Из цикла "De profundis", 8 и 10.

Дата: 19-08-2008 | 01:39:16

8.

Я счёт вела весеннему цветенью,
Всю очерёдность помня назубок.
Катился в горку дней моих клубок –
Не ухватить по моему хотенью!

Дни вербные, багровых тополей
Пора, сиреней час и миг жасмина…
Уже о белом саде нет помина
И, что ни день, черешни кровь теплей.

И, что ни вечер, то заря печальней,
Что ни рассвет, пронзительней роса.
Твои, о прорва, чую голоса
В цветке – и приникаю всё отчаянней.

И, что ни месяц, то прощальный цвет
Летит, сорит, плывёт у края кубка,
И, что ни лепесток, – смертей зарубка;
А кубок полон, – мне пятнадцать лет.


10.

Август, – лужайки скошены, неба разгар, – виват!
Август, – цветы взъерошены, запах пригорьковат.
Отроческого – праздного,
Грозного, несуразного, –
Царства престольный град.

Прямо у подоконника плещется зелень лета.
Ангелы Рэя Конниффа тужат о персти света…
Август, – восторг погибели!
Плачи ли в небо, гимны ли, –
Нет на возврат билета.

Облачной фуры оторопь, жар, цепенеет лист, –
Дикая шкура отрока помнит столетий свист.
Август, – сплошная ссадина:
Пышен твой сад, Кассандра,
Огненный выдох чист.

Настежь твой рай зарницею, август, – хвала живым!
Стану раиной, птицею, раненым часовым;
В складках цыганской розы –
Трепетной Лакримозы
Сгустком предгрозовым.

2002г.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!