Как я проводил себя к лету. Часть 1.

Что за вычурное название? – спросите вы.
Дело в том, что я не очень силен в русском языке. Его грамматические конструкции иногда ставят меня в тупик.
(Именно, что конструкции! В остальном мой русский, если не безупречен, то изыскан).
Когда вышел фильм «Как я провел летом», я вообще решил, что сошел с ума.
А тут возникла схожая тема. Вот и пришлось изощряться.

Сразу обозначу содержание этих заметок.
В них я буду описывать свое пребывание в этом году в Ирпене, происходившие в это время культурно-массовые события, встречи и беседы.
Отдельно будут обозначено состояние, взятых мной добровольных обязательств.
Перед Юрием Лифшицем (относительно свежих) и Alexandroм Ivachnevым (совсем давних).
Уверен, что найдется достаточное число не читателей, для которых все далее следующее будет не интересно. Никак. Но мало ли …

Лето для меня всегда было не просто временем года, а его, так сказать, квинтэссенцией.
И неважно, когда оно случалось и сколько длилось.
Прошлое тысячелетие с его молодыми усладами и потугами зрелого возраста пропускаем.
Для начала же текущего – лето у меня прочно ассоциировалось с первой декадой сентября, Коктебелем, морем и волошинским фестивалем.
И не то, чтобы все это приелось. Я человек в своих привычках и привязанностях довольно устойчивый. Но теперь мне дальние (даже такие) поездки стали мало показанными.

Плюсовые воспоминания того времени. Волошинский дом. Его замечательный директор Наташа Мирошниченко, Наталья Михайловна Мирошниченко.
Джазовый фестиваль. Козел на саксе.
А так …
Ну, наскочит на тебя на набережной давний и штатный участник – О, друже! Как я рад тебя видеть! Обнимет и побежит дальше квасить. Или же останется и начнет читать стихи.
Еще неизвестно, что хуже.
То, что стихи, как правило, хороши, большого значения не имеет.
Николай Иванович куда-то запропал. Даже Лиз его не может отыскать.

Да, забыл сказать, что базой тех вояжей был местный Дом творчества НСПУ.
Тоже не все, слава Богу. Цены дорожают и питание в путевку уже не входит.

Словом, летом для меня в последние годы стал аналогичный Дом творчества в Ирпене.
Ирпень – знатное место. Пастернак его надолго запомнил. У него как раз там все сложилось. И в творческом, и в личном плане. Но это вещи взаимосвязанные. В смысле, причинно-следственных связей. Так-то Пастернак …

Сам ирпенский ДТ трудно сравнивать с коктебельским.
Там у самого синего в мире от былого великолепия писательским остался только корпус № 4. В хорошем месте и с неплохими условиями. Но весь огромный парк поделен, не раз переделен, застроен и перестроен. И столовая на оставшийся ограниченный контингент уже не ориентируется.
Другое дело в Ирпене. Тенистая территория, столовая, в которой кормят на убой.
Корпуса, конечно разномастные, как повезет.
Мне в этом году повезло меньше, номер без душа. Но бывает и хуже.
Зато закрытый деревьями со всех сторон, что значительно понижало окружающую температуру. Умывальник и туалет имеются, хороший балкон тоже.
Из трех спальных мест пригодным для спанья оказался только диван, но этого вполне достаточно. Телевизор ловит четыре программы. Чего еще нужно?
Самым новым и комфортабельным считается корпус № 10. Если не считать отдельного домика для «генералитета» со спутниковым телевидением, микроволновками и т. п. благами цивилизации. Следует учесть, что и «генералы» теперь совсем не, что в прошлые времена.
А также много места ДТ занимают те, кто живет там уже много лет и на не совсем понятных для непосвященных основаниях.
И группки местной молодежи, по вечерам слоняющиеся по территории и занимающие места в уютных беседках.

Слава Богу, что в этом году наступил свадебный кризис. Ни одной за все время пребывания. То ли все в Ирпене уже переженились, то ли еще что-то.
А в прошлом году каждую субботу и воскресенье. Ужинать нас выселяли в подсобные помещения. И музыка допоздна бухала.
Но мне это не очень мешало. Хоть какое-то разнообразие. И шарики-гирлянды оставались.

В первый же вечер по приезду я попал на городской праздник Ивана Купала. Впечатляющий праздник. Проходивший на ближнем пляже.
Чего там только не было!
Музыка и конферанс. Хостессы во всем народном. Гигантская надувная горка для детей. Катание в зорбах по реке для них же. Конкурс граффитчиков. Мастер класс по плетению венков. Казацкие забавы. Боевой гопак. Прыжки и кульбиты. Хождение по стеклу. Разбивание кирпичей чем и на чем можно. Перетягивание каната. Стенка на стенку. Посадка новых березок и повязывание на них желаний. Возжигание костров и прыжки через них. Пускание венков по воде и по течению.
И апофеоз праздника – запуск китайско-японских фонариков.
Когда флотилия из ста светящихся кораблей уходила в вечереющее небо по направлению к олимпийскому мишке. Это выглядело, и было очень эффектно.
Первый день задался.

На второй я традиционно позвонил своему, уже считай давнему другу Александру Столярову, постоянно живущему в Ирпене.
Саша замечательный арт-хаусный режиссер-документалист.
Да что там говорить! Сделанное им любительское фото с моим изображением получилось настолько выразительным, что попало на обложку «Свода». Что значит рука мастера. Правда, на последнюю страницу, но разве в этом дело.
Собственно «Свод» я и хотел ему подарить. Обычно Саша заезжает за мной на машине, но в это раз он был занят, работал с монтажером, и мне пришлось добираться до его замка самому на маршрутке. Это оказалось возможным.
Саша встретил меня на остановке, через несколько минут мы прибыли на место. Сначала поднялись на третий этаж в студию. Саша вместе с монтажером, знакомым мне молодым человеком по имени Петрович, продолжая работу, показали черновой вариант нового фильма «После Пушкина». В начальных кадрах там Иван Жданов.
Но к этому фильму мы еще вернемся.

А теперь самое время сделать отступление и посвятить его другому Александру, который именует себя Alexandr Ivashnev.
Два года тому этот второй Александр (перехожу на кириллицу), узнав о выступлении в Киеве Ивана Жданова, попросил меня записать это выступление. Я ответил, что соответствующих технических средств у меня нет, но будем уповать. Придя на вечер Жданова, я увидел, что его снимает Столяров.
Но сразу получить эту запись мне не удалось. По причинам территориального и творческого характера.
И только теперь я узнал, что фильм, в который вошел отснятый материал, закончен.
И пока мы с Сашей пили в саду чай, Петрович сделал мне копию диска с нужной записью.
Этот фильм называется «Мое прибытие поезда».
Надо заметить, что Жданов часто живет в Ирпене у Юрия Косина, фотохудожника международной известности и признания.

И так все сложилось, что когда я, воспользовавшись случаем, просматривал у Столярова в интернете почту, раздался телефонный звонок. Увлеченный своим я не сразу сообразил, с кем Саша говорит, кому передает приветы от меня и кто передает приветы мне. Потом оказалось, что звонил Иван. На этот раз из Симеиза, где у него основное лежбище.
(Сразу скажу, что его приветы мне, носили, должно быть, довольно формальный характер. Не такие уж мы с ним приятели, просто знакомые).

Так что второй день тоже получился насыщенным и результативным.
О заказе Ивашнева – подробнее в конце.

Что-то я замельчил. Не дневничокЪ же пишем.
Далее крупными мазками. По возможности.

Распорядок дня день ото дня один и тот же.
Пробуждение, стояние на балконе с зябкой утренней дрожью, расправлением грудной клетки и размахиванием руками.
После обильного завтрака прогулка к станции за газетами и через день в Интернет.
Часто первая часть программы выполнялась еще до завтрака по свежему солнцу.
Охранники довольно шикарного клуба, представлявшего разнообразные услуги, быстро ко мне привыкли, но каждый раз по долгу службы спрашивали – Интернет? – Компьютер и кондиционер, плиз – отвечал я по-английски и направлялся на второй этаж.
Кондиционер по таким погодам был совсем не лишним.
Но в Доме творчества микроклимат был вполне благоприятным.
Далее, скоротав, таким образом, время до обеда, обедали. Плотно.
Потом отдых в самую жаркую пору.
И с четырех-пяти часов на ближний пляж.
На дальний пляж и еще более дальние озера я в этот раз не выбрался.
Место для купания вполне удовлетворяло мой незатейливый вкус.
Песок, тень от большого дерева, разговоры с теми обитателями Дома, кто тоже в это время выбрался на пляж.
Тридцать метров плеса от берега до берега, неспешное течение реки.
Вода в Ирпене, как я говорю, грязная, но экологически чистая.
Никаких заводских сбросов, отходов производства.
Грязная – это преувеличение для красоты слога. Ну, листья, попадавшие в воду с дерев, тополиный (ли?) пух.
После купания душ в корпусе на первом этаже, который я сразу освоил.
Ужин. Вечерние прогулки. Вечерние посиделки.
И разговоры, рассказы, обмен мнениями. Даже стихи иногда.
И так день за днем.




Владимир Гутковский, 2011

Сертификат Поэзия.ру: серия 530 № 88584 от 07.08.2011

0 | 0 | 1546 | 20.04.2024. 16:48:29

Произведение оценили (+): []

Произведение оценили (-): []


Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать публикацию.