Междуречье.Таблица II

Дата: 24-09-2011 | 17:00:12

Оплоты ваши – оплоты глиняные (Иов 13, 12)

Эта глина – еда для мёртвых, которые не нашли
даже следа того, кто пыль делает тёплой взвесью
в длинном, сухом туннеле. Сюда навсегда вошли
девушки с арфами, чей звук был последней вестью
для пастухов с хлыстами и коз, которых они пасли.
И солдат со штандартами. Пищею став для спеси

царя в саркофаге.* Он под красным лежит платком.
На костяке – клинок, возле кисти остывшей - чаша
для ячменного пива. Но ячмень не взойдет ростком
на камнях, где рассыпаны зёрна. И не видно дальше
шлема с клеймом Победителя, что рядом с носком
ступни – оставлен для новых побед. Чем раньше

вновь начинают войну, тем скорее заполнят склеп
наложницами и погонщиками. И для круговорота
тел - оставляя места тому, кто по поручению слеп
для шелкопряда в коконе, раскрашенную когорту
фигур - расставляет на столике, и вечный скреп
- табличку о наступлении под заложенные ворота

дворца приказывает зарыть. И в большой барабан
с колокольчиками бьют в такт. Этот ритм не меняя
им вторит хлопками толпа, и жрец наполняет чан
кровью барана, центробежной гордостью разгоняя
танец вокруг святилища, начиная в святой Нисан
новый год. В темноте Золотую статую вопрошая,

принимает опять за свои, вырезанные на чёрных
обелисках, слова о казни того, кто со своей стези**
свернёт: «Кто по рекам богов не везет, тот сорных
трав – страшнее». Из низин, где вязнут, идя в грязи,
мулы, везущие лодки, с крутых перевалов горных
несут божества в столицу. В домах, что стоят вблизи

дорог с колеёй, по печени овец о теле своём гадая,
делают за насечкой насечку на лунном календаре.
Там таблицу судьбы на шею рожденного надевая,
в глиняную лампу льют масло растущего на дворе
сезама, стену из тростника лампадой такой озаряя,
мотыгу и плуг готовят к дождливой или сухой поре,

зажженной гневом тех слов, будто спичкой серной,
что не греет на холоде. Испуганным смотрит оком
оттуда, где вторят твёрдой записью многомерной
законы движения, - тот, кто стянут ими, как соком
горьким – лист. Он страхом пленённый и верный
знанию о вине изначальной, отмеренным сроком

своим печален – в ежедневнике от десяти до ста
дел красным отметит, как собственные скрижали.
Так рисовальщик, боясь слепой белизны холста,
травы, цветы и колонны для будущей пасторали
с гербария и фотоальбома копируя в центр листа,
их совмещает кистью в картине – деталь к детали,

словно память с воображением, где тело – ферзь,
бьёт все проходные пешки, и чёрному королю
ставит в три хода мат. «Кто опаздывает - не лезь
в Крёзы, - подсказывает буклет, - пей «ТераФлю»,
не смотри в себя, если почувствуешь вдруг резь
в глазах у 3D-экрана, и дай ускорение февралю

к марту, чтобы стать равным лишь самому себе
в день равноденствия, постепенно другое зрение
обретая для самооценки. Всегда находи в судьбе
соответствия с гороскопом. И огонь, как трение
кремня в зажигалке воспринимай, и при ходьбе
оставайся бодрым. Успехом спасись от тления».

Так хранят неизменным, веря лишь в свой покой,
словно фреоном, - клон. Разом его представляя
в прошлом и будущем, поправляя одной рукой
перед зеркалом – галстук, и уверенно подставляя
бритую щеку под лосьон, стези для себя другой
не желая. И вечером, как избавление, прославляя

сон, похожий на тёмное поле, где ухающей совы
не слышно. Оно отгорожено, секретнее полигона,
зубчатой стеной. В песках за ней прорывают рвы
с ядовитой водой, и кинжалы скрестят до звона.
Там быки, у которых есть крылья, и рычащие львы
охраняют от подданных белый дворец Саргона.***

2011

* Раскопки захоронений 3 тыс. д.н. э в Уре показали, что погребение царственных особ, в отдельных городах Месопотамии, в свое время осуществлялось со всей их свитой.

** Этические и юридические нормы в Ассирии и Вавилонии, в том числе и законы Хаммурапи, записывались на специальных чёрных обелисках, чаще всего, вырубленных из диорита.

*** Саргон, Шаррум-кен — основатель и царь Аккадского царства (2369-2314 гг. до н.э.), первым объединивший в единое государство территорию от Персидского залива до Средиземного моря. В переводе это имя означает «законный правитель».

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!