Инвариант

Дата: 17-11-2010 | 07:37:27

Благодарю Михаила Полячека,
Александру Шнеур

***

Не ревнуй ко времени и пространству,
нерушимей звука лишь постоянство
в именах Лилит, Суламифь, Елена,
избежавших тлена,

избежавших плесени и забвенья…
Я же только n-ное повторенье,
на губах твоих мотылёк фонемы,
отголосок темы.

Времена размыты, неуследимы,
вот они сливаются воедино,
я иду на них, будто на пуантах,
до инвариантов.

Как уходит солнце, стремясь на запад,
ускользнёт и мой виноградный запах,
но святится в горечи и на тризне
то, что больше жизни.



***

Я так хочу, не прекословь,
не то живьём спалит -
во мне течёт дурная кровь
Лилит, Лилит, Лилит

и ты бессилен устоять
пред магией огня –
ты погружаешься опять
в меня, в меня, в меня

а утром – только серый прах,
ночь выжжена дотла,
и остаётся на устах
зола, зола, зола

любовь – падучая (звезда?),
в безмерный хаос нить,
я, как другие, никогда
не научусь любить

а ты живи, считай года,
но бьётся по ночам
безумной памяти вода
о тёмный мой причал


***

над Итакой снег
как забвенья знак
остров утонул
в белой пелене
время улеглось
в снежный саркофаг
Мойры крепко спят
эпос онемел

В дальних небесах
птицы кораблей
где сегодня твой
выпадет ночлег?
у какой любви,
на какой земле?
...бёрдышко, утОк
над Итакой снег...


***

и упадёт с небес
мать-рыба-ночь-невмочь,
тёмная немота,
снова в её воде
долго слова толочь,
не разжимая рта

звёздный дрожит плавник,
снов чешуя вокруг,
время замкнёт кольцо,
из тишины и слёз
выплывет Коры вдруг
мертвенное лицо

холодно мне, сестра,
там, где луны обол
не разглядеть в ночи,
выжжена я насквозь
мёдом полночных пчёл
с дальних густых гречих

Корой зовут меня,
сердце моё в коре,
в сердце – разрыв-трава…
дай мне, сестра, тепла
слёз твоих в октябре
и толокно-слова

а как ветра сплетут
стынь-паутину дня,
осень сойдёт на нет,
алым тугим зерном
ты помяни меня -
станет белее свет


***

Снегурка, мартовская девочка, кровинка
неизлечимой, невозможной белизны,
ты смерть и нежность - c половинкой половинка,
в одно сведённые ладонями весны

и не тебе, а ей - весёлые аллеи,
и своеволие, и таинства ночей,
и плод свой - яблочко, младенчика - лелеять,
и сны счастливые на мужнином плече

а кто тебя ТУДА проводит и оплачет?
ручей беспамятный, синица, свиристель?
сама слезой - горючей, пресной, негорячей -
уйдёшь на запад, в глубь велесовых земель

но целый мир берёшь в объятия бесстрашно,
тебе и малая секунда дорога,
пока последние снега – меды и брашна
и шалый паводок не топит берега


***

Его любовь – тюрьма, и как бы я
побег ни замышляла, как бы мне
ни предлагали близкие подмогу,
не вырваться… теперь рассудок мой
в плену у полнолунья… всюду запах
вербены, руты… нету никого
поблизости, кто за руку бы взял,
отговорил идти к сестрице-иве…
нет, это сон, я сплю, речные воды –
теперь постель моя, и в изголовье
тростник свои нашёптывает песни,
в изножье – лёгкой ласточки поклон,
коснувшейся ступни моей разутой…
дождя, дождя… забвенья, но не склепа…
ему тюрьма – вся Дания, а мне –
его любовь, но я хочу остаться…


***

Колючая вселенная блистает,
как тысяча кинжалов, холодна,
лишь пар живой души отогревает
морозистую клинопись окна

ступени, двери, двор - глухой колодец,
печально покивают фонари,
и ты - мой иноверец, инородец,
со стёклышком от зеркала внутри

но - тёплою гирляндой поцелуи,
но - ласточками пальцы у лица,
но - смётаны на ниточку живую,
но - пойманы на памяти живца...

но слёзною извечною дорогой,
по капле размывавшей сердца лёд,
ты вымолен - у дьявола, у бога -
никто уже теперь не разберёт...

мы умерли, нас нет с тобою, милый,
мы спим, и нам чужие снятся сны,
а мир усталый скапливает силы
для жизни, для любви и для весны


***

Осень, Мерлин, всюду осень снова,
октябрём леса обожжены -
время для раздумья ли, для слова,
для звериной зоркой тишины?

…помнишь ли волос её свеченье,
как оно манило и влекло!
смех её струящийся, ручейный,
плеч её медовое тепло?

как тела сплетались, а не строки?
кто в кого сильнее был влюблён?
сроки вышли, Мерлин, вышли сроки,
вспять не повернуть реки времён

озеро, затишье, полнолунье,
серебром усыпана тропа -
Вивиана, девочка, колдунья,
радость, боль, отчаянье, судьба…

всё уйдёт, в воде времён утонет –
двор, интриги, битвы, короли…
если бы хоть раз её ладони
прикоснуться вновь к тебе могли

и тогда ни вечность, ни забвенье
не страшны – прими, благослови…
…осень, Мерлин, время вдохновенья,
муки, и надежды, и любви

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!