Pax Imperia

Дата: 12-11-2012 | 00:02:37

Баллада о короле

Что за горами? - спрашивает король.
Слуги бегут глядеть в телескоп.
- Страна - говорят - стыль да голь.
- Иду на я - говорит король. -
Заряжайте картечь да соль!

Ясень, самшит, бук, граб,
Добра - хоть отбавляй.
- Режь, - говорит король - и грабь,
Хватки не ослабляй!
Будет потомкам рай!

Коршун в небе, крот под землей.
А на земле - война.
Дуб, смерека, валежник сухой.
Король возвратился с войны домой.
Горы. Ночь. Тишина.


***
... и за что эту милую землю любить?
вшивый пёс на спине блох желает ловить,
штукатурки облупленной злая проказа,
кран прорвало – сантехник без просыпу пьет,
царь иван на завалинке бабки гребёт,
нефть хлебая сквозь трубочку газа.

Чаадаев был прав, мдп закосив,
Василис им премудрых заместо годив,
вместо Жанны – Варвар им с косою!
до Европы – гопстопом, назад – на своих,
и на всякий их чох наскребём мы на чих,
Чоп прикрыв часовым Чусовою.

«Габсбург вмиг бы порядок навел» – и барон
Наполняет бокал, будто деву в полон
Забирает, и влага искрится,
Время вспять повернуло, пёс уснул под столом,
В Аризоне шаббат, а на зоне шалом,
За шеломом ли Русь колосится?

***
Гостиница в горах. Провинция. Кирка.
И свитки облаков длиною с вечность.
Брусчатка. Можжевельник. И река,
напоминающая слюдяную млечность.

Бокал. Янтарная туга.
Велосипед австрийского покроя.
Луны серебробровая серьга.
Вкус коньяка и зрелого покоя.

Слова не умирают. Их влечет
по руслу горному в чертог огня и ветра.
Их ведают на вкус, наперечет
не жрец, не стихотворец. Жертва.


Hyla arborea
1
Что бывает в открытой двери? Свет?
Или Бог, или тень ушедшего друга.
Ледяной мускат, сырость подвала, нет
ли тут перед смертью испуга?

Ведь останутся вкус, тишина, проем,
Золотая лоза, бирюза в щелке,
облупившийся весь в плюще дом,
дрозд, поющий, пока не умолкнет.

2
Если дверь закрыть, то за нею - что?
Если свет погаснет, откликнется - кто?
Если есть разлука, то свидеться - как?
Если нет любви, то жить - зачем?

А река журчит, разливается дрозд.
"Вам привет от Габсбургов", - так сказал барон,
и достал рукою до спелых звезд,
зачастил по брусчатке возком, повез
в разноцветный табор, густой как сон.

3
В прозрачном янтаре не движется Луна,
И свет звезды похож на разноцветный табор,
И если ты живешь, то почему полна
Чужою густотой отцов и дедов чаша?

Качает звук волна и раздувает зоб
древесный кашалот, судьбы гранитный вес.
Боль очищает речь, как речка, как сугроб,
как снег земли моей, как дождь моих небес,
и влагой полнится, и сладкой лапкой машет.

Июль 2012, Свалявский район, Закарпатье.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!