Мне ничего не надо

Дата: 30-09-2007 | 18:55:27

"Любовь, как истина темна,
и, как полынь, горька..."
М.К.Щ.

Поры счастливой
отраженье...
Красавицы моей
печально выраженье.
Молчит.
Я тоже, разумеется, молчу
и к примирению
не делаю движенья.

Минута, две проходят,
как в немом кино.
Скребут на сердце кошки.
Мать честная!
"Прости!" - рыдает...

"Хочешь эскимо?"
"Н-е-е-е-е-т!"
"А два?"
Подумала:
"Не знаю".
.....................

Мне в зоркости зрачка
сравниться трудно с ней,
осмысленность в речах
является всё чаще -
к примеру:
"панцирь - это памперс черепаший".
И не поспоришь.
Ей видней.

....................
...и жить, и знать -
ты "самыйлучшийдорогой".
В три года даме
невозможно быть другой.

***
Очнуться наконец.
открыть глаза.
Сквозь шарканье метлы
услышать речь живую
консъержки с дворником.
Поверить -
"существую",
смотреть в окно.

Холодная слеза
рисует на стекле
зигзаг замысловатый.
Останкинская башня
серой ватой
укрыта
от макушки до колен.
Ждать от погоды
в это время перемен
ещё глупей, чем от себя,
и столь же безнадёжно.
На проводе ворона
каркает тревожно,
обижена на весь
вороний белый свет.

Поскольку сыра в клюве нет,
и не было,
заметим, кстати,
с чего, казалось бы,
и плакать об утрате?
Простительная слабость
для живых существ.
В природе вообще
коррозия веществ
замечена везде.
Избыток влаги
приводит к карканью одних,
других - к листу бумаги.

День всё светлей.
За перспективой пустоту
душа потерянная
угадать готова
и за спасеньем
обращается к листу
и прячет между строк
единственное слово.

***
Набросок бледен.
За немыслимостью лет
остался грифель,
акварель сошла на нет...

Едва заметно
лёгкой шторы колыханье.
Стихает всё.
Густеет сумеречный цвет.
Ты распускаешь волосы -
так чёток силуэт,
что за толчками сердца
не поспеть дыханью...

И не было примет
понять, что с нами будет,
у перекрёстка судеб
летящими на свет.

***
Мне ничего не надо.
Того, что есть,
на сегодня хватит.
Свет поутру в окошке,
семь нот в запасе,
чернил в избытке.
Музыка абсолютна.
Её невольник
за то и платит.
Дёшево это стоит.
Не всяк захочет
подобной пытки.

Можно стоять на вахте,
бежать на месте,
дымить на рейде.
Можно пробиться в люди,
служить народу -
итог известен.
Можно всю жизнь копаться
или на грядке, или во Фрейде.
Можно, всё то что можно,
а что не можно -
торг неуместен.

Вот потому нет дела
до притяженья
душе нетленной.
Только махнуть крылами,
небесной тяге
своей внимая,
только бы растворяясь
в почти желанной,
пустой вселенной
снова услышать голос,
далёкий голос...
Других не знаю.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!