Дождь

Дата: 16-10-2008 | 22:04:08

Дождь В. Щебланову


Плескался по кронам ветер,
окалиною листвы
стекая с покорных веток,
листая теней пласты.

Был друг мой в беде, как в робе,
а лес замирал, дрожа.
Литье листопада пробил
отвесный мираж дождя.

Тореро-закат свободен,
уходит, взмахнув плащом.
Корриде не быть сегодня,
сегодня мой друг прощён.

На лоб его легкой дланью
ложится омытый лист.
И слит с обновленной далью,
порыв, что как сполох чист.

Струятся земные соки
разливами рек и лет.
Серебряною осокой
прорезан вечерний свет.

Бредем сквозь ивняк прохлады,
словесный отбросив тик,
туда, где нетленным кладом
надежды горит родник.

И прячется вечер в клёнах,
и свет в переливах струн.
И кажется маг-Чюрлёнис
ткет вечность из звонких струй.

Земля в акварельной ризе
остужена и тиха.
И словно в бессмертье виза
начальный аккорд стиха.

В бессмертье не славы в смысле –
то звон листопада, миф
бессмертная плазма мысли
миров изначальный мир.

Не сказочно – идеальный,
слетающий с мифов, с Вед;
но, самый, что есть, реальный,
снедающий нас, как свет.

Когда мы от снов кошмарных
отходим, едва дыша,
мы в страхе, как в маске марли,
бежим от тебя,
Душа!

Тот лезет в стихи, тот в атом,
мне дорог ветров гобой;
а друг мой –
он психиатр –
единственный – за тобой.

Рвёт печень его полудней
науки его престиж.
Но в полночь – он стон, по людям –
бессилье ему прости!

Он болен чумным разладом
меж многими и тобой.
За сумрак веков расплата,
горящая эта боль.

Весь, в латах вранья, как в жести,
когда он с трибун
гремит
триумфом.
Со мной – он честен –
твою темноту громит.

Он мне говорит: «Вторженье
немыслимо в стан её –
она ведь лишь отраженье,
лишь видение моё».

А то вдруг уйдет в молчанье
и рявкнет от муки зло:
«Но знаешь ты,
как ночами
берёт она на излом?!

Плевать, что не так учили –
ведь это тупик, хана!
Ты думаешь, мы причина?!
Врёшь, парень,
она. Она!»

Он нервно прибавит шагу.
В мозаике, листьев, след.
А дождь напевает сагу,
над млечностью рек и лет.

Вот ветер вплывает в поле
летучим корветом мглы.
А дождь утоляет боли,
водою живой омыв.

В нас зреет азарт идущих
сквозь мерзь изуверских смет.
А дождь открывает в душах
миров изначальный свет.
9/2-78 г.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!