Круг

Дата: 12-04-2010 | 10:01:53

O God, I could be bounded in a nut-shell,
and count myself a king of infinite space…
Шекспир («Гамлет», акт II, сцена 2)*

1

Вокруг себя вычерчиваю круг,
В него немногим открывая доступ –
Не потому, что нелюдима – просто
Ряды моих друзей редки, подруг –

Тем более. Зато знакомых – вдоволь:
– Привет! Как жизнь? Нормально? Ну, пока.
Заманчиво, коснувшись лишь слегка
Чужой судьбы, то тихой, то бедовой,

Улыбку получить – и мимо, мимо.
Нужны ль слова? Простая пантомима
Уместна здесь. И если вдруг ненастье

Закрутит за окном свои метели,
Не даст же та улыбка, в самом деле,
Защиту от бесчисленных напастей.

2
Защиту от бесчисленных напастей
Не даст улыбка, и утишит боль
Едва ли. Только, злынь-беда, уволь
От прелестей сомнительного счастья

Неодиночества. По мне, союзы
Как части речи во сто крат милей,
Чем части жизни, сколько там ни лей
Елей на узаконенные узы.

Ну как же, помню, насмотрелась всласть.
Не дай мне Бог в капкан опять попасть
И в мелодраме вновь принять участье.

Хотя… я часто вижу сон: там дом
И сад, и я хозяйка в доме том.
Не властно в нём привычное ненастье.

3
Не властно в нём привычное ненастье,
И рядом чьё-то тёплое плечо,
И – символ счастья – за плитой сверчок,
И кто-то часть меня, и чья-то часть я.

Смелей, ещё что? Боже, что я трушу:
Взгляд добрых глаз – цвет, помню, голубой.
Конечно же, тот сон – про нас с тобой.
Он не уходит, рвёт на части душу.

Где радость – нет наречия «навеки».
Мне страшно: Вий вот-вот поднимет веки.
Я дальше свой вычерчиваю круг.

Да, вот ещё: два сердца – в унисон.
Одно остановилось. В руку сон.
А новым бедам как-то недосуг.

4
А новым бедам как-то недосуг,
А может – дай-то Бог! – «умыли руки».
Иль лучше так: взята я на поруки
Самой судьбой, коль взятой на испуг

Не захотела быть: принявши муки,
Не захотела выть. В безумный вздор
Не захотела плыть. От всех – забор,
И, память укротив, с тобой в разлуке

Учиться стала жить. Ни шагу вспять.
Не выстоять, а восторжествовать –
С прямой спиной и снова звёзды видя.

Устам – урок улыбки, взору – жизни,
И сразу же забыть об укоризне.
Меня забыли – что ж, я не в обиде.


5
Меня забыли – что ж, я не в обиде.
Мне не до них, а им не до меня.
Эх, падать – так с хорошего коня:
Мечтам крылатым двери всех укрытий

Открыть – и пусть вдыхают полной грудью
И, словно птицы-жар, пленяют глаз,
Пока – о, Господи! – в который раз! –
Я вновь одна стою на перепутье.

А путь – от перевала к перевалу,
То синий лёд, то снежные обвалы,
То солнце вдруг восходит из-за гор;

То вдруг сердцебиение, тревога.
Казалось бы – ну отдохни немного.
Невидимый вновь возвожу забор.

6
Невидимый вновь возвожу забор.
Возможно, для других он неприметен,
Но для меня он важен: весел, светел,
А труд над ним и радостен, и скор.

Он призрачен, прозрачен и высок,
Не требует покраски, многослоен,
Целителен – исправит в пульсе сбои
И снимет боль, стучащую в висок.

Разбудит совесть, если вдруг уснула,
И защитит от козней Вельзевула,
И вмиг рассудит с прошлым давний спор.

Не оставляет ни заноз, ни ссадин,
Границы бережет чужих усадеб,
Что может оградить от многих ссор.

7
Что может оградить от многих ссор,
Как не стремленье к тишине и тени.
Намеренно от всех хитросплетений
Интриг – уйти, и никому в укор

Ни зависти, ни злобы не поставить.
Забор идёт по кругу, до небес.
В нём звёзды, музыка, вода и лес –
Всё, что душе угодно переплавить.

Я двигаюсь – он рядом, по спирали.
О, сколько раз его уже стирали,
Как мел с доски, являя столько прыти,

Не ведая, что в пользу, что во вред,
Как будто можно тем спастись от бед,
Нелепых дней и гибельных событий.

8
Нелепых дней и гибельных событий
Не избежать. На всех одна юдоль:
Нельзя без боли. Отыграешь роль –
«Позволят», вытолкнув из зала, выйти

Передохнуть. И вскоре – вновь на сцене,
Сменив и текст, и платье, и лицо,
И вновь вокруг – защитное кольцо,
И вновь спектакль, и роль, и те же цели.

И каждому – услужливый гримёр.
И совесть, наш настойчивый суфлёр,
И слушать без заглушек и сурдинок

Вселенную. Со смертью лишь смирясь,
С мелодией я ощущаю связь.
В душе светает. Я молюсь, как инок.

9
В душе светает. Я молюсь, как инок.
Смотрю кругом – и кругом голова.
Как уместить весь этот мир в слова –
От ярких звёзд до слабеньких былинок!

Как хочется быть лучше и добрее,
С бельканто не равнять свой голосок
И жить, не пряча голову в песок,
Прочувствовав всю горечь апогея.

А круг, по-детски радость предвкушая,
Пасьянс разложит: суета большая,
И дальняя дорога, и покров

Небес. Он тихо что-то там лепечет
И беспокоится: пока не вечер,
Чтоб не отнял Всевышний ветхий кров.

10
Чтоб не отнял Всевышний ветхий кров,
Прошу судьбу. Пусть тесный и убогий –
Я кланяться не научилась в ноги,
Чтоб причаститься бытовых даров.

Зато спасителен и безграничен
Круг – по краям граничат свет и тьма.
Скорее внутрь, чтоб не сойти с ума.
Запру все двери – тут не до приличий.

Поток лучей от внутреннего света,
Верней, свечение от всех предметов.
А нечисть всю волшебник-Крысолов

Увёл, оставив розовые зори,
И грёзы о былом, и волны моря,
И росчерки берёзовых стволов.

11
И росчерки берёзовых стволов,
И пряный вкус чужой гортанной речи,
И расставаний грусть, и горечь встречи,
И понимание другой души без слов,

И тени дней исчезнувших – сокровищ
Россыпи, и я здесь казначей.
И как растратить только мой – ничей
Ещё – остаток времени, – моё лишь

Дело: затеять ли себе каскад
Хлопот, иль просто созерцать закат,
Презрев хиты, и интернет, и рынок.

А круг мой с веком явно не в ладах:
Он птиц предпочитает, черепах,
И скромные подробности травинок.

12
И скромные подробности травинок
Напомнят вдруг мне, что и у других
Такие же спасители-круги,
Из тех же облаков, лесных тропинок

И музыки, и я не одинока:
То тут, то там мне виден мягкий свет
Мерцающих загадочных планет –
За много вёрст иль близко, здесь, под боком,

Лишь руку протянуть к чужому кругу,
К теплу, к добру, а повезёт – и к другу,
И время потечёт не мутной пеной,

А ключевой водою, и тогда
Одна к Всевышнему мольба, мечта –
Чтоб сохранил гармонию нетленной.

13
Чтоб сохранил гармонию нетленной
Наш бренный мир с безбрежным этим небом, –
Как жить нам – грешным, злым? Ответ неведом.
А время всё течёт, прогорклой пеной

Упрямо оседая на устах,
В морщинках находя себе укрытье
И пряди украшая белой нитью.
И вот уже подкрался первый страх:

Не сладить, не воспеть, не возлюбить,
Не склеить, не заметить, не простить, –
Залог не выплатив, остаться пленной

Обид, обманов, ложных перспектив,
Круг разорвав и связь не сохранив
Меж сердцем любящим и всей Вселенной.

14
Меж сердцем любящим и всей Вселенной
Теснейшую предвосхищаю связь.
Как в детстве золотом, всему дивясь,
Я поражаюсь мудрой, вдохновенной,

Щемящей красоте родной юдоли.
Несовершенством собственным томясь,
Со всем смирением стремлюсь припасть
К Земле, молясь за всех, кто обездолен –

Чтоб сил на всё достало, что пошлёт
Судьба им, чтобы долог был полёт;
Чтоб не настиг в пути их злой недуг.

Со всем живым – от ив до Иван-чая
Святое единенье ощущая,
Вокруг себя вычерчиваю круг.

15
Вокруг себя вычерчиваю круг –
Защиту от бесчисленных напастей.
Не властно в нём привычное ненастье,
А новым бедам как-то недосуг,

Меня забыли – что ж, я не в обиде.
Невидимый вновь возвожу забор,
Что может оградить от многих ссор,
Нелепых дней и гибельных событий.

В душе светает. Я молюсь, как инок,
Чтоб не отнял Всевышний ветхий кров,
И росчерки берёзовых стволов,
И скромные подробности травинок;

Чтоб сохранил гармонию нетленной
Меж сердцем любящим и всей Вселенной.
----------------
*(англ.) О Боже, я мог бы замкнуться в ореховой скорлупе
и считать себя царём бесконечного пространства…
(Перевод М.Лозинского)

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!