Вычудить за чудаков море чудотворное

Дата: 08-11-2010 | 15:15:28



Подле Адовых ворот всяк провидец - идиот...
1.
Вычудить за чудаков море чудотворное
прежде в мире дураков была прыть проворная.
Подчудачные ушли в поддурачных своры -
всё, что дали чудаки - растаскали воры.

Растащили и страну, и её прикормы,
потому что и жулью хочется попкорну,
потому что по судьбе жить нам век в изгоях,
не заботясь о себе, а печась о своре...

В этой своре всяк чудак превращен в безличку -
и цена ему пятак, и Бессребник - кличка.

2.
Вот когда слова обяжут стать вчерашним человеком,
вот тогда меня отвяжут от изведанных забот
говорить не по наслышке с торопыжным новым веком,
да нести к Голгофе память с нарушеньем вечных квот.

Безотчетная провина - созерцать житейский студень:
перепутье дел всегдашних, пересуды Вечных книг,
пересортицу батанов с братанами всякой масти -
тут пойми, кто плут, кто рыжий, а кто гений хоть на миг!

Вот когда слова обяжут - вот тогда поди да выдуй
тонкостенные сосуды из оконного стекла.
за которыми извечны перегуды, пересуды,
перестыки настроений, зуд окрестного хамья.

Халцедоны прячут в кольца словно в магму сталактиты,
и ликуют прозелиты - им досталась кутерьма:
там тонзуры смачно бреют продувные неофиты,
тут адепты чешут пальцы - им чесотка в дар дана.

Монастырские молодки почитают Мата Хари,
откормив скоромно хари до заслонок от божниц,
и теперь на деребане презентуют покаянье.
огурцами заедая поэтический каприз.

Потому что тетки - дуры, потому что дуры - шмары.
Им рожать бы огороды из окрестного дерьма.
но вокруг - одни уроды да житейские кошмары, -
отошли у теток воды и явилась хохлома.

Станут тетки на моленье, да брусничное варенье
бьёт им в голову, беднягам, и лишает их потуг,
ну хоть как-нибудь поститься - не влюбляться, не долбиться,
не дано им в этом право - вот такой ведмацкий круг...

Вот такой, Апполинарий, этот образный сценарий,
где викарий козлоногий ждет их в полночь на лугу.
Вот на метлы сели тетки - и старушки, и молодки -
лихо по небу промчались и упали в трын-траву...

3.
Две панянки из Приднепровья, перебравшись навек в Чикаго.
у Тарасова изголовья разрыдались над рідним флагом.
У флагоны земной на встрече с разномастными НЛО -
украинское этновече собирают они легко.

Сокрушительные прослушки исключительно для своих.
У панянок зарделись ушки - тьма пришельцев! И каждый - псих.
Говорят на своих наречьях на украинских-то хлебах!
Нет в том совести человечьей: донер ветер, поганці, жах!

Я смотрю на сих дур извечных - проституток семи дворов,
лихо по небу мчат навстречу к нам вакханки с чужих пиров.
Им и ладанки придавило, и родят на чужих предпечьях,
но всё учит Рябка кобыла, чтоб на конском он ржал наречье.

Отрешили давно их годы от украинского портала,
где под флагом земной свободы многоречье давно прёт валом.
В том не боль, и не грязь отныне, а великий святой подъём.
В нём отведено Украине стать сретеньем земных миров.

4.
Этнодрамы в прошлом - это не всеръез.
Там где душам тошно - гумус да навоз.
Орды дерьмократов - в пидарках и без -
бравые ребята - души под нарез.

Мечутся братковски, кичатся на час.
Всюду стиль ментовский: сдыбанка на раз!
От плакатов тесно да плакеток тьма -
лажа повсеместна, сходок кутерьма.

Тихие приметы в пору умыкнуть,
отчие заветы вовсе отшвырнуть.
Мегополис тщится выглядеть стройней.
В тощих ягодицах высох лет элей.

Изморозь погостов в вычурах молвы,
дескать, прожить просто больше не смоги.
Через смогов мили и подтяжки дней
выжимает жилы банда упырей...

По житейским меркам - каждый гнёт своё.
На жмуров примерку делает жульё.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!