Рабочее застолье…

Дата: 03-03-2008 | 10:43:35

1.
Пахнет корицей и хмелем… Всюду, куда не смотри,
Вахмистр сытый Емеля жрет на печи куличи.
Пахнет ладаном и хмелем, вечный работник Балда
ищет попа в опохмеле. Только усоп борода.

Негде разжиться алтыном, жрал бы Балда сальтисон,
Если бы не был кретином, выбив попа из кальсон.
Сказок хмельная удача, но в опохмеле народ
Ищет сто грамм, а в придачу, может, кто двести плеснет.
2.
Религия – всегда обман, но человеком движет Бог,
А весь иной судьбы дурман – тут для себя уже кто смог.
Судебник истин прописных – и ни туды, и ни сюды –
Как тараканам без воды бегут в арктические льды.
3.
Мы становимся с годами сами страхами своими,
Свято верим, что у плахи будем столь же заводными,
Как когда-то в звонкоречье нашей мудрости земной.
Это так по-человечьи, хоть и скоро на покой.
4.
Частный сыск таланта своего до того отменно портит нервы,
Что порой у жизни, как у стервы, выпросишь хмельное молоко.
И упьешься им не для забавы, для расправы собственно с собой,
Потому что сам уже по праву ты и гений, и земной изгой…
5.
А давай посидим да поокаем на излучине прошлых эпох.
Хорошо ли мы жили иль плохо ли – понимает один только Бог.
Да, бесспорно мы мира наперсники, и, бесспорно в нем горечи след,
Но уходят уже наши сверстники за черту каламбуристых лет.
6.
Обмани мой мир своим, а затем ещё иначе –
Вот такая незадача – я тобою не любим.
Обмани меня собой, перервав на полуслове,
Все, что жило в птицелове, отлетело в птичий клин.

Улетело навсегда. Пилигримы ищут чудо.
Только где оно, откуда – только как с ним и куда?
Я с тобой давно уже пережил предвестье рая,
То, вздыхая, засыхая, то, срывая якоря.

Птичьим стаям якоря не привесишь в мире этом –
Упорхнула на рассвете в птичью стаю жизнь моя.
Обмани мой мир судьбой, обмакни его в причастье.
За которым все несчастья отойдут сами собой.

Не обманывай меня на житейском полустанке –
Бог сыграет на тальянка нашу жизнь от А до Я.
7.
Притемнили, причудили исторический портал,
Ну а правду подзабыли. Вам на что она, кагал?
Парт-ячейки в парке старом грусть на лавочках жуют,
Съезды, пьянки, партшалавы скуку осени прервут.

Ах, как было кологриво, отрывался партактив
Сучно-дрючно, прихотливо… Сладких грез аперитив…
Всё на ять, да мать, да иже… Дальше лозунги плывут:
Мы за вас, да в тать… Бесстыже о народной пользе врут.

Ах, вы сучье поколенье, ах, вы выбл@ди веков,
Впрочем, что там, в нас прозренье обнаружилось потом.
И в алькове подле мира, что ушел от нас на век,
Мы свои точили лиры, а они смешили тех.

Кто опять дорвался к власти, прихватив десницу зла.
Вновь грозимся рвать на части власти алчные чресла.
8.
Я по матери жидеев сын. Для меня и боль Отчизны – сплин.
Приморозило мне душу в Покрова. Под иконами козацкими – снега.
Над иконами козацкими – рот фронт! Солидарии сгущаются в компот.
И уже от этой юшке на крови протекают в исторические дни…

Кто на исповедь, кто каплей в сад Камней – то ли дождь, а то ли небо волдырей!
Наволдырилась у каждого душа, только нету за душою ни гроша.
Если боль такую ведал – опиши со своей доисторической глуши,
А не ведал, не лечи моих мозгов, отступись от этих проклятых оков.

Я тебя не проведу сквозь сад камней. Сам от ужасов эпохи каменей.
Если ты сегодня даже Вини-Пух – жизнь сумеет пообщипывать твой пух!
9.
Это я в проекции «игноре», это вы в проекции «всегда» –
Между нами ссоры и раздоры, между нами горе не беда,
Между нами стоковые хляби, терриконы выжатого прочь –
не смотри на глянец водной зяби – не всегда за ней приходит ночь.

Иногда и гению трудится над шлифовкой выпала судьба,
Хоть мелькали города и лица – всё стерпелось: горе не беда.
Я ещё не знаю всех извилин и излучин будущих побед.
Я ещё покамест обезличен, но уже зову страны комбед!

декабрь 2007 г. – март 2008 г.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!