Шалтай-Болтай НЕ сидел на стене

Дата: 24-03-2009 | 16:30:05

Алексей Рата:
" ...как сторонник тетраэдра, хочу представить, еще одну вершину мировой поэзии - неотразимого Каммингса в неотразимом переводе Владимира Львовича Британишского, который - так уж случилось, также соприкоснулся с аурой школы Зинаиды Григорьевны Петровой. В Интернете этот перевод и само произведение великого американского поэта и художника представлено параллельными текстами. Как это реализовать в рамках движка ХайВея я не знаю, поэтому привожу их последовательно.

В качестве вступления к этой части моего обращения поведаю подлинную историю: я своими глазами видел, как одна шахматистка из Архангельска тщательно сберегала текст этого стихотворения у себя в блокноте. В какой-то момент в ответ на мое представление своего шахматного стихотворения она открыла свой блокнот и сказала: вот как надо писать: и начала читать - Кто-то жил в славном, считай, городке...

- Кто это, - спросил я после того, как весь текст перелился в моё нутро.
- Камингс - ответила она, - больше я ничего о нём не знаю.

В те времена Интернета не было. Я частенько размышлял о том, кто же это смог так перевести - Будь то птиицежды снег?

Мне довелось остановиться в Москве в гостях у В.Л. Британишского, давнишнего приятеля моей мамы (они как раз у Зингры и познакомились!). Прожив десять дней я порешал вчсе свои вопросы в Москве и уже собирался на следующее утро уезжать. И тут я вспомнил свой вопрос и решился поинтересоваться у маститого писателя, поэксплуатировать, так сказать, его феноменальную литературную память.

- Владимир Львович, Вы меня извините, невежду, но вот всё никак не могу найти ни самого Каммингса, ни его переводчика.
- А что тебя интересует у Каммингса, - спросил Владимир Львович.
- Так вот услышал однажды в Архенгельске такие строчки: Будь то птицежды снег - и всё ломаю голову: кто это так мог перевести...
Владимир Львович расхохотался. Засыпал я с журналом Иностранная лдитература в руках, где были помещены несколько переводов моего радушного хозяина. Господи, а если бы я не осмелился тогда спросить?

Наслаждайтесь! Этот перевод для меня по сей день остаётся одной из недосягаемых поэтических вершин, на которые, как всякий путник в горах, я могу бесконечно долго любоваться и повторять про себя: Господи! Как же это красиво!

(с) Эдвард Эстлин Каммингс, Источник: http://www.uspoetry.ru/poem/22

anyone lived in a pretty how town...
anyone lived in a pretty how town
(with up so floating many bells down)
spring summer autumn winter

he sang his didn’t he danced his did.
Women and men (both little and small)
cared for anyone not at all
they sowed their isn’t they reaped their same
sun moon stars rain

children guessed (but only a few
and down they forgot as up they grew
autumn winter spring summer)
that noone loved him more by more

when by now and tree by leaf
she laughed his joy she cried his grief
bird by snow and stir by still
anyone’s any was all to her

sorneones married their everyones
laughed their cryings and did their dance
(sleep wake hope and then) they
said their nevers they slept their dream
stars rain sun moon

(and only the snow can begin to explain
how с hildren are apt to forget to remember
with up so.floating many bells down)
one day anyone died i guess
(and noone stooped to kiss his face)

busy (folk buried them side by side
little by little and was by was
all by all and deep by deep
and more by more they dream their sleep

noone and anyone earth by april
wish by spirit and if by yes.
Women and men (both dong and ding)
summer autumn winter spring
reaped their sowing and went their came
sun moon stars rain


ПЕРЕВОД В. Британишского:


кто-то жил в славном считай городке...
кто-то жил в славном считай городке
(колокол мерно звонил вдалеке)
весну и лето осень и зиму

он пел свою жизнь танцевал свой труд
мужчины и женщины (десять и сто)
не думали вовсе что кто-то есть кто
и жили как были посеешь пожнешь

солнце луна звезды и дождь
догадались лишь дети (и тех только часть
да и те повзрослев забывали тотчас
весна и лето осень зима)

что никто без кого-то не может жить
всегдажды сейчас и древожды лист
смеясь его радость грустя его грусть
будь то птицежды снег будь то бурежды штиль

кто-то был ее то (то есть весь ее мир)
а каждые с каждыми жены мужья
трудились свой танец житья и бытья
(ложась и вставая зевая) они

проболтали недни и проспали несны
дождь и солнце луна и звезды
(и только снег объяснил но поздно
как дети умеют забыть запомнить)

и колокол мерно звонил вдалеке
кто-го умер однажды вернее всего
и никто целовать уж не может его
и уложены в гроб деловыми людьми

вместе он и она почивают они
весь мир и весь мир глубина к глубине
грезят ярче и ярче в недремлющем сне
никтожды кто-то земляжды апрель
желаньежды дух и еслижды да

А мужчины и женщины (долго и длинно)
весну и лето осень и зиму
пожинали что сеяли взяв свое даждь
солнце луна звезды и дождь

Перевод В. Штылвелда.... авторский перевод оставляет желать лучшего...

Некто жил в славном, считай, городке...
колокол мерно звонил вдалеке...
лето и осень, весной и зимой
он пел, тем славя свой труд-громобой...
лорды и леди - несть им числа -
думали: вот так земные дела -
что в мире сеешь, то в мире и жнешь
что не в погоде тут дело поймешь...
коль даже дети во все времена
знают об этом как суть в дважды два!
но повзрослев, забывают в точь час
как в каламбуре, где всё баш на баш!
Так вот до смерти готовы они
жить на планете как крошки-врали..
и в погребенье своем под землей
верят они, в то, что мир весь земной
только пригрезился им на чуток -
колокол смолк и о прошлом молчок
спят почивают во сне как цари
леди и лорды старинной земли
лето и осень, весной и зимой
Господи души ты их упокой!!!

АВТОРСКОЕ ПРОЧТЕНИЕ!.. Иначе это не перевод, а формалистическая Каббала ВЕЧНОГО НЕДОПОНИМАНИЯ! НЕСУРАЗНОСТЬ, ФОРМАЛИСТИКА, ПОЧТИ ГЛУПОСТЬ!
Любой сухой подстрочник надо переводить через подстрочник души... В итоге явлен Маршак...

При том, при сем, при том при сём, при том при всём при этом
Маршак остался Маршаком, а Роберт Бернс ПОЭТОМ...

Давайте решим... Или поэтить, или получать недоконфликтный недопереведенный недотекст... Я предпочитаю учиться у Самуэля Яковлевича Маршака

Шалтай-Болтай сидел на стене
Шалтай-Болтай свалился во сне
И вся королевская конница
и вся королевская рать
не могут Шалтая
не могут Болтая
Шаллтая-Болтая собрать!

Мой перевод экпромтен... По подстрочнику... Для меня не авторитетно любое имя... Для меня авторитетна МУЗЫКА ПЕРВОИСТОЧНИКА... В предложеннном переводе она была убита и к тому же зло выщерблена... Едва не матерясь сел посмотреть, как сжать и сделать более читабельным в мире славян восточных... На авторитарность великих переводчиков мне начхать! В 16 веке я жил верно в Шотландии, сэр...
я, простите, поэт с устоявшейся строфикой, ритмикой, этическими и эстетическими ощущениями... Прочее от лукавого... Поэтической критики вообще не терплю, но принимаю только её отдельные лакомые кусочки... Прочее во вред поэтам пишут несостоявшиеся прозаики-и-и... Увы и ах... Отбой! Второй час ночи...

Заключительная реплика Алексея Рата:

С Вами не согласятся очень многие женщины... Именно женщины тонко чувствуют какие-то почти неуловимые нюансы... возможно мое ощущение тесно связано с громадным влиянием на меня именно женской поэтики, начиная еще от Сапфо... smile
Существует несколько известных версий перевода этого стихотворения, я привел тот, который в свое время произвел на меня неизгладимое впечатление, но если Вам нравится этот перевод - превосходно! Полагаю, что Каммингс от наличия многих переводов не пострадает. Собственно поэтому я и привел его собственный текст... smile
Уверен, Владимир Львович с Вами не согласится... Впрочем ведь потому и Автор, что спорит с целым миром... smile А может это и хорошо? Вы ведь с ним тоже ни в чем не соглашаетесь smile
У Вас, кстати, очень замечательный учитель... дай Бог каждому!

Уточняю ссылочку:
http://www.uspoetry.ru/poem/20
:)