный телескопами, сигнал подаёт и ответа уже не ждёт
на весть о планетах синих и ледяных, на весть о калёных планетах красных.
О метановых грозах и серных ливнях, о том, как древовидная молния шьёт
коричневые облака. И каждый удар, совмещаем с мыслью о шаге властных
царей по террасам садов, под которыми колесо вращают рабы, и воду льёт
из кожаных вёдер на принесённую землю - Смотритель, и цветение разных

кустарников и деревьев рассыпается белыми купами в чистый ультрамарин.
Их ветви стремятся вверх над каждым ярусом, над прямоугольным камнем.
Они полнят пейзаж изгибами, стирая в нём смерть, как снимает жар аспирин.
Так два слова: «прости меня» утоляют боль, что размотана укором давним
в мышце сердечной - волокнами. И сразу не кислым становится мандарин
во рту, но сладким на вкус. И с гулким, размеренным боем тимпана ранним:

человек про себя произносит: «Там где, в туннелях не распадаются костяки,
рядом глиняные птицы взлетают с ладоней, и, хлопая в такт крыльями, цели
не ведают. Им всё равно каким будет берег, и какие маслины выросли у реки.
Для них небеса – ковчег, а облака изменяют ритмы для медленной ритурнели*
теней от них: на снегах Джомолунгмы, на травы саванн и степей, и богиня Ки**
их не притянет к себе». С чёткостью метронома и лёгкой точностью акварели

они разгоняют темп кружения дервишей в танце и, в такт с ним, всех стрекоз
над оградами палисадников, мошек над керосинками и кисточек над оригами
И в хороводах столбы переходят в вожжи. И шорох метели с запахом тубероз ***
отливаются в слоги, которые, будто сено с пастбищ, удерживаются стогами
протуберанцев солнц, опаляющих Волопаса, что догоняет под самое утро Воз****
и продолжаются пульсом артерий: то ровно, то с аритмией, и своими шагами

тогда, каждый, кто пробует идти, измеряет судьбу как переменную величину
заключённую в квадрат кабинета, борозду на пашне, колею на ледовом круге
спидвея, до остановки где, как в цезуре, возможно до конца любую свою вину
признать. Там опознают себя, касанием лба о лоб, засыпающие друг на друге.
И «Boing» перед посадкой выпускает шасси, субмарина на заданную глубину
уходит, дважды два равняется четырём, и боевому всаднику форма подпруги

и седла для лошади ясна, как астроному понятен час взрыва сверхновой, краб
туманности от неё, и взлёт бабочки над абрикосами для рисующего иероглиф
на рисовой бумаге там причина для до диеза «Лунной» сонаты, и там баобаб
вставшему под ветви его, исполняет желания, там по древесной коре апокриф
и по камням погоду вслух читают волхвы; толкователь - шут, ясновидец- раб
- цари над царями; железные столпы не заржавеют; силой льва и орла Гриф****

хранит тех, кто на стадионе ждёт гола, меняет деньги на деньги, и в аэропорт
на такси спешит, множит себя «В Контакте» и «Одноклассниках», и забивая
новые номера в iPhone, надеется помнить о них, выходя и на теннисный корт.
Тех, кто карту в «Spa - центр» заказывает за три месяца, и про себя повторяя
названия из каталога туриста, старается не перепутать их, чтоб фьорд и форт
остались фьордом и фортом, кто горд новым выбором Руководителей, кивая

на их последние рейтинги; всех, кто на параде военном, в сплошном строю
сводит каблуки единым щелчком, и кто на демонстрациях своим протестом
доволен, кто нефтяную скважину бурит среди барханов, кто на самом краю
Северной земли в заснеженной тьме зажигает фонарь, и кто доволен местом
на садовой скамейке у бани, с журналом кроссвордов, в близком своем раю.
И всех, кто, ступая на тени набухших почек берёз и лип, спасается крестным

ходом. Там, вера во всё то, что есть, заводит пульсары, и ускоряя их оборот,
сжимает до ядер текучих, чтоб с каждым выдохом все они жгли повсеместно
пустоты, где ноль по Кельвину, чтобы словом живым полнилось горло и рот
вслух мог говорить без страха быть не услышанным, и с хмелем или пресно
приготовленный, этот хлеб легко отпускался по водам, когда лодки - в порт
от плотин плывут по Евфрату и Тигру, и когда баржам с кораблями не тесно

на Волге и Днепре, и к тем прибивался течением тихим и течением быстрым,
кто ищет его, путая скрижали с конечным правилами не им придуманных игр,
кто боится стать нищим, и поэтому мечтает побыть банкиром или министром;
кто плутает по супермаркетам, где январские распродажи, словно слезу и сыр,
с будущим счастьем пытается совместить, и для того по большим канистрам
разливает вино; и кто от грусти захлопнул зонт, и в плаще, протёртом до дыр,

под августовским ливнем хочет промокнуть. Для них тот, чей зёв окреп, в дар
единым глаголом: «быть», удаляет возможный пробел, не оставляя для: «либо»
мест, и в этом глаголе не всё кончается, не остывает до льдов, и лесной пожар
не настигает в нём никого, и поезда с полустанков отходят в тайгу Транссиба.
И кто повторяет его, тот полую сферу сам обращает в цельный и плотный шар.
И услышит тогда везде: «это будет так», и в ответ напишет всегда: «Спасибо».


13.01.2013.


*Ритурнель - в танцевальной музыке — вступительный и заключительный инструментальный отрывок в танце. Часто звучит рефреном.

**Ки - в шумеро-аккадской мифологии — богиня земли, богиня-мать, супруга бога Энки.

*** Столбы - первая фигура хоровода. Действо, которое символизирует продолжение рода. Вожжи - вторая фигура хоровода, когда его участники движутся змейкой с постепенно уменьшающейся амплитудой.

**** Созвездие Волопаса заходит в северном полушарии вслед за созвездием Большой Медведицы (Возом) под утро. Тому есть и литературное свидетельство: «Вслед за Возами идет Волопас, заходящий под утро». (Арат Солийский «Небесные явления».)

***** Гриф – одно из названий Грифона состоящего из небесной(орёл) и земной(лев) сущностей. Эти существа в мифологии Месопотамии определялись как носители божества, впоследствии – херувимы.



У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!