Гризли - Фрэнсис Брет Гарт

Трус – геройского сложенья,
Что внушает изумленье,
Страх и все-таки – презренье:
Он не брезгует порой
Желудёвой кожурой,
А во время голодовки
Грабит беличьи кладовки.
Сталь когтей и мягкий нос,
Подбородок весь оброс –
Увалень стопоходящий,
Пусть тебя в дремучей чаще
Не найдёт свинец разящий!

Уходи с людской тропы
И направь свои стопы
К потайным ручьям индейским,
Скрытым меж душистых трав,
Уголкам эпикурейским,
Где лисица мчит стремглав,
Где пчелы хранятся сласти –
Там спасенье от напастей,
Поджидающих окрест
Осквернённых стройкой мест.
Ты на горе звероловам
Братом Туком станешь новым;
Пустишь в ход могущу длань,
Грянешь празднество лесное,
С чужеземца взявши дань;
Хитрым будь равно с молвою.
Вволю ешь и вволю пей,
Но живи в глуши своей.

Полюбоваться на гризли

Grizzly

COWARD,—of heroic size,
In whose lazy muscles lies
Strength we fear and yet despise;
Savage,—whose relentless tusks
Are content with acorn husks;
Robber,—whose exploits ne’er soared
O’er the bee’s or squirrel’s hoard;
Whiskered chin and feeble nose,
Claws of steel on baby toes,—
Here, in solitude and shade,
Shambling, shuffling plantigrade,
Be thy courses undismayed!

Here, where Nature makes thy bed,
Let thy rude, half-human tread
Point to hidden Indian springs,
Lost in ferns and fragrant grasses,
Hovered o’er by timid wings,
Where the wood-duck lightly passes,
Where the wild bee holds her sweets,—
Epicurean retreats,
Fit for thee, and better than
Fearful spoils of dangerous man.
In thy fat-jowled deviltry
Friar Tuck shall live in thee;
Thou mayst levy tithe and dole;
Thou shalt spread the woodland cheer,
From the pilgrim taking toll;
Match thy cunning with his fear;
Eat, and drink, and have thy fill;
Yet remain an outlaw still!

Михаил, очень хорошо!
Я бы только избавился от спондеев:
Где шаг утки величав (Там, где утка между трав и т. п.)
Ты на страх всем звероловам (Ты на горе звероловам)