Три встречи

Человек живёт в мире ритмических событий, ритм сопровождает его ударами сердца, сменой дня и ночи, месяцев, сезонов и лет... Но это лишь верхушка айсберга - ритмы пронизывают нашу жизнь гораздо глубже.

Давно заметил, что двое встречаются определяющим образом три первых раза. Речь именно о встречах, не о мимолётных пересечениях. Первая встреча (энергетическая) освобождает взаимную энергию прошлой жизни обоих, их разность потенциалов; вторая (сердечная) - реализует их возможности взаимной жизни; третья (творческая) - закладывает фундамент будущего. Как реализуются три встречи - так развернётся потом общение этих двух людей. Это не фатально, но очень значимо.
В самых напряжённых случаях встречи следуют через 3 дня, а затем, если общение удалось, 3-хдневный ритм прослеживается несколько месяцев и даже лет (как и, например, 7-дневный). Это похоже на волны, круги по воде. Так было с Никой, так, впоследствии, с женой. Так было, менее выраженно, со многими людьми.

Одно из общений я всегда вспоминаю со светлым волнением. У станции электрички, в обыденной толпе, я заметил, как "разрывается реальность" - происходит что-то, чего не может быть. Толпу рассекала женщина в чёрной, почти монашеской длинной одежде. Она шла, как плыла, не поднимая глаз. Иконописное лицо в узком проёме платка. Иноприродным здешнему миру было даже не одеяние и движение, а самый дух, от которого у меня "засвистело в ушах". Я проводил её взглядом, но не решился подойти.

Много позже, сходя с ночного поезда на той же станции, я увидел её впереди себя - и тут нам было по пути. В переходе к ней пристали хулиганы, но она, опустив голову, перекрестилась, и это, видимо, ошеломило раннеперестроечных ребят: они глупо заржали. Я догнал её на лестнице и как-то представился. Мы пошли, она слушала. И вдруг сказала: "Вглядитесь в это озеро". Я, вошёл взором в воду, затем мы пошли дальше... После раздумия она несколько горестно проговорила: "Вы действуете недопустимо - отдаёте силы туда, куда нельзя отдавать. По вашему взгляду в озеро это стало особенно ясно. Вода притягивает. Вы не бережёте силы, данные Вам". Мы поговорили ещё. Впереди возникла крикливая компания, замолчавшая при нашем приближении. Вглядевшись в их души, я увидел "нехороший интерес" к нам. Взвесив ощущения, оценил опасность как примерно 70-процентную. Спутница это тоже поняла и вся напряглась. Но для меня это было тогда привычным делом - нашёл несколько доминантных лиц, сместил их внимание на взаимные проблемы и вдобавок внёс лёгкий паралич в целом на компанию (на большее меня бы не хватило). Молиться я тогда почти не умел. Мы прошли в двух шагах от ребят и через минуту она поблагодарила меня - в общем, она всё почувствовала, даже сильно удивилась. Я прочёл ей свои стихи под звёздным небом - и поднял ладонь для прощания.

Через несколько лет, 1 декабря 89-го года, хлопнув Никиной дверью после очередной сердечной мясорубки, я шёл с разорванной душой домой, - и в холле Павелецкого вокзала между снующими людьми стояла она, эта женщина. На ней была дорогая, изящная шуба, лишь подчёркивавшая невозможную в конце 20-го века осанку блоковской Незнакомки. Сразу узнав её, подошёл... "Я ждала Вас", - сказала она, смотря куда-то чуть вниз и в сторону. "Я в прошлый раз подумала, что мы уже не увидимся. На Вас лежала смертная печать". Потом был мой рассказ об ужасе этих дней, о годе ада. "Быть может, она Ваш враг. Вам нужно разорвать с ней отношения. Уйти от неё." Это было как обухом по голове. "Нет! Нет! Нет!" - кричал я мысленно. "Нет", - ответил я. "Жаль... А я думала, что Вы будете с нами..." Но что-то сдвинулось в груди. Разрыв с Никой был зачат в этот день и совершён был, со слезами и на коленях средь толпы, с воздетыми в молнии и ливень руками, ровно через 9 месяцев.

Встречи... Я помню, как воздевал ладонь, встречаясь или прощаясь, с тысячами людей. Это богатство, которое от нас никто не отнимет. Ритмы мы наполняем жизнью, которая сама - ритм, волна. Помню стихи, написанные через 7 дней после нашей последней, 3-й встречи с той женщиной, под впечатлением от её слов:

Пусть я снова
    остался без сил,
Запелёнутый
    смертной печатью,
Но кому-то
    ладонь отворил
Для разлуки
    и рукопожатья.




Альберт Бурыкин, 2008

Сертификат Поэзия.ру: серия 839 № 65135 от 13.10.2008

0 | 0 | 1874 | 19.04.2024. 04:50:26

Произведение оценили (+): []

Произведение оценили (-): []


Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать публикацию.