Капричос (Из книги "Путь и дом")

Дата: 11-07-2008 | 02:02:01

1

Где девчушки, голоногие поганки,
Прорасли в толпу, –
Ах, походка длинноюбочной цыганки,
Мах на всю стопу!

Ах, печаль, зеленоглаза и раскоса,
Вскинула копье.
Как пушистое соцветье абрикоса,
Щеки у нее.

У цыганки обозначилась ключица,
Чей-то лоб в жару...
Что-то будет, что-то дивное случится
Прежде, чем умру:

Песня-выползень, что брошена пролазой
Летой вдоль песка...
И всего-то ты цыганки светлоглазой
Беглая тоска.


2
Как это было, – где миги-затоны,
Пальцы согрев, остужали виски?..
В среду еще раскрывались бутоны –
В пятницу ветер сметал лепестки.

С кем это было, – прозрачные мели
Времени, звезды – секунд вороха?..
Давеча все тополя багровели –
Ныне к обочине льнет шелуха.

Как бы то ни было, этой простою
Песней дитя не смутить поутру.
Что с нами будет? – Костер за чертою
Жизни, беспечный костер на ветру...

3
Каждый встречный – сага о доходе,
А у светофоров нервный тик;
Саксофон в подземном переходе
Заклинает бледных Эвридик.

Что нам городища-горлопаны,
Вот тебе проулок, как завет:
На газоне бледные тюльпаны,
Одичавших вишен мелкоцвет –

Белый полог страху и хотенью,
Бледный рот, запечатленный ртом, –
Чтобы ты отважился – за тенью,
Да не оглянулся бы потом...


4
И вот уже вестница
Справила требу,
И звонкая лестница
Вскинута к небу:

Пропета кумой
Пучеглазой воды
Кратчайшей прямой –
От звезды до звезды.

Дворы до бровей
В белой пене пасхальной;
Вот-вот соловей
Отзовется нахальный,

Что выйдет убытками
Трезвости вето,
Что между кибитками
Скиния света,

Где, кроясь от львиного
Ока денницы,
Тебя я, невинного,
Целую в ресницы.


5
На благо ли, во вред, –
Судить грешно.
Пасхальный снят запрет
И пьем вино!

Венозное подобье,
Искры пляс:
Внезапный, исподлобья,
Просверк глаз...

О, матовый Восток
Дневных свечей,
Гранатовый цветок
В золе ночей!

Сей сумрак ядовит
И горьковат, –
За ангельский твой вид,
Сводящий в ад!


6
Зеркальным порожденьем
Утешились кусты,
Прельщенные виденьем
Весенней чистоты.

В них тягость первородства,
А пруд, потуплен ниц,
Как прозелень сиротства
В тени твоих ресниц.


7
Пора бесноваться весенней грозе –
Всё осторонь, искоса сполох пугливый...
Ах, видно, не вырасти гибкой лозе,
Не вскинуться в небо потупленной ивой.

А зелень – как хочешь, ее понимай,
Изменчивый взор призывая к ответу.
Ах, видно, не нам уготованный май
Спит в наших глазах, столь похожих по цвету!


8
Я нежить, кукла из соломки,
И голос изможден,
А ты – светящийся и ломкий,
Как ландыш под дождем.

Что у небес в горниле крепло
И что таится впрок?..
Вот полыхнем – и горстку пепла
Развеет ветерок.

Влетим в Эдем дежурной сказкой,
Как в яму ком земли...
Вот почему с такой опаской
Ты держишься вдали.


9
Прицелился лучник –
Где сердца броня?
Иосиф-обручник,
Призри на меня!

Ах, простоволоса
Весна напоказ!
О, чтоб мимо носа,
Меж пальцев, да с глаз!..

Есть пастбища, броды,
Есть ток для тетерь,
А я у природы
В реестре потерь.

А я, как на тризне
Пустая мечта:
Одна в чьей-то жизни,
Но вовсе не та!

Как страх – но без ночи;
Как рок – не судьба.
Что ж тупит он очи,
В прикусе губа?..

Ах, детского гнева
Заносчив галоп!..
Печальница Дева,
Целуй его в лоб.


10
Есть уложение строгое –
Круче судьбы или блажи
Время, и вот тебе впредь:
За год и за три – о, многое
Может случиться, и даже
Я ведь могу умереть.

Ты же, не верящий посвисту
Птицы; мечте потакая,
Уст не раскрывший, – блесна!.. –
Будешь искать меня попусту
В каждом лице, и такая
Будет немая весна...

11
Яд и чистая слеза,
Цветик цикламена!
Ах, зеленые глаза,
Вечная измена.

Увязает коготок,
Угодить святому
В затаившийся Восток,
В лунную истому!

Вкось и вскользь – и наповал:
Тихое мученье
Глаз – и амфорный овал,
Бледное свеченье!

Как зарок: гнезда не вей! –
Вечность – нет зазора:
Самовластие бровей,
Беззащитность взора!

Мне до ангелов – вершок,
Пусть и за гробами...
Ах, – достать бы тот пушок
Меж бровей – губами!..

12
Мнимый мой, сквозь горечь дыма,
Шумными торгами,
Путь цыганки – мимо, мимо
Легкими шагами.

Легких юбок мановенье –
Самообольщенье;
Мертвых губ прикосновенье –
Словно обращенье.

И в глазах зеленых, внешних –
Меч семи калений:
Вся тщета любовей здешних
И установлений.

Тучей пепла взвеяв горе,
Взламывая крыши,
"Я люблю", – летит сквозь зори
Все страшней и выше...

Пусть все воды при начале
Затвердили фразу, –
Если знаешь вкус печали,
Распознаешь сразу

Эту стать ничьих смуглянок
В поселеньи дымном
Под цыплячий писк полянок
Вслед венчальным гимнам...

Пламенеющей рябины
Пригоречь смешная!..
Но, изведав душ глубины,
Ты простишь мне, зная

Над чернеющей водою
Заносящей ногу –
Черно-белою звездою
Восходящей к Богу.

(апрель 1995 г.)

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!