Свиток

Дата: 13-05-2010 | 00:55:24

1.
Я свиток разворачиваю свой,
Стараясь не спугнуть остатки литер,
Чтоб не порвать связующие нити
И не разъять орбиты круговой.

С отчаяньем, хотя и не впервой,
Перебираю четки – цепь событий.
Не жду ни откровений, ни открытий
На мертвых петлях выбранной кривой.

Мне помнятся закаты, плоть черешни
И сладкий жар любви – хмельной и грешной.
О нет, не вечно бушевала вьюга!

Но стоит волю дать другим мотивам,
И в память погружаюсь, словно в тину,
И сердце замирает от испуга.

2.
И сердце замирает от испуга.
Зачем оно потом так больно бьется?
Так эхо мечется меж стен колодца,
Стремясь наверх, чтоб слышала округа.

Спасительное средство от недуга –
Счастливый вспомнить миг – какой придется.
Но хрупкий свиток трескается, рвется
И вновь свернуться норовит упруго.

В чем тайна силы, мудрой и целебной,
Тех дней наедине с Землей и небом? –
Благословенная судьбы услуга!

И пахнут медом заросли осота
На старых черно-белых детских фото.
Нетерпеливо дни теснят друг друга.

3.
Нетерпеливо дни теснят друг друга.
Люблю их тихий и печальный шелест,
Так трепетной листвы пленяет прелесть,
Так в детстве раем кажется лачуга.

О годы в том краю, где зверь не пуган!
Где даже мысль о несвободе – ересь,
Щекочет ноги жесткой щеткой вереск,
Волнует угол птиц, летящих с юга.

Ликующие, сбивчивые клики…
Счастливый миг лишь кажется безликим –
Любые два разнятся меж собой.

Их множество, и стал им тесен свиток,
На волю – стайкой – над грядой калиток!
Так журавли кричат наперебой.

4.
Так журавли кричат наперебой.
Меня всегда тянуло к этим птицам.
Мне надо было бы меж них родиться
И наслаждаться далью голубой.

Но вьется свиток вольной полосой
И притяженьем вовсе не томится –
Закатная пылает багряница,
А он все прячет в дольней кладовой:

Весь этот край – поляну земляники,
Горбатый стог, сарай и пряный, дикий
И стойкий дух полыни полевой;

И небо, где звучать не перестанет
Надсадный грай парящей черной стаи.
О чем они? Полям ли? Меж собой?

5.
О чем они? Полям ли? Меж собой?
Боятся ль? – Там, внизу, все изменилось:
Чему-то страшному сдалось на милость
Пространство: пашня, пойма, пруд рябой.

И мне теперь не по себе порой:
В лесу проплешины, и сырь, и гнилость,
А в городе – такое и не снилось –
Гул в утлых ульях – рой идет на рой.

Не так давно – трех лет не наберется –
Здесь не травили «наши» «инородцев»
И все иначе видели друг друга.

Но свиток каждого с соседним связан,
Извечное не выкорчевать сразу.
Невидимые нити свиты туго.

6.
Невидимые нити свиты туго.
Их тщишься разорвать – не тут-то было!
Где место паутинке – жгут постылый –
Петлей, унылой родственницей круга.

Но вот совсем иное: центрифуга
И «вата» вакуумного распыла…
Белесым липким облачком застыло
То лакомство из рук цыганки смуглой.

Так хочется, чтоб сладость длилась долго!
Но нить подтаяла, и «вата» стала волглой:
Скукожилась комочком неупруго –

И нет еe. Так и со счастьем часто.
А нужно ль быть вообще к нему причастным?
Синоним смысла – квадратура круга.

7.
Синоним смысла – квадратура круга.
Да стоит ли – к нему – сквозь все табу?
Живи, расти детей, построй избу,
В жару и стужу почитай супруга.

И дети проиграют ту же фугу
(Возможно, взяв тромбон, а не трубу) –
И биографию, а не судьбу
Продлят до неизбежного недуга.

И что ж — вот так, веками – длить и длить
Нелепую бессмысленную нить,
И все уладится само собой?

Ищу ответа в небе, ветре, кроне.
Над деревом чернеет нимб вороний.
Охватывает трепет вековой.

8.
Охватывает трепет вековой.
Вновь разворачиваю свиток резко,
А там не письмена, а арабески
Струятся вдоль краев двойной каймой:

Гаруда с обезумевшей змеей,
Крылатый лев, осколки бледных фресок,
И лики зацелованы до блеска,
А рядом – рухлядь, ржавь, стекло, рванье.

Две пирамиды или вход в метро?
Калины грозди или просто кровь
Дождем на землю капала из вены?

Мучительных ассоциаций нить.
Давно пытаюсь разобраться в них –
И чувствую, и начинаю ведать.

9.
И чувствую, и начинаю ведать.
Так ведает, наверное, незрячий,
Что кто-то рядом, но молчком и прячась,
Хотя его никто не может видеть.

Так знает все о завтрашней корриде
Тореро, смуглый баловень удачи,
И смутно чуя гибель, мести алча,
Под утро слышит жертва зов аида.

Так часто ясно с первого же взгляда,
С кем счастья и не будет, и не надо,
И это знала некогда Рогнеда.

Ведунья так читает по ладони
Земные тернии и путь наш дольний:
Потери, поражения, победы.

10.
Потери, поражения, победы…
Изменчивой рекой струится свиток.
За каждым островком – след белой свитой,
За поворотами – подмытый берег.

То Нерли нежный лик, то нервный Терек,
То мимо терема, то мимо скита.
Судьба из нити беззащитной свита –
То прочный шнур, то волосок без тени.

Удержит ли на этот раз над бездной?
Твержу себе: перечить – бесполезно,
Не суетись напрасно, не страшись.

Тысячелетья на бессмертье – veto,
Но – внуки, правнуки… наверно, в этом
Аз-буки-веди вечной книги – «Жизнь».

11.
Аз-буки-веди вечной книги – «Жизнь».
Молчит прапамять всех людей печально,
И всякий свиток пишется сначала –
Поди попробуй все в один свяжи.

Хотелось бы – весь – если не прожить,
То пристально прочесть – да не за чаем,
А все оттенки смысла различая
И с пониманьем движущих причин.

Обуглены края такого свитка –
Страстей, пожарищ, распрей, зла – с избытком,
Но и добра, любви – немало тоже.

Восторг ребенка, дружеская встреча,
Беседа с мудрецом, игра наречий –
Мне с каждым днем становятся дороже.

12.
Мне с каждым днем становятся дороже
Зверьки, берущие с ладони крохи,
Скворечников всегда курносый профиль,
Простой осот и доктор-подорожник.

И чувство внутренней свободы – тоже:
Признаться ли – я в этом просто профи.
А в памяти всплывающие строфы! –
И манят, и волнуют, и тревожат.

Без устали подкидывает свиток
То кипу фотографий и открыток,
То вереницу лиц – по мне, пригожих.

Нет-нет, не будут преданы забвенью
Букет, похожий на нелепый веник,
Тропинок вязь, печальный вяз, прохожий.

13.
Тропинок вязь, печальный вяз, прохожий
Не памятью хранимы будут – свитком.
Так только кажется, что мелочей с избытком.
Нет, каждая – с огромным миром схожа.

А ветер треплет свиток и тревожит,
Трещат куски по швам и рвутся нитки,
И, словно прошлогоднюю открытку,
Его кружит метель и время гложет.

Детали тают в мареве, ветшая,
Но свиток вновь и вновь их воскрешает,
Как будто нечем больше дорожить:

Луга с сиреневой кипрейной шалью,
Леса и гати, речка небольшая
И в небо падающие стрижи.

14.
И в небо падающие стрижи
Все длят целительное погруженье:
Полет ли это — иль нырки саженьи,
Иль выстрелы невидимых пружин?

Салютом синим — васильки во ржи.
Им тоже в тягость путы притяженья.
Любой из них в своем воображенье
Блаженный миг полета пережил.

Стрижи, почти исчезнув в синей дали,
Остались многоточьем на эмали –
Безбрежной и пленительно немой.

Теперь они видением утешным
Всплывают в памяти, когда неспешно
Я свиток разворачиваю свой.

15.
Я свиток разворачиваю свой,
И сердце замирает от испуга.
Нетерпеливо дни теснят друг друга –
Так журавли кричат наперебой.

О чем они? Полям ли? Меж собой?
Невидимые нити свиты туго.
Синоним смысла – квадратура круга.
Охватывает трепет вековой.

Не чувствую, но начинаю ведать:
Потери, поражения, победы –
Аз-буки-веди вечной книги – «Жизнь».

Мне с каждым днем становятся дороже
Тропинок вязь, печальный вяз, прохожий
И в небо падающие стрижи.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!