Из сборника "Чёрные всадники" - Стивен Крейн

XXVIII

«Правда, – сказал путешественник, –
Это скала, неприступная крепость.
Я часто бывал в ней –
Даже в самой высокой башне,
Откуда весь мир кажется черным».

«Правда, – сказал путешественник, –
Это тень, это призрак,
Это дыхание ветра.
Я долго искал ее,
Но не коснулся и края
Ее одеяния».

И я поверил второму путешественнику,
Ибо для меня правда –
Это тень, это призрак,
Это дыхание ветра.
И я ни разу не коснулся края
Ее одеяния.


XLVI

Красные черти
Гурьбой высыпали из моего сердца
И разбежались по бумаге.
Они были такие крошечные,
Что вязли в чернилах
И превращались в кашицу под моей ручкой.
Странно было писать
В этом красном месиве
Из моего сердца.


XX

Однажды ко мне подошел ученый человек
И сказал: «Иди за мной. Я покажу дорогу».
И сердце мое преисполнилось радости.
Мы поспешили вперед.
Скоро, очень скоро глаза мои
Стали бесполезны,
И я не ведал, куда ступает моя нога.
Я вцепился в руку моего провожатого,
Как вдруг он горестно вскрикнул: «Я заблудился!»

XLII

Я брел по пустыне.
И я воззвал:
«Господи, забери меня отсюда!»
Раздался голос: «Это не пустыня».
«Но как же? – изумился я. –
Эта жара, песок, пустынный горизонт…»
Голос промолвил: «Это не пустыня».


XXX

Допустим, я найду в себе мужество
И позволю погрузить в свое сердце
Красный клинок добродетели,
Оросив траву
Своею греховною кровью.
Что ты предложишь мне?
Дворец, утопающий в садах?
Цветущее королевство?

Что, что? Надежду?
Убирайся прочь со своим красным клинком добродетели!


From The Black Riders


XXVIII

"Truth," said a traveller,
"Is a rock, a mighty fortress;
Often have I been to it,
Even to its highest tower,
From whence the world looks black."

"Trurh," said a traveller,
"Is a breath, a wind,
A shadow, a phantom;
Long have I pursued it,
But never have I touched
The hem of its garment."

And I believed the second traveller;
For truth was to me
A breath, a wind,
A shadow, a phantom,
And never had I touched
The hem of its garment.


XLVI

Many red devils ran from my heart
And out upon the page.
They were so tiny
The pen could mash them.
And many struggled in the ink.
It was strange
To write in this ink red muck
O things from my heart.


XX

A learned man came to me onge.
He said: "I know the way,-come."
And I was overjoyed at this.
Together we hastened.
Soon, too soon, were we
Where my eyes were useless,
And I knew not the ways of my feet.
I clung to the hand of my friend;
But at last he cried: "I am lost."


XLII

I walked in a desert.
And I cried,
“Ah, God, take me from this place!”
A voice said, “It is no desert.”
“The sand, the heat, the vacant horizon.”
A voice said, “It is no desert.”


XXX

Supposing that I should have the courage
To let a red sword of virtue
Plunge into my heart,
Letting to the weeds of the ground
My sinful blood,
What can you offer me?
A gardened castle?
A flowery kingdom?

What? A hope?
Then hence with your red sword of virtue.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!