Гроб для веры.

Верочка лежала в гробу с полуулыбкой небытия на чуть подкрашенных губах. Подле, на скамеечке, сидела ее мать – красивая седая женщина. Ванечка, нервно поправляя детские очочки на заострившемся носике, стоял около гроба матери, положив бледную ручку на ее опухшие, горкой приподнявшие покрывало руки. За время беременности Верочка поправилась килограмм на тридцать, и убранный черно-красными оборками нынешний ее приют был тесен и несообразен.
Владимир – красивый истинной русской неподдельной красотой молодой мужчина – статный светловолосый синеглазый бородач, вдохновенно и торжественно канторствовал небольшим церковным хором, провожая в последний путь душу своей горячо любимой жены. Он всю ночь читал у ее изножья, и, время от времени вглядываясь в ее лицо, улавливал то ли подрагивание век, то ли едва заметное движение губ, так, что ему казалось, что Верочка вот-вот очнется и сбросит с себя пелену небытия.
После службы медленная и торжественная толпа вытекла на просторный церковный двор, где уже стоял старенький автобус, в который осторожно и бережно протолкнули гроб с телом Верочки.
- Где будете хоронить? – спросила Анна, подойдя к Владимиру. Сын Анны учился с Ванечкой в одном классе. Анна и Верочка подружились, горячо и участливо решая проблемы маленьких учеников.
- В Шатуре. Поедешь?
- Нет, извини.
- Ничего. Спасибо, что пришла.
Анна качнулась вперед, и Владимир неуклюже и как-то по-детски сгреб ее в объятья, замерев на мгновение.
Накануне по телефону, подавляя душившие рыдания, Владимир рассказал Анне о случившемся. Верочка легла в роддом за пару дней перед родами. Опухшая и сосредоточенная, она в последний раз взглянула на мужа из окошка палаты, и, едва взмахнув рукой, исчезла в глубине. Врачи предложили кесарить. Она не соглашалась и, мужественно преодолевая боль, ждала, покуда было сил, в надежде родить самой. Сначала Владимиру сообщили о том, что его дочь родилась мертвой и предложили забрать тельце. Он отказался, подумав, что Верочке будет тяжело сразу после родов хоронить дитя. Следом за дочерью ушла и Верочка, она еще боролась несколько часов, но потом все слабела и слабела, и, наконец, затихла.
Однажды, проводив сына в школу, Анна увидела Владимира, выбирающегося из смешного старенького Запорожца, припаркованного прямо у парадного входа. Следом выпорхнул Ванечка и понесся за ребятишками.
- Ты домой? - спросил Владимир и распахнул перед Анной дверь машины. - Садись, подвезу.
Анна села вперед, подобрав колени.
- Когда нужно притормозить, приходится выворачивать руль влево, чтобы ехать прямо, - сказал Владимир, смеясь, - так что ты не пугайся. Я уже приноровился. Доедем.
О чем они говорили дальше, Анна потом никак не могла вспомнить. Она помнила только ощущение покоя. Да, ей было хорошо и покойно рядом с ним. Всего каких-то сорок минут.
- Не звони мне, Володя, не надо, - сказала она, выходя из машины.
- Почему?
- Не спрашивай.
Много раз после этого Анну тянуло самой позвонить Владимиру, узнать - как он, но она сдерживала себя, чувствуя, что этот человек мог бы быть для нее кем-то, кто может разрушить всё то, что до сих пор было для нее единственной реальностью. У нее своя семья, муж, двое детей, не надо звонить, не надо искушать судьбу. И она не звонила.
Прошло два года.
Анна возвращалась домой после трудных рабочих часов, проведенных в офисе за компьютером. У метро была невообразимая сутолока и толчея – час пик. Вдруг кто-то тронул ее за плечо. Это был Владимир. Они поздоровались и отошли в сторонку, вынырнув из толпы.
- Как ты? Как Ванечка? – спросила Анна.
- Да все, вроде, ничего, - ответил Владимир. Он ничуть не изменился за это время, только взгляд его внимательных глаз был печален более прежнего.
- Скажи, что? – спросила Анна, словно заглянув ему в душу.
- Мне сказали, раз брак с Верочкой был не венчан, значит, мы никогда с ней не будем вместе, даже там.
- Кто тебе сказал? – спросила Анна.
- Знаешь женщину, она сидит у храма «Всех Святых», вся в черном – местная знаменитость. Все приходят к ней, спрашивают. Она видит.
Анна поняла, что Владимир одинок и несчастен, она сразу прочитала его, проникнув в самые сокровенные уголки его души. Она вдруг почувствовала, что для него не будет другой женщины, кроме Веры, - ни здесь, ни там.
- Знаю эту женщину. Ничего она не видит. Это своего рода бизнес. Володя, не слушай никого. Придет время, и вы будете вместе, поверь. Послушай, никто не виноват, что так случилось, но надо жить дальше. Ты молод, Ванечке еще нужен, есть ради кого.
Они расстались и больше никогда не встречались.
Потом, спустя годы, Анна узнала, что Владимир женился. Очень удачно. Ванечка окончил школу и поступил в Консерваторию. Больше ничего она не знала о них. И не хотела знать, потому что чувствовала, как две судьбы разошлись вне времени и пространства, не успев столкнуться и слиться, хотя, возможно, и были близки к этому.




Ирина Пантелеева (Свечникова), 2009

Сертификат Поэзия.ру: серия 520 № 75081 от 30.11.2009

0 | 0 | 1877 | 19.06.2024. 19:55:19

Произведение оценили (+): []

Произведение оценили (-): []


Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать публикацию.