А и Бе (часть 1)

Дата: 25-09-2011 | 00:54:35

Жили-были Поэт и Муза...
Жили-были они себе
под одною звездой,
на планетах соседних:
обозначим условно их А и Бе.
И не было между ними
никакого, понимаете ли, союза.
И вот так вот - из-за отсутствия
межпланетной там инфраструктуры
рушилась на глазах судьба
галактической литературы!
И рыдали Поэт и Муза,
и вопили, и даже писали...
И глядели большими глазами,
вылезающими из орбит,
на орбиты планет А и Бе...
О счастливой просили судьбе
(но пуще того переживали
за судьбу галактической литературы,
оказавшейся в глубочайшем кризисе
из-за какой-то там инфраструктуры).

На планете Музы (планета А)
водились поэты, по виду мыши:
рык тигриный,
клюв орлиный,
крыло соколино,
хвост павлина,
жабры как у рыбы,
слова - что глыбы
(вылетит - зашибет).
А поэзия - не идет...

Вот Муза смотрит все на орбиту
луны над планетой А,
ну аж кружится голова...
Ей бы поэта, да поди найди ты...

На планете поэта водились музы.
По виду - медузы:
зуб барракуды,
нрав паскуды,
щупальца деликатные,
на ощупь весьма приятные,
яд - тактильный,
слог - щепетильный...
А поэзия - не идет...

Вот поэт и смотрит все на орбиту
луны над планетой Бе,
так, что кружится голова...
Ему бы музу, да поди найди ты...

В общем, про это дело
сплетня наверх долетела.
И повелел господь
не то что бы к плоти плоть,
но дух типа к духу доставить,
отсутствие стихов исправить.

Сказано-сделано и вот
создали на планете А звездолет...
Так состоялся научно-технический там прогресс...
(чего же не сделаешь для муз-поэтесс!).

Проведали про то поэты-мыши.
"Ишь, говорят, это ж к небу можно летать!"
И еще несколько слов, зарифмованных к "ять".
Этак и мышьи-то сбудутся мечты.
Посовещались, решили:
"Летишь ты!"

Мышь - поэт исполнительный:
надо так надо,
напоследок окинул взглядом
планету А,
залез в звездолет,
кругом пошла голова
(от запаху керосину)...

Муза тут тоже
проверяет топливо
говорит: негоже
на керосине-то,
лучше бы с периодом полураспада...
Впрочем, дареному звездолету в сопло не смотрят...
Надо лететь - значит надо.
А то ведь из-за какой-то там инфрастуктуры
намечается гибель литературы!

А поэт на планете Бе
все строчит и строчит себе,
то есть наверх там, на небеса,
то ли жалобу, то ли так, словеса...
А поэзия - не идет.

Заводит Муза, стало быть, звездолет,
взлетает, переходит на "автопилот"
и в каюту свою идет...
Но - только бедра кладет на кровать,
под кроватью - давай шуршать.
"Мыши!" - испугалась Муза -
"Ничего себе в полете обуза!"

И точно - ни здрасьте тебе, ни привет -
ползет из-под койки мышепоэт:
рык тигриный,
клюв орлиный,
крыло соколино,
хвост павлина,
жабры как у рыбы,
слова - что глыбы
(вылетит - зашибет).

Муза ему затыкает рот:
"Тока ни слова не говорите!
Мы, понимаешь, уже на орбите,
новехонький у нас звездолет,
летать бы на нем еще снова и снова,
только вот фюзеляж
не любое выдержит слово..."
В общем, присела она на корточки,
бумажку мышу дала:
"Вы тут пишите, хоть резы, хоть черточки,
но вслух - ни слова. И все дела!".

Счастливый Мышь начал творить...
Даже не очень хотел говорить...
Подлетают к луне планеты Бе,
назовем ее, к примеру, Син...
И тут сюжетец ничего себе:
кончается керосин!...



У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!