Шахматы

Дата: 30-03-2009 | 23:27:13

Солдату Истины. Памяти М. Чигорина

Вы, во истину, шли в солдаты.
Но воинственны результаты.
Тот, кто вечно и страстно ищет
умирает больным и нищим.

Поиск истовый. Дух неистов.
Он невнятен для атеистов,
что топятся, галдя, у флага
ста процентов земного блага!

Вы устали. Но тот, кто первый
не умеет лелеять нервы,
чтобы евнухам-эпигонам
генеральские шли погоны!

Чтоб они свой устав сварили
Вы, борясь, в ста из ста творили.
Что же, каждый из живших, веха –
этот Поиска, тот – успеха.

Нет труда, избежать ошибку,
укрепив живота обшивку.
Только если б так мыслил каждый
мир бы сдох от духовной жажды!

Век витийствуют браконьеры,
пьедесталя, чины, аферы.
Вы ж восстали в святые сферы. –
Интуиция –
это вера!



Диалог

– Ты в "правильные" шахматы играешь.
Ты "праведною" жизнею живёшь.
Но, что, скажи мне, ты о правде знаешь,
что ей определения даёшь? –
Она ведь – правда –
всякий день иная,
коль час не ищешь
на день отстаёшь!
А поиск – риск.
Как славно жить без риска. –
Удобно – да –
но гаснет
Божья искра!
И в "правильные" шахматы игра –
стремленье в завтра
протащить
вчера!

– Соперник, брось! –
Не слишком ли горяч?
Пусть даже порицаемое низко
Когда бы все мы жили только риском
кто б вывел мир из круга неудач?
Не может сущность вечный век дрожать.
Есть истины незыблемые в мире:
Есть день и ночь и дважды два – четыре –
здесь лишь безумец станет возражать!

– Да, это так –
все истины нужны.
В незнания лесу непроходимом
мы ищем то, что нам необходимо,
мы ищем то, что мы другим должны.
Но в ценностях
всего ценнее то,
что до тебя
не находил никто.

– Давай, пожалуй,
спор ненужный бросим –
ведь есть на свете и весна,
и осень!

– Ну, слава Богу, истина ясна –
ты вспомнил,
что на свете есть
весна!


Памяти Пирасмани

Я покупаю шахматный журнал.
Я, с трепетом, страницу открываю.
Читаю. Вспоминаю. Забываю. –
Всё то же, что и раньше я читал.

Коль Результат
эпохи нашей Бог –
я – атеист и что мне до таблицы,
в которой – суть нули, да единицы,
что творчеству поставлены в итог?!

Непостижима сердцу и уму
загадка новоявленной культуры –
эклектика, халтура, конъюнктура –
лишь Красоты
не нужно
никому!

Я был в консерватории вчера. –
Там, отойдя от пороха и праха,
зал дышит музой Перголези, Баха...
Там нет таблиц.
Зато там есть игра!

Не спросят там ценители Эло
Какой был у Шопена балл и рейтинг?
В какой Бетховен подъезжал карете?
И был ли вес Россини сто кило?...

Не спится.
Я смотрю альбом. –
Чердак.
Не стол, а ящик.
Нет кровати... Крыша... –
Кров гения.
Что знал он об афишах?
О рейтинге? –
А век творил –
Чудак!

Этюд. Родикову С.


Сижу, склонясь за шахматной доской.
А ветер за окном
терзает липы.
И хлещет дождь,
и гром,
и ветра всхлипы
мешает ночь с ушедшею тоской.

В плену этюда обитаю я,
ходы воображением мешая,
который день,
который век решая
сакраментальный ребус бытия.
10-85 г.


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!