Инвентаризации сентября…

Дата: 19-09-2008 | 12:04:57

1.
Приорат Сион от превратных грёз… Здесь обрел покой да терновый крест
и глядит с икон в дымке тубероз, чей едва-едва слышен анапест.

Речь его чиста – он не предал сны. Явлен был в те дни, когда мир устал.
И собрав в щепоть тонкие персты, Он явил в миру всепрощать Устав.

И присохла кровь к телу одному, и пристала боль, и сорвалась речь.
Но открылся путь к Богу самому, и отныне он в праве был истечь.

В благость прихожан да в поверье жён, да в земной анклав… Приорат Сион.

2.
В песочнице возводят пирамиды в прагматике не детской малыши.
Их прагматизм сжигает неликвиды востребованной солнечной души.

Великого всегдашнего, с натяжкой – на первое, второе и компот.
В компоте муха плавает, бедняжка, как в Балаклавской бухте атомфлот.

Под флагами услышаны обиды – трех океанов и семи морей,
в которых лет прошедших неликвиды мы топим без опорных якорей.

И солнечного времени растяжку сверяем не по гномону минут,
хоть видим своё будущее тяжким на дне бутылки водки «Абсолют»

3.

Логика бригадных генералов – перекрыть дыхание земли,
в блокпосты назначив камневалов до седой коломенской версты.

Вдоль фронтов промчаться вестовые боль резонить шквалами атак.
Кто убит – того уже забыли. Боль прошла – остался артефакт.

Артефакты трупных номиналов генералам вешают на грудь
в виде орденков от коновалов – тех, кто на куски планету рвут…

4.
А куда летит ворона, коль не крадена корона?
Коль не ждут её у трона подле солнечных ворот.
Пролетая мимо трона, умыкнет она корону.
Эта песенка знакома с дальних лет который год.

В сказке – рыцари в забралах и в коронах короли.
Только лет пройдет немало, прежде чем устанем мы
верить в сказочное чудо без кронпринцев и корон –
белоснежки отовсюду ищут сказочный альков.

5.
***Почти по Ванге

Дошли братушки до Варшавы. Седая изморозь судьбы
вела их в жесткие анклавы – в поморье, к краешку земли.

Они искали приработок, забыв песчаный Слынчев Бряг.
Забыв родимые Родопы, где жилось прежде без напряг.

Где подле каждого колодца взрывались в полночь родники.
но стало мало токмо солнца, и боль прорвала кадыки.

Теперь и им мантырить вал… Европу тащит в океан…

6.

... По истечению времени давнего сели славяне по речке Дунаю...

... по истечению время печального вышли они на святой Борисфен...


"Повесть временных лет"


По Андреевскому спуску разгласился голос ломкий –
сленг английский на закуску после стольких лет и зим.
Здесь и русский был вприкуску – польский с идиш на догрузку,
и с украинским в подгрузку с «чай вере мене» земным.

Говорливо англосаксы рассекают слов размывы –
пузырятся на асфальте душ ушедших волдыри.
Здесь ходили ратоборцы – княжьих вотчин исполины
в этом древнем изначалье русской Матери-земли.

Англотрёп у дней руины –украинцы, Украина…
УкроАкры – нерухомОсть: покупай, бери без слёз
всё, чем прежде дорожили, всё, что попусту спустили,
потому что Украина нынче вся пошла вразнос.

Смальты выжгут лихолетье и оплавят на столетья
изумрудные лужайки гольфо-лунок торжеством.
Но однажды спросят дети: «Ну, а кто же мы на свете?
Чебурашки или йетти, или более никто?»

Здесь курчавые поэты и пейсатые раввины
вперемежку шли с мирами украинских дальних сёл,
над которыми Куинджи рисовал луны картины
от шевченковских знамений – суть Геракловых столбов.

«от села за дальней горкой дивный Боричев узвоз» –
от пригорка до пригорка чумаки ведут свой воз,
правят вечными быками, рассекая Млечный путь,
от Андреевского спуска к ним добраться – в пять минут!

Как угажена столица – чумакам и не приснится –
хают в мире украинцев англосаксы всех мастей.
В Киев выбрались скупиться, чтоб им разом провалиться
прямо к чертушке на ужин под укроп и сельдерей.

По Андреевскому спуску разглашался голос громкий.
Так похоже всё на ломку, будто ширку кто вколол
в украинскую столицу – стыд и боль её безлико
древним вытоком историй в злат-нуворишей камзол!

…по истечению прожитых лет гаснет славянства над Киевом свет….
-------------------------------------------------------------------------------------
«чай вере мене», азербайджанский язык – дайте, пожалуйста, чаю


Сентябрь 2008 г.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!