Некогда брошенные наброски

Дата: 13-08-2009 | 19:59:08

1.
На улицу
льёт солнце бронзу света.
Тоска морей замёрзших не изменит
весеннего весёлого полудня.
Пусть океан штормящий
бухты вспенит,
где спит песок
под снежною полудой.
И боль его
уносит тьмы приметы.
И горек вкус
бессонницы и блуда.
16/5-92 г.

2.
Заря встаёт
над белизной тумана.
Как мотыльки, спешащие на пламя,
летят к востоку, разгораясь, тучи.
Как странно жить
и не сходить с ума нам,
когда безумья призрак над полями
парит как коршун.
А души летучей
мы укрощаем дерзновенья
сами.
Как больно жить
и не сходить с ума нам!
18/5-92 г.

3.
Стоит стакан
недопитый, забытый.
И странно думать,
что ты тоже чаша,
пока ещё не допитая жизнью,
забытая
оставлена на время;
что прошлое –
грядущей жизни семя
и жить в потоке слов и снов
горчайших,
где крест, как горб,
как горестное бремя.
19/5-92 г.

4.
Я был атлетом.
До сих пор отлито,
как в бронзе мое алчущее тело.
Я стал поэтом,
но бегу от «лита».
Уединенье –
это тоже дело,
не самое пустейшее
при этом.
21/5-92 г.

5. ... М.С.
Когда я сплю,
забытая любовью,
луна кладёт мне руки к изголовью,
прозрачное и призрачное пламя.
И тает расстояние меж нами.
А ночь, как птица, истекает кровью.
И льётся тьма, что излучает рана,
сквозь белые как снег
бинты тумана.
22/5-92 г.

6.
В природе лето,
а в душе зима.
Её томит смертельная усталость.
И жизнь моя пустыней распласталась.
И кажется – сейчас сойду с ума.

Зима в душе –
паршивая примета.
Но соблюдая правила игры
под солнцем, всё в цветах, ликует лето –
так держат равновесие
миры.
25/5-92 г.










У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!