Валентин

Ночь, зачарованная зимнею сказкой, близилась к своей середине. За окном где-то в темноте простучал последний трамвай, и, как будто вторя стуку его колес, тикали старинные настенные часы. Когда-то давно они гордо отбивали каждый час, глядя с высоты блестящим черным лаком. Сейчас пожелтевший циферблат с затертыми цифрами стеснялся своего старческого вида, а механизм, боясь стряхнуть с себя многолетние слои пыли, хрипло щелкал пружинами и медленно переводил стрелки.

В тихой комнатушке царили тепло и уют. Казалось, все в ней существует своей, отдельной от мира, жизнью. Светильник, телевизор, платяной шкаф, в котором хранилось множество ненужных вещей, этажерка с книгами и кипой журналов, ухоженные живые цветы, несколько картин неизвестного художника, четыре стула, обтянутые потертым бархатом – все это и многое другое помещалось в ней.

Главной достопримечательностью был небольшой дубовый стол, за ним коротала долгие зимние вечера хозяйка, пожилая женщина, Вера Ивановна. В этот вечер, закутавшись в теплую шаль, ежеминутно поправляя на переносице большие неудобные очки, Вера Ивановна изучала свой любимый альбом с фотографиями. Низко склонив голову, она долго всматривалась в лица, а потом в задумчивости нерешительно переворачивала страницу. Перед глазами проносилась вся жизнь, оставляя в них следы безвозвратности ушедших дней.

Иногда ее брови сдвигались или удивленно вздымались, она отводила взгляд, поднимала голову, думала, после поправляла очки и снова окуналась в прошлое. Могла ли она раньше предположить, что забудет имена тех, с кем рядом была долгие годы?

Наверное, от жестокости того же времени потускнели черно-белые фотокарточки, потрепались их края… Но пожилая дама знала, что там, на последних страницах, светятся счастьем и яркими красками фотографии с изображениями ее внука, племянницы, дочери… Только в окружении этих людей она не чувствовала себя одинокой.

Жизнь Веры Ивановны не была такой тихой и спокойной, как сейчас. Судьба, словно бурная река, бросала из одного потока в другой. То это были дни счастья и смелых приключений, то – дни горя и тоски. Как ни старалась она стереть из памяти все плохое, а оставить хорошее, и то и другое имело право на существование в уставшем сердце.

Вера Ивановна расцвела в улыбке. С фотографии на нее смотрел молодой жизнерадостный человек в военной форме! Ей почудилось, что повеяло ароматом весны, черемухи, смешавшимся с запахом ее любимых духов … Мысли замерли, образовав то самое значительное воспоминание, которым очень дорожила Вера Ивановна. Она еще глубже погрузилась в потоки прошлого, куда мы можем вернуться только в мечтах…

Внезапно раздался звонок в дверь, еще один… Вера Ивановна вздрогнула, словно ребенок, которого застали за неприличным занятием, тяжело поднялась и отправилась встречать гостей.


На той фотографии, так сильно взволновавшей Веру Ивановну, отпечаталась часть ее прошлого. Тогда ее, озорную и шаловливую, никогда не унывающую девчонку, звали просто Веркой. Хоть мать и гоняла часто ее веником, Верка была любимицей в семье, где кроме нее было еще четверо детей.

А он, Валентин, умный, порядочный, скромный и спокойный, всеми уважаемый, приехал к тетке. И вся женская половина улицы влюбилась в него. Не обошло это чувство и Верку. Тщетно пыталась она скрыть его под маской безразличия, сдалась-таки под напором бравого военного!

Просто Верка и…Валентин! Зато какой трепет в отношениях! До сих пор Вера Ивановна вспоминала их тайные встречи, вечерние прогулки вдоль реки, где беззаботно тонули звезды, подмигивая им и снизу, и сверху, горели желтые фонари, напоминая о позднем часе.

Но скоро все закончилось. Велика была потеря. Война принесла множество бед, не пощадила и Веру Ивановну…


- Кто там? – спросила пожилая дама, вплотную приблизившись к двери.

- Откройте, пожалуйста! – ответил голос. Вере Ивановне он показался до боли знакомым, и под влиянием возникших накануне чувств она щелкнула замком.

Дверь приоткрылась, и… Вера Ивановна увидела молодого человека с раскрасневшимися от мороза щеками и озорными глазами.

- Бр-р-р, замерз… Здравствуйте, бабушка! – вымолвил он и приветливо улыбнулся.

- Валентин… - так и застыло на губах бедной женщины. Она сползла по стене вниз…


Там, где находится южный край города, где злые, непокорные ветры беспощадно срывают осеннюю листву с деревьев, в глубине старого кладбища, рядышком покоятся Дочь и Мать: Молернева Анна Григорьевна (1953 - 1989) и Былинина Вера Ивановна (1917 - 1994).

- Да... - вздохнула молодая красавица, склонив свою темноволосую голову.

- Не на много пережила тетя Анечку, - прошептала рядом стоящая женщина средних лет.

Девушка подняла голову и, глядя в серую и мрачную даль, произнесла:
- Странная смерть…

Мать разрыдалась… Дочка нежно обняла ее. Постояв еще несколько минут, они с грустью покинули кладбище, оставив на могильных плитах красные гвоздики…


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!