Арфа Давида (венок сонетов)

Дата: 19-01-2012 | 19:39:09

1

Он трёх религий признанный герой –
Всемерно уважают иудеи,
И христиане за него горой,
И близок Магомет к его идее.

Для всех – пророк и, безусловно, свой,
Поскольку было от него светлее,
Надежнее, уютнее, теплее –
Под солнцем и под хладною луной.

«Услышь меня с горы Своей святой
И защити от всех наветов ложных.
Я не поникнул до сих пор главой
Лишь потому, что Ты мой щит надёжный» * (3)

И проходили горе и обида –
Давно известны деянья Давида.
_______________________________________
* Здесь и далее в кавычках даны отрывки из
cтихотворного переложения «Псалтири» Наума
Гребнева «Книга псалмов (псалтирь)» М.
«Школа–Пресс»,1994. Нумерация псалмов дана
в христианской традиции и обозначена числом
в скобках после цитаты.

2

Давно известны деянья Давида –
Как пас овец безвестный пастушок.
Средь гор известняка и доломита
Звучал пастуший мелодичный рог.

Была для овнов песня как защита,
Её исполнить и на арфе мог,
Внимали лев, медведь, единорог,
Видать, в ту песню было много влито.

«К тебе я, Боже, обращаю взор.
Ты одарял меня в бессилье силой,
Мне было тесно – Ты мне дал простор,
Услышь мою молитву и помилуй». (4)

И слышен был предутренней зарёй
Аккордов нот благословенный рой.

3

Аккордов нот благословенный рой
Не умолкал в долине и в нагорье,
И было cложно распознать порой,
О чём поёт он – о любви, о горе?

Услышан стариками, детворой,
Играл и пел свободно на просторе,
Случалось, что гадали люди в споре:
– Откуда он, удачливый такой?

«Блажен тот муж, который с малых лет
Сойти с пути греха себя неволит,
Не держит с развратителем совет,
Не делит с нечестивыми застолья». (1)

Им рождена со скоростью рапида
Псалмодий* вдохновенных пирамида.
_____________________________________
* Псалмодия (гр.psalmodia) – своеобразный
способ пения псалмов в форме мелодической
декламации

4

Псалмодий вдохновенных пирамида
Была легка, ажурна, высока,
И Бог уже не упускал из вида
Веселого красавца-пастушка.

Над ним была Всевышнего эгида –
Доброт, щедрот чудесная река,
Прекрасна, полноводна, глубока –
Сосредоточье высшего флюида.

«А я, вкусивши Божиих щедрот,
Приближусь ко святому Божью дому,
Я храму Божью преклонюсь святому,
В который только праведный войдёт». (5)

Не зря считал поэзию сестрой –
С младых ногтей познал он звуков строй.

5

С младых ногтей познал он звуков строй
И заработал званье псалмопевца.
Покорены экспрессией такой,
Его словами, бьющими из сердца,

Которые идут сплошной чредой.
Близ них замерзший может отогреться,
Слова его, как будто печки дверца,
Душевной одаряют теплотой.

«Лишь слово Божье, словно серебро,
Что переплавлено семь раз в горниле,
Очищено от праха и от пыли,
Всем страждущим несет оно добро» (11)

Отличен от любого индивида,
Арфист, певец – заветная планида.

6

Арфист, певец – заветная планида!
Но оказалось, он к тому ж – силач,
По скорости не знающий лимита,
Мог льва догнать, что убегает вскачь.

В веках прошедших имя не забыто,
Повержен страшный Голиаф-палач,
Устроили враги вселенский плач:
– Филистимляне, армия разбита!

«Кто ближнему коварно яму рыл,
Сам упадёт в неё, настанет время:
Тому из нас, кто злобу породил,
Она падёт на собственное темя». (7)

Он не исчез, как в море Атлантида, –
Любви слова, что яркий свет болида,

7

Любви слова, что яркий свет болида,
Он воспевает Божью благодать!
Кто судия? Фемида? Немезида?
Его никто не смеет осуждать.

Столь высока его стихов орбита,
Что, кажется, – он может всё объять!
Уже набралась целая тетрадь,
Она мудра и очень прочно сшита.

«В Твоей руке мой жребий предрешенный,
Наследье, чаша и звезда вдали,
И на земле, Тобою сотворенной
Дороги и межи мои легли». (15)

Пророк Давид идёт своей тропой,
Могучий царь с чудесною игрой.

8
Могучий царь с чудесною игрой –
Он обладал талантом музыкальным,
Дружил певец и с арфой, и с трубой
И отличался слухом идеальным.

Мелодией то сложной, то простой,
Подчеркнуто бравурной и печальной,
С торжественностью сверхнеобычайной
Он мог увлечь любого за собой.

«Нам ведомо: Господь не отвратится
От тех, кого помазал Он на трон,
И будешь ты, помазанник, спасен
Спасением спасающей десницы» (19)

Легко сметает разные преграды,
О нем слагают притчи и баллады,

9
О нем слагают притчи и баллады,
В которых он и пастырь, и поэт,
Познавший пораженья и награды,
Той памяти альтернативы нет.

Его творенья, безусловно, – клады,
Дошедшие до нас сквозь толщи лет,
Всевышний многократно в них воспет,
Тут и мораль, и образы, и взгляды.

«Ты, Боже, дал мне дни и дал обличье,
Дал жизнь – она почти что прожита, –
Но что мой век перед Твоим величьем?
Что жизнь из нас любого? Суета!» (38)

И это – чудо! Восхищаясь им,
Псалтирь читают, учат теиллим,*
_______________________________
*Теиллим (иврит кФЬЩЭ) – Книга восхвалений,
«Псалтирь»

10

Псалтирь читают, учат теиллим,
Хотя Давид – не без греха правитель,
Мы помним и с Вирсавией интим,
И Урии подстроенную гибель.

Да, сеть грехов раскинута за ним,
Не ангел во плоти и небожитель,
Известно то и самому, и свите,
Но всё же был он Господом храним.

«Я много согрешил перед Тобой,
Повинен я и в помысле лукавом,
И что бы ты ни порешил, любой
Суровый приговор Твой будет правым» (50)

Прощение – великая отрада
Ему излишних почестей не надо.

11
Ему излишних почестей не надо,
Мечтает, чтобы счастлив был народ.
Разбита неприятеля армада,
На холмах град перед царём встаёт.

А дальше – новых подвигов плеяда,
В богослуженьях резкий поворот:
Ковчег завета царь перенесёт –
Событие высокого разряда.

«Пусть же просят все в своих мольбах
Пред лицом Израилева Бога,
Чтобы длился мир в твоих стенах,
Благоденствие в твоих чертогах» (121)

И в скинию стремился пилигрим,
В веках прославлен Иерусалим.

12
В веках прославлен Иерусалим.
Что был объявлен царскою столицей,
Позднее возвышался Храм над ним,
Сердца теплели и светлели лица.

А псалмопевец был неутомим,
Он возрождался в песнях Феникс-птицей,
И по заслугам вправе был гордиться
Смиреньем и терпением своим.

«А мне лишь мой Господь – успокоенье,
Лишь Он – моя защитная стена,
Ищите только в Господе спасенье
И ныне и в иные времена» (61)

Известно – всем воздастся по делам,
Царю-поэту курят фимиам.

13
Царю-поэту курят фимиам,
А он уверен – то пустое дело:
Людская слава – не награда нам,
И слышать лесть придворных надоело.

Для восхвалений место – только Храм,
Здесь Господу себя вручаешь смело,
Ему внимают и душа, и тело,
И посвящаешь помыслы стихам.

«Преклони, о Боже, милосердно
Слух к моим бесчисленным мольбам.
Пусть моя мольба, мольба усердная,
Будет для Тебя как фимиам» (140)

Поэт – подарок всем другим мирам
Увенчан он короной здесь и там.

14
Увенчан он короной здесь и там,
На всех материках известно это.
Благодаря немеркнущим псалмам
Не забывают древнего поэта.

История полна трагедий, драм,
Здесь много тьмы и очень мало света,
И то, что ода Господу пропета
Мир благодарен и его словам.

«О всех делах Твоих и не помыслить,
Твои деянья вспомнить я хотел,
Но дел Твоих, превысивших предел,
Хотя и тщился, я не мог исчислить» (39)

С благоговеньем жизнь его раскрой,
Он трёх религий признанный герой.

МАГИСТРАЛ
(акростих)

Он трёх религий признанный герой,
Давно известны деянья Давида –
Аккордов нот благословенный рой,
Псалмодий вдохновенных пирамида.

С младых ногтей познавший звуков строй,
Арфист, певец – заветная планида,
Любви слова, что яркий свет болида,
Могучий царь с чудесною игрой.

О нем слагают притчи и баллады,
Псалтирь читают, учат теиллим,
Ему излишних почестей не надо –
В веках прославлен Иерусалим.

Царю-поэту курят фимиам,
Увенчан он короной здесь и там.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!