Аллюзии как лекарство от плагиата

Не могу сказать, что я в бешеном восторге от тотальной аллюзионности современной поэзии. Это ведь верное указание на то, что у большинства поэтов нет своей судьбы и нет своей жизни. Поэтому и пишут о чужом... С другой стороны, накапливаемая культура и эрудиция непременно "вылезают" в авторских произведениях. Мало кто обратил внимание, что очень ярким аллюзионистом был Владимир Высоцкий. Заучивая роли наизусть, актёры невольно начинают потом "передёргивать" фразеологизмы, переиначивать устойчивые словосочетания. И в этом есть, безусловно, элемент игры, заложенной в самой природе актёрства. "Нет пророков в Отечестве своём, да и в других отечествах не густо..." Можно сказать, что использование аллюзий - один из основных элементов поэтики Высоцкого, что однако, не помешало ему стать ярким и самобытным поэтом. Наверное, аллюзия аллюзии рознь. Одно дело - переиначивать пословицы и поговорки, а вот почти дословно цитировать других писателей - совсем другое. Хотя совсем отрешиться от культурного наследия, пожалуй, теперь очень и очень сложно. Да и, может быть, ненужно.

С другой стороны, мы имеем борьбу за авторские права. Именно юридическая защита правообладателей и породила такое неведомое прежде понятие, как плагиат. Должен сказать, что алчущие "справедливости" пользователи Интернета периодически обвиняют меня, что я где-то что-то у кого-то украл. Честь и хвала моим невидимым читателям за проявленную бдительность! Конечно, если "автор" до последней ноты передрал, скажем, симфонию Бетховена, оправдания ему быть не может. Но есть глубокие мысли, которые, тем не менее, лежат на поверхности. Это означает, что любой не совсем пропащий человек способен до них додуматься и включить в своё произведение без ссылки на первоисточник. Например, не нужно быть гением, чтобы додуматься до мысли, что человек есть мера вещей. И только исследователь, знакомый не понаслышке с древнегреческой литературой, точно скажет вам, у кого на это крылатое выражение "право первой ночи". И если мы вычитываем у писателя N. какой-нибудь афоризм, это отнюдь не означает, что именно данный писатель является его истинным автором. Когда-то давно я вычитал у Джона Голсуорси, фамилия которого переводится на русский язык как "достойный золота", такую фразу: "Добродетель - сама себе награда". Я записал этот афоризм и сделал его эпиграфом к одному из своих ранних стихотворений. Каково же было моё удивление, когда я обнаружил эту же фразу ещё у пяти известных писателей, живших до автора "Саги о Форсайтах"! И тут меня, наконец, осенило: помимо "бродячих" сюжетов, типа "Фауста" или "Дон Жуана", в литературе существуют ещё и "бродячие" мысли. Одна девушка на полном серьёзе пыталась мне доказать, что фраза "нельзя два раза войти в одну и ту же реку" принадлежит... Сенеке. "Но я же вычитала её в книге Сенеки!" - пыталась парировать она бурное возмущение специалиста по Гераклиту.

Конечно, нельзя сказать, что Сенека украл у Гераклита это изречение. Мне почему-то кажется, что у Сенеки наверняка есть ссылка на своего предшественника: философ-стоик, вскрывший себе вены, был благородным человеком. Более того, я полагаю, что именно благодаря Сенеке многие из фрагментов Гераклита и сохранились для последующих поколений.

Но пресловутая доминанта "авторского права" действительно порой мешает нам правильно и мудро разобраться в ситуации. Мы, оказывается, не готовы к такой вопиющей свободе слова, как аллюзионность, и принимаем её за плагиат. Нам хочется, чтобы автор проявил хоть малейшее уважение к тому, кого он цитирует, сделал в его направлении какой-нибудь маленький реверанс. Однажды, прочтя название книги рассказов известного итальянского драматурга начала ХХ века Луиджи Пиранделло "Так жить нельзя", я начал возмущаться, что Станислав Говорухин назвал один из своих фильмов абсолютно аналогично. Хотя в данном случае не важно, читал Говорухин книгу Пиранделло или нет: фраза витает в воздухе. "Как ты мог такое подумать!- с ходу отверг моё предположение актёр Сергей Шакуров, с которым мы обедали в ресторане Дома Кино, - Стас - честнейший человек!" Не сомневаюсь, что так оно и есть.

И вот мы с вами подошли к самому интересному. Перефразируя Ницше, эту мысль можно высказать так: "Есть высоты душевные, на которых проблема плагиата теряет свою актуальность". Это касается как благородства говорящего, который не станет "столбить" за собой универсально полезную мысль, так и передачи духовных знаний от человека к человеку как всеобщих и не подлежащих авторскому присвоению. И, получается, не так уж и плохо, что литература вернулась в русло широкой аллюзионности: теперь уже можно говорить "чужими" мыслями, не закавычивая их и не ссылаясь на тех, кто их впервые произнёс. Учёные подсчитали: даже в текстах великого Шекспира присутствует не менее пятидесяти аллюзий из произведений его совмеменника Монтеня. А соотечественник Монтеня Лотреамон вообще весь нашпигован аллюзиями! Но нельзя сказать, что его творчество вторично. Наоборот, он явился родоначальником целого направления в литературе, может быть, самым ярким представителем которого является любимец русских переводчиков, блистательный Сен-Жон Перс.

Как мы видим, можно назаимствовать у других авторов воз и маленькую тележку - и быть при этом гением. А можно, замкнувшись в себе и игнорируя предшественников, остаться серостью и посредственностью. В конечном итоге, всё зависит от креативности автора. Что же касается плагиата, то он не совсем уходит в прошлое... Он остаётся... одним из сомнительных проявлений низшего сознания. Но на эзотерическом уровне о нём уже давно не беспокоятся.


6.03.10

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!