Что ещё ему можно?

Вам знакома фемина, та, чья радость - полынна,
Чья нежность - нарциссна? Она бьёт только первой.
К ней в альков не заходят ни музы, ни друг.
Ночевал Люцифер по дороге на юг.
Он устал, он хотел пить вино с этой стервой,
Он ломал сигареты, он курил у камина.

Что ещё ему можно? Можно спиться в Палермо,
На затопленной солнечной патокой крыше
Птиц кормить круассаном, читая Басё,
Разогнать ваши мятые души - и всё.
Что осталось ей? Красить ресницы в Париже,
Быть нарциссной, полынной, той, что бьёт только первой.

2012.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!