Партитура китайской тушью 5

Дата: 10-05-2012 | 22:29:57


Люто ненавижу поезда –
Вряд ли это внятно той Европе,
Чьим пупом себя мы нарекли,
Будучи отброшенным последом.
Леший с нами, – ну, прикроюсь пледом,
Сокращусь, как равлик на укропе,
Понадеюсь, что – не навсегда,
И что мал отрезок сей земли,

И что спозаранку, а не в полдень,
Въеду в город – и оттяг по полной:

Буду в нем чужой. И чтоб глазели,
Как на иностранку.
В понедельник завернула зелье
В скатерть-самобранку;
Грянет вторник – столик в два приседа
В городу старинном:
Это будет славная беседа,
Поклянусь Мамбрином!
Ностальгий веселых заныванье –
Так трещит цикада, –
В склянках зелье терпкое: названье –
«Финка эстакада»*…

Потемки, столбы, семафор.
Не выдай, святой Христофор!
Он, этот вагон,
Как заяц, которому свора вдогон,
Прямую – зигзагами чертит:
Так, словно бы черти,
Резвяся вовсю с попущенья Творца,
Вагон привязали к хвосту жеребца
И гонят со склона крутого, –
Храни меня, Сан Кристоваль!..

И катятся камни, и гром оловян –
Ночной хэви-метал певучих славян
На рельсовых стыках.
Да будь я неладна, была бы цела
Багряная «Финка» в бутылках.

Плывет уже роща, стволами бела,
Слоится туман луговин.
Снует над холмом телевышки игла
На сшиве чужих половин.

Там звонницы воинской выправки
Под касками, в тон купоросными;
В динамиках рэпера выкрики;
Гулаговский венчик Христа;
Прилежна ткачиха над кроснами,
И присна лотков суета;
Тренд автохтонный в наборе кустарном –
Мотанки-куклы;
И на мясистом барокко алтарном
Патина скуки;

И перед каменной Девой на цоколе,
Где по брусчатке подковы процокали,
Эта, с морщинистыми щеками, –
Что эта пани просит у камня?..

Это чужое письмо!
На марке – клеймо
Каиново.

Что-то ты, город, к печали неволишь
Крестным своим целованием.
Разве что, может быть, это всего лишь –
Путать туризм с проживанием…

Вот уж, подлинно, оттяг.
Экскурсанты на костях:
Крестов единообразный строй –
Наивернейший схрон

До судного часа;
До трубного гласа –
Жди, несгибаемый герой:
Не провещает срока
Священная падучая барокко…

Храмовые порталы.
Обшарпанные кварталы.
Заныванье ушибленного хребта –
Моего или города? –
Обветшалая красота:
Как пафосно, грустно и гордо.
Мы адски усталы.
И Девы Пречистой атласная бровь
Вскинута: что здесь, какая страна?..

Ты веришь, что гроздь претворяется в кровь?
Так выпьем вина.
Дальней лозе его помнится днесь
Та же давильня, что памятна здесь:
Каинова война.
Авель-поэт подвернулся нелепо.

Как же сберечь нам еще одно лето?

Над бульваром – пернатого гения
Гонор: «Нет у тебя имения.
Разве что – дикие заросли».
Может, гений зелен – от зависти?
Ибо все-таки есть – ограда:
Дружбы, – «Finca la estacada»…*

*«Огороженное имение», исп.

3.05.2012

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!