Деды

Вспоминаю День Победы из детства дождливо-солнечным. Когда промокшие за ночь улицы озарялись лучами, мы шли на школьный митинг, посвященный памяти Льговских Молодогвардейцев, замученных в застенках гестапо. В белых блузах, с тюльпанами в руках, сонные и безразличные, веселые и беззаботные мы с трудом могли представить себе, что такое «гестапо», а,тем более, осознать, как можно кого-то замучить до смерти… Не хотелось об этом думать – жизнь была прекрасна, светла, веснушчатые лица ребят улыбались солнцу...
Вспоминаю, на митинге всегда присутствовал один и тот же Ветеран, он приходил каждый год, даже когда его не приглашали, и всякий раз просил дать ему слово. Это был пожилой человек, очень резвый и добродушный. Но почему-то старшеклассники называли его Василий Иваныч, издевались и потешались над ним, а учителя опускали глаза...
Вспоминаю, с возрастом мы стали менее безразличными...

Утром 9 мая дед Саша собирался на заводской автобус, который вез Ветеранов к мемориалу. Брился, причесывался, надевал свежую рубашку, брюки со стрелками, спешил. Бабушка провожала его до ворот, потом встречала, накрывала стол. Дед напивался водки, чихал. Сидя за пустым столом, подпирая голову руками, он пел хриплым прокуренным с надрывом голосом военные песни, а по его морщинистому лицу текли слезы.
Дед Саша не был Ветераном, в годы Великой Отечественной он был худощавым деревенским мальчишкой, но его переживания были настолько остры, что отпечатались в наших сердцах навсегда.
Он был мальчишкой, но он рассказывал нам, что видел бои в селе, где жил с матерью и сестрой, видел кровавые холмы, засыпанные погибшими воинами, и своими, и чужими. Рассказывал, как вместе с односельчанами собирали и хоронили солдат. Всех солдат. В одной могиле.

Наш второй дед – Коля был 1914 года рождения. Он был старше Саши и был Ветеран. И была у него медаль, только за участие в Советско-Финской Войне. Дед эту медаль не надевал никогда. Она хранилась в бумажной коробочке в ящике комода, куда мы любили заглядывать тайком.
Праздничное утро Деда Коли и бабы Вали начиналось приблизительно так же – они наряжались. Дед надевал свой парадный коричневый костюм, приглаживал расческой длинный белый вихор через весь лоб, прикрывая блестящую лысину, а у бабушки на праздничные случаи было шерстяное коричневое в крупную клетку платье, волосы бабы Вали были белее снега, роста она была высоченного, и пахло от нее «Красной Москвой». Даже когда эти духи уже не производились и не продавались в магазинах, вся ее одежда носила их запах, а в этом ящике старого комода, рядом с коробочкой, в которой лежала дедова медаль, кроме всяких безделушек, лежали пустые пузырьки от духов.
Баб Валя и дед Коля всегда ходили на кладбище к братской могиле. Потом возвращались, сидели на скамейке около дома, смотрели на прохожих, беседовали со знакомыми, поздравляли всех с праздником. А высоко у самой крыши дома развевался красный флаг, еще с Первомая...
Дед Коля долго не праздновал, он быстро менял наряд на рабочую одежду и, насвистывая себе под нос, шел хлопотать по хозяйству. Дед не любил рассказывать о том, что было с ним во время войны. Выпытывая у бабушки подробности, можно было узнать лишь некоторые факты их биографии тех лет. Например, как они поменяли дедушкину гармошку на хлеб, или, как у них родилась дочка Галчонок где-то в Саратове, в эвакуации, и там же умерла младенцем... Больше ничего... Только одно всегда твердила бабушка, словно эта фраза была заучена годами и придумана для нас – внуков: «Деда Коля в войну был бомбардировщиком».
Так и остался для нас наш дед Коля бомбардировщиком...

Вспоминаю, жил еще в конце улицы дед с большим животом, и вся его грудь была увешана орденами. В День Победы он ходил по улице в сером костюме и шляпе, и надо было его поздравлять, словно это был Самый Главный Ветеран.
И бегали мы с цветами за Ветеранами в этот день, и ставили пластинки с военными песнями на старый проигрыватель, похожий на чемодан, и гремело на всю улицу «День Победы, как он был от нас далек... этот День побееедыыы...»

Растут наши дети! Услышат слово «Герой» - воображают себе супергероев с клешнями вместо рук, услышат слово «Война» - в сознании их возникают компьютерные игры с космическими пришельцами, и не представляют они, что такое «Подвиг». Не знают наши дети своих прадедов, не играют в войнушку, не поют боевые песни, не смотрят фильмы о Великой Отечественной Войне.
Мало осталось Ветеранов на нашей Земле, умер дед Коля, умер дед Саша, баба Валя умерла, нет даже Самого Главного Ветерана нашей улицы...
Бегают наши дети,как мы когда-то, веселые и беззаботные, но некому рассказать им, как страшна ВОЙНА, насколько труден и отважен путь ГЕРОЯ, и что ПОДВИГ СОВЕТСКОГО НАРОДА Велик и Бессмертен!

      У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!