Коллекция-3

Дата: 25-03-2002 | 00:29:55



***
У которых едет крыша –
у меня – полуподвал.
Да практически я выше
никогда и не бывал.


***
Стихи мои – праздник: шутих
в них много, хлопушки и вата.
И краткость присутствует в них.
Вот с братом её плоховато.


***
Некурящий и непьющий,
целомудренный почти –
Боже правый, всемогущий,
я же ангел во плоти!


***
Мне нужен в каждой строчке,
как говорится, фольтик,
чтобы оттуда рожки
казал весёлый чёртик.
А через годы – Ну-ка! –
матёрый крикнет чёрт, –
Поэзия – наука,
искусство или – спорт?!


***
Синие птицы счастья носятся в облаках.
Удачники рвут на части перья с подобных птах.
А мне – даже если сладить
удастся с ней кое-как –
я верю: она обгадит мой выходной пиджак.


***
Не обещаю убещюра,
ищу разумного...
– Молчи! – сказала тётя Шура, –
Сойдёшь за умного.


***
В моей душе темно и пусто,
все растерял ориентиры я,
и я не делаю искусства,
его искусно имитируя.


***
Не всё же кидаться под танк и на дзот,
и рвать напоследок рубахи...
Возьмёшь иногда УПК или КЗоТ –
и пукнешь в неведомом страхе…


***
Мелю, мелю, как водомёт...
И как фонтан? – Пожалуй...
– Так что ж никто не оборвёт
язык твой шестипалый!?


***
У вас душа широкая – русская.
А у меня еврейская: узкая.

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ
Извращенец: увидел природу,
шмыгнул носом и лезет в карман
за книжонкой своей записною –
зафиксировать буквой пейзаж.
Описание это народу
так же нужно, как мне или вам.
А он чёркает снова и снова,
слова, значит, художничек наш...


***
Навёл порядок на столе
и начал жизнь сначала.
Такую жизнь, чтоб на сто лет,
а не на полчаса.
Цвёл отражением в стекле.
А это означало,
что всё путем, и время тлеть.
И праздник начался.


***
Я слово позабыл, что я хотел сказать.
Я мысль забыл, что я хотел подумать.
Забыл фломастер и тетрадь. Забыл пожрать.
Забыл, кто я и что такое рифма.


***
Как, Саша, дела?
Как сажа бела?


***
Пока поэт – я пользуюсь Вселенной,
ловлю душой миров тревожный гул.
Но лучше быть прозаиком презренным,
когда душа берёт отгул.


***
Во сне до утра я боролся с собой.
Коснулся бедра и проснулся хромой.


***
Со временем становимся мы мудрыми,
постигнув жизни нудное ученье:
шедевры создаются ежеутренне,
а в унитаз летят – ежевечерне.


***
Мне нравятся первые леди,
а также вторые и третьи.
Мадам или фрау
мне тоже по нраву
и скво у меня на примете.


***
Пожилой графоман исписал половину тетради,
почесал себя за ухом, хмыкнул и выпил воды.
Полежал, отдохнул, и словечка единого ради –
ну опять колупать безнадёжные горы руды.


***
Девушка моей мечты,
обнажённая почти.


***
То днями кумекаешь и – ни гу-гу,
а то вдруг как на́зло – могу и могу.
Нетленку бы тут-то бы и создавать,
а – хочется спать.


***
Мне скучно – без!


***
Баллада должна быть с сюжетом.
Всегда надо помнить об этом.


***
Мешает грёзам о Прекрасной даме
Мужская солидарность с кобелями.


***
Форма, видите ли, срослась с содержанием,
но страдает содержания недержанием.
Льётся оно наудачу из формы...
Вот и я придерживаюсь той же платформы.


***
Я грядущего не хаю,
не порочу прошлого.
Если жизнь у нас плохая,
значит, смерть хорошая!

ХОЛМС И ХАРМС
– Есть на свете много стран-с.
Столь же стольных городов-с.
– Ну, опять завел романс!..
Это ж просто парадокс!..

– То, что я пишу стихом-с,
так обучен я стихам-с.
Вот. И жил в столице Холмс.
А в другой столице – Хармс.

Оба трубочку курили.
Оба скрипочку любили.
Одного из них убили.


***
Мещане спят, сто грамм приняв –
без всякого движения.
А гений – нюхает рукав
и ловит вдохновение.
А гений скушал огурец
и снова пьет галлон до дна...
Нам не хватает позарез
такого Джека Лондона!
Ему на градусы начхать –
махнёт, заест оладушком,
а после – как пойдет махать
резцом, или по клавишам...

Поднёс и я б ему стакан,
да хоть бы виски с содовой! –
и ни хрена б он не был пьян,
ещё б и не распробовал.
Кричит: "Давай!", кричит: "Ещё!"
Кто гениальней гения!..

Вот и мораль. Ну, я пошёл.
Привет.
Мое почтение.


***
Весна! Пора постмодернизма.
Хоть и не Болдинская, но – ...
Эх, пропадай моя харизма –
все четыре домино!


***
Между экватором и полюсом,
а где точнее, не припомню я,
блондинка распустила волосы,
на платье расстегнула молнию,
сказала, видимо, счастливчику
"мур-мур", как ласковая кошечка,
стянула с плеч бретельки лифчика,
на спинку бросила, где кофточка.
Прошлась перед портьеркой шёлковой,
в окошко выглянула, голая…
Но тут тихонько что-то щёлкнуло,
и стала видимость фиговая.


***
Графомана эпигон
призывает выйти вон.
Эпигону графоман
говорит: "Держи карман!"
Графоману эпигон
говорит, что он бурбон.
Эпигону графоман
отвечает: "Сам болван!"


***
Я в малиновом пальто,
импозантный, как никто…


***
Я неведомый поэт,
неизвестный никому.
От меня исходит свет,
только он похож на тьму.


***
Кругом народ. И я с моим народом –
накоротке.
Дышу совместным сероводородом
в одном совке.

ИЗ ДНЕВНИКА ПОЭТЕССЫ Х
Как много поэтов –
хороших и разных!
Побольше бы было
из них незаразных!


***
Лелею обособленность души.
Из злых глаголов выставил охрану.
Моя дорога к храму не спешит,
а именно проходит – мимо храма.


***
Иной вовсю глаголу рад
и жжёт сердца им обязательно.
А мне он – полуфабрикат
для отглагольных прилагательных.


***
Раздаётся трубный глас
Это раз.
Просыпается Москва.
Это два.
А в-четвёртых, надоела
мне пустая трепотня,
потому что это дело
не касается меня.


***
Негде ставить пробу пера.
Нет бы славить кого вчера.
Что в свободе, когда без рифм
происходит один верлибр!


***
Всю б жизнь легко – гулякам праздным
пройти нам.
Да не проходится по разным
причинам.


***
В 12 без малого
Я прибыл в Измайлово.
А где-то в пол-третьего
уже в Шереметьево.
Был в 8 у выхода
на станции Выхино.
Пробило 11 –
куда бы мне кинуться?..


***
А за антибукера ответишь!

НЕУДАЧИ
Там винт не вертится, там шина не годится.
Казалось, перси – оказалось, ягодица.
Весь профит пропит как-то ненароком.
Анфас и профиль выходят боком.


***
Светит солнце для чего-то,
цель у солнца – освещать.
Вот и я свою работу
завершив, несу в печать.


***
День без строчки – ничего.
Два без строчки – ничего.
Три без строчки – ничего!..
И она таки стала его.



***
Ввалишься, злой и голодный, как волк –
тут же жена, как мегера с работы.
Выполнишь, как же, супружеский долг!..
Снова сухие взаимозачёты.


***
Принимаю веронал,
а ведь был-то ловелас...
Но судьба такая фря,
что моё почтение.
Всё – мура, как уверял
г-н Экклезиаст,
или, проще говоря –
комплекс ощущения.


***
– Зачем тебе жена чужая?
Ведь у тебя своя семья!
– Одно другому не мешает, –
цинично отвечаю я.


***
Эй, красивая, ну-ка, в чём дело?
Обожди, не боись, ты чего?..
Неужели и жизнь очумела,
очумела, как вшивое ЧМО!


***
Не подвергай меня харрасменту
и об импичменте забудь,
ведь я тебе не девка красная,
не президент какой-нибудь...


***
Как тресну кулаком по столу я!
Да как вспомню про такую-то мать!
– Умри, но не давай поцелуя!
Моду взяли – поцелуи давать!..


***
Скушал яблоко Ньютoна,
взвесил – Евы и Адама.
Оказалось, надо было
поступить наоборот...


***
Я вообще-то домосед, не бываю в ГУМе я.
Мне бы в чайную сходить, выпить чай с печением...
Хорошо бы этот бред моего безумия
не попался в руки лиц, связанных с лечением.


***
В роковые минуты всё ел бы да пил,
всеблагих ублажал бы анапестами.
Но меня собеседником звали на пир,
потому и не подали закуси...

ВРЕМЯ НЕПРОСТОЕ ВРЕДНОГО ЗАСТОЯ
Дамы, кавалеры, драмы, адюльтеры,
бодрые попойки, добрые помойки,
нудного ученья трудное мученье,
дальние походы, ранние восходы,
горные восторги, гордые мосторги,
памятные ночи... Молодость, короче.

ЧАС ПИК
Ты стоишь ко мне так близко,
прислонясь к стеклянным стенам,
что меня, как террористка,
поражаешь сексагеном...


***
В комнате, похожей на мою спальню,
человек, похожий на меня
читает нечто, похожее на стихи
женщине, похожей на мою жену.

ИЗ ПОЭТИЧЕСКОГО ДНЕВНИКА
Как-то унывается
по различным поводам.
На Петра Иваныча
замахнулся проводом.


***
На службу ль тороплюсь,
иль еду ли домой –
мне хочется спросить
себя в своей тетрадке:
– Козьма, невыносимый пращур мой!
Зачем твои власы подъяты в беспорядке?


***
Эх, в шоп
хорошо б!


***
Недолго буду тем любезен я и этим,
а может, кто вообще со мною не знаком,
ведь изо всех Рим́ов видал я только третий,
а из свобод – статуй на снимке на цветном.


***
...И вот пришёл такой момент,
такое время наступило
мне на мозоль – едва сумел
вбок отскочить, но встал на вилы,
на грабли т.е., и летит
их черенка конец дубовый –
сперва казалось, что в зенит,
но вижу – нет


***
Зачем одеваться, моя дорогая,
не прячь под одеждой красы.
Адама и Еву прогнали из рая
за то, что надели трусы.

ПОСЛУШАНИЕ
Мне говорят: усомнись –доверчиво я сомневаюсь.
Мне говорят: ненавидь –я ненавижу любовно.
Надо ли мне ликовать – я безвозмездно ликую.
Надо скорбеть – посмотри: искренне я безутешен.

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ
Зубы редкие оскаля,
искажающие рот,
еду к станции "Тверская"
и иду на переход.


***
Снова радость крупным помолом,
основание куражу:
из туннеля метро на волю
с чистой совестью выхожу.


***
Шёл за милкой во лесок,
поднял милкин волосок.
Не склоню я милую,
дак я её склонирую!


***

***
Время – час пик.
Я зашел в тупик.
Подпись: Воловик.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!