Сны в электричке


Сижу я как-то зимой в электричке. Еду. Далеко-о-о еду – в городок О. Электричка преполнёхонька. Народу набилось, как килек в банке. Однако место с краешку я всё же отыскала и, как могла, устроилась. На скамейке слева от меня дремал толстый господин. Впрочем, ему скорее подойдёт слово «товарищ». Он занимал большую часть скамейки, и остальным её обитателям – мне и ещё одному несчастному у окна с другого краю – приходилось принимать форму согласно конституции «товарища». В это время в проходе шла оживлённая и порою очень агрессивная жизнь. Продолжая набиваться в вагоны, люди непрерывным потоком шли вдоль состава в поисках свободного места, но так как мест не было, настроение у людей было очень плохое. Выражалось оно в пихании и нецензурных словах. Мне всё казалось, что кто-нибудь так и уйдёт если не с моей правой рукой, то с рукавом от пуховика, и, не найдя свободного места, обнаружит уже в голове поезда висящий на спине рукав. «А чё, тёпленький рукавчик! К зиме сгодится», - подумает. И зарадуется душа его безгрешная, хотя тело останется стоять до самой Дрезны (это станция так называется).

Как только поток людей затих, я задремала. И снилось мне: то мама выращивала в зимней шапке цыплят, то я в валенках на велосипеде по болоту педалю, то дед Мороз на Попокатепетле сидит и руками машет. А под конец приснился необыкновенный сон: я еду на машине с огромной скоростью и смотрю на небо, яркое, ослепительно-синее, усеянное крупными звёздами. (Кто-нибудь скажет, как же это можно ехать и смотреть на небо, а не на дорогу? Но это же во сне!) Вдруг звёзды стали стремительно падать, образуя сияющий дождь, потом неожиданно собрались в созвездия зверей и птиц и помчались по небу вскачь: я на земле, они на небе – кто быстрей? Едем, летим – у-у-ух!!!.. И тут я проснулась, так как «товарищ» начал шевелиться, готовясь к выходу.
Когда он освободил скамейку, мне и пассажиру у окна дышать стало гораздо легче. Мы многозначительно переглянулись. «Следующая станция – городок О», - объявил репродуктор.

В помещении паспортного стола, который являлся целью моего визита, оказалось немного народу и очень тепло. Кругом были развешаны многочисленные стенды. Ожидая своей очереди, я решила ознакомиться с разнообразной информацией на них. Один из стендов показался мне наиболее познавательным. Он гласил: «Основные сильнодействующие ядовитые вещества – СДЯВ!» И далее: «Бурнорно* (запись дословная, очевидно, местный диалект) развивается химия как наука, создаётся мощная промышленность, растёт ассортимент химических веществ. Некоторые вещества токсичны и вредны для здоровья людей. Их называют – СДЯВ». И так далее про этот самый СДЯВ, который, видимо, имел какое-то отношение к паспортным вопросам. Словом, очень, очень познавательный стенд.
Окончив дела, я решила провести оставшиеся полтора часа до электрички здесь же – в тепле и среди стендов. Тут вспомнился недавний сон про небо. Что бы он означал? Что вообще означают сны? К примеру, недавно снится, будто из нашего сада ушёл дуб. Мы всей семьёй отправились его искать и не можем найти. Тогда папа говорит: «Это что! У одного мужика сарай со двора ушёл. Вот это я понимаю!» Сон из электрички был особенным, летящим, одним из тех, когда после просыпаешься с убеждённостью, что можешь взлететь в любую секунду. И полдня живёшь с захватываюшим чувством!..

По дороге домой на станции мне встретился знакомый из Москвы. Занесла его сюда нелёгкая по каким-то личным проблемам, которые, по всей вероятности, разрешились не так уж плохо, судя по его бодрому виду и полному кульку арахиса под мышкой. Мы занялись содержимым кулька, и вскоре подошла наша электричка.
Едем. Настроение отличное. Электричка полупустая. Знакомый читает справочник фотолюбителя 1964-го года издания, я дочитываю "Идиота" Достоевского. Грызём арахис. Колёса стучат. Хорошо! Периодически появляются продавцы чего-нибудь и истошным голосом декламируют:
- Книга о том, как улучшить нашу жизнь. Здесь всё: о браке, о разводе, об абортах. Прочитав эту книгу, вы станете самым счастливым.
Или:
- Замечательный набор расчёсок, плоских и круглых. Стоят 5 рублей. Расчешитесь волшебными расчёсками, и ваши волосы станут красивыми и густыми.
(Вспоминается Задорнов: «Одеколон «Вот солдаты идут». И запах такой же. И цена 7 копеек за ведро».)
Словом, проехавшись раз в электричке, можно довольно задёшево купить и счастье и красоту.
А как-то раз, задремав в переполненном вагоне, я проснулась оттого, что услышала чужеземную речь. Сидела я к говорящему спиной и ощущать могла его только на слух. Иностранец скоро и громко вещал на неведомом мне наречии. Когда он удалился, я осведомилась о нём у соседа напротив, надеясь разузнать, о чём же было выступление предыдущего оратора. Сосед объяснил, что выступавший был продавец книг, который рекламировал свой товар. Когда же я поинтересовалась у него, на каком языке этот славный иностранный продавец книг изъяснялся, тот сообщил, что продавец вовсе не являлся иностранцем и что говорил он на русском языке. Как же так? Я с детства говорю по-русски и понимаю, когда другие говорят. Нет, не может быть! Сосед сочувственно кивнул, но, поскольку он не только слышал говорящего, а и внимательно на него смотрел, то может с уверенностью профессионального логопеда (каковым он по случайному совпадению и является!) заявить, что продавец говорил по-русски, но у него (у продавца) была существенная проблема с дикцией, такая существенная, что даже профессиональный логопед не понял ни слова. Что уж говорить о простых смертных. Так никто и не узнал, о чём были его книжки.

Но вернусь к нашей электричке. Приятно ехать, когда сумерки и мало людей. Оторвавшись от книги, смотрю в окно. Стук колёс и разговоры вокруг сливаются в равномерный завораживающий ритм. Я люблю дорогу. Кажется, могла бы ехать долго-долго. Поезд, словно сама жизнь, несёт в неведомое: люди входят на станции, выходят на следующей, кто-то остаётся, становится моим попутчиком, иногда собеседником, за окном всё меняется, и кажется порой, будто это не я перемещаюсь в пространстве, а пространство движется вокруг меня: ой, смотрите, перрон поехал! И от этой метаморфозы дух захватывает.
Умчалась прочь станция «Mоскворечье», едем дальше. Краем глаза замечаю, как по проходу идёт хромой человек с палкой, в очках и с длиннющей бородой. Дай ему в руки гусли и перед тобой вылитый персонаж из русской сказки про Садко. С трудом пробирается он через авоськи и сумки, перешагивает через корзины, тележки, чемоданы и, добравшись до моего последнего сиденья, со вздохом останавливается, затем поворачивается лицом к пассажирам и на весь вагон мощным церковным басом с выражением произносит:
- Да, обязательно людям под ноги свои трихомудия ставить!

На «Текстильщиках» мы вышли. Мой знакомый стал делиться впечатлениями о справочнике фотолюбителя. Говорит, всю дорогу читал про магниевые вспышки, как их делать и от какой меньше дыму, что для владельцев современных фотоаппаратов является незаменимой информацией. По пути к метро я от души смеялась, то вспоминая хромого из электрички, то слушая про справочник, который был рекомендован моему попутчику как лучший на сегодняшний день. Может, в качестве антиквариата?
Сели в метро. Опять читаем. В метро не так приятно: слой земли давит, люди в глаза лезут, за окном чернота, одним словом – дискомфорт. Напротив нас сидит интересная девушка в мини-юбке и в сапогах на высоком, тоже читает. Вот в вагон заходит собачка – среднего размера дворовый пёс с непосредственной мордой и большими, торчащими в стороны ушами. Бесцеремонно подходит к девушке, залезает ей под ноги и, свернувшись клубком, сладко засыпает. Девушка в недоумении. Через пару минут отдохнувшая и повеселевшая собачка выбралась из своего убежища и стала обнюхивать ноги сидящих пассажиров. Под одной седоволосой тётей она задержалась и стала рыть, видимо, найдя для себя что-то интересное. И действительно, через несколько секунд вытянула из-под тёти тёмный увесистый предмет. Им оказался каблук. Улегшись со своей находкой посередине вагона, собачка стала с удовольствием её грызть. Хотя на лицах сидящих вокруг пассажиров, молчаливо наблюдавших за фривольным поведением собачки, не дрогнул ни один мускул, было очевидно, что каждый в душе считал происходящее натуральным нонсенсом.
«Станция Баррикадная», - услышала я название моей остановки и сразу же вскочила. Вскочила и собачка, забыв про каблук (вернее про всё, что от него осталось), ринулась к выходу и встала в очередь: она тоже ехала до «Баррикадной»! Седоволосая тётя не подозревала, что в очереди она после собачки, а не вместо неё, и, выходя из вагона, чуть не полетела, споткнувшись. «Пшла, твою растак!» - вырвалось у тёти. И в ответ на столь невежливое обращение зверушка залилась звонким лаем, в котором под конец имела в виду не только пинающуюся тётю, но и всех вокруг отдельно и вместе взятых и собачью жизнь вообще.


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!